06.01.2015
Лондон. Перемены. К лучшему?

 

Ну что можно сказать про Лондон, имея опыт его посещения с 1993 года? Или говорить много и долго, или ничего. Я выберу третий путь, напишу о своем взгляде на те изменения, которые происходят с британской столицей  в последние годы. Какое то время я их не замечал. А тут вдруг, во время своей последней командировки на PLASA, мне вся эта история встала перед глазами в полный рост.


PLASA уже второй год как переехала из замечательного и уютного Earl`s Court в новый огромный и далёкий ExCel, попахивающий своим арабским происхождением. Теперь до центра можно добраться пересев с DLR( Duckland light railway, легкое метро района Докленд) на метро не меньше чем за час, и вообще здесь не чувствуешь себя в Лондоне.

 

Но речь не об этом, хотя впечатление от проживания в районе нового выставочного комплекса, безусловно, наслаиваются на общее видение изменений, происходящих в городе.

 

А происходит вот что.

 

Лондон – город, в котором вращаются деньги. Крупные международные корпорации открывают здесь свои офисы, потому что это … престижно, наверное. Но город для огромных офисов не приспособлен, также как Рим, например. Вот Гонконг – пожалуйста, город офисных небоскребов, а Рим или Лондон – нет. Но если Рим еще держится, то Лондон сдался, да ещё как сдался! С потрохами!

Начал строить офисные коробки. Как раз для этого еще лет 20 назад начали застраивать район Canary Wharf. Дальше – больше. На окраинах места недостаточно престижные, начали центр раскапывать. И вот уже привычный силуэт города  с Парламентом, Tower bridge, London Eye ( Да, да приняли мы его, оно уже стало частью городского силуэта) «прорастает» огурцом Фостера, телефонной трубкой Walkie Talkie,  коробками новой застройки правого берега.

 

Это мы про офисы. А планктон, который там работает?

 

Поехали с Армином и Флорианом из ETC поужинать в район Canary Wharf, время – конец рабочего дня. Поднимаю голову вверх, стеклянные коробки в десятки этажей освещены внутренним освещением и столы, столы, столы… А за ними сидят люди, люди, люди… За компьютерами.

 

Им надо где-то спать.

Поэтому для них строят спальные блоки. 
Чем ближе офис к центру, тем престижнее, чем ближе койка к офису в центре, тем дороже.

 

И вот уже пошёл работать топор девелопера. 
Представьте – переезжаю Темзу по  знаменитому мосту Tower bridge, а на «той» стороне буквально к мосту прилепился кран, который строит что-то из апартаментов прямо в 10 метрах от моста! Целые кварталы однотипного жилья, похожие на наши хрущёвки. А ведь на их месте что-то стояло, не могло не стоять, это же историческая часть города. Напротив, за tower, тоже повырастали многоэтажки, да что там, иду по Strand, на углу строительная техника вовсю кромсает саму историю Королевства! Помните знаменитую Лондонскую электростанцию с обложки Animals Pink Floyd? Малазийский пенсионный фонд инвестировал средства в строительство новых апартаментов на бывшей фабрике и вокруг. И уже узнаваемый силуэт с трубами начал меняться.

 

Кто живет в этих ульях? Те самые офисные работники. Которые приехали в Лондон на время – три месяца, полгода, год, два. Представьте – в таких кварталах нет сквериков, детских садов, школ. Потому что нет детей. Люди приезжают заработать деньги, о каких детях может быть речь?  Самый популярный формат – одна спальня. Я заходил и видел. Спальня – капсула, чуть-чуть больше кровати. Жилая комната, совмещенная с кухней. Все стандартно, холодильник, плита, ящики, в углу низкий стол с креслами, напротив на стене – телевизор. Стекло в пол – за окном – Лондон.  Всё. 
Все апартаменты одинаковы. Где-то в ящиках встроена стиральная машина,  небольшие кладовки, а в них – чемоданы с неоторванными багажными бирками. Всё временно.

 

Как я это увидел? Написал в одно из лондонских агентств по продаже и аренде недвижимости. Вот, типа, интересно. Менеджер показал мне на выбор 5-6 вариантов. Кстати, очень грамотный молодой человек, спасибо ему. Смотрели апартаменты, в которых живут люди. Причем в некоторые мы заходили в присутствие проживающих. Что поразило – никакого любопытства, абсолютное равнодушие, будто нас нет, продолжают заниматься своим делом.
Никто не знает соседей, у дверей нет коврика, а на стене – четырехзначный номер апартаментов. Общежитие нового века, где никто никого не знает, никто не имеет корней и всё временно.

 

Я офигел. Что происходит с одним из величайших городов мира?

 

Или я зря это?

 

IMG_3884.JPG

 

 

Написал 6.01.2015  в самолете, летевшем рейсом Москва-Гавана.

 

 

 

 

4 ноября 2012
С праздником!