Новая Зеландия

Дальше почти некуда.

Наше путешествие в Новую Зеландию.

январь–февраль 2009

 

Содержание
 

  Прелюдия. Почему Новая Зеландия?
  Подготовка
25.01.09 Полёт
27.01.09 Первый день в НЗ. Окленд
28.01.09 Поехали! Полуостров Coromandol
29.01.09 Роторуа. Вулканический Остров Белый
30.01.09 Таупо. Термальные аттракционы. Самый красивый лодж
31.01.09 Пешеходная тропа. River Queen – волшебная река
01.02.09 Переезд в Веллингтон
02.02.09 Тюлени – олени. Кайкоура
03.02.09 Поход в пещеры
04.02.09 Золотая лихорадка. Семейное фото. Озеро Matheson
05.02.09 Лётный день – Fox Glacier и Wanako
06.02.09 Queenstown. Azur – взгляд из ванной
07.02.09 Мужество Жени
08.02.09 Пара обломов, но в целом всё – не так уж плохо
09.02.09 Планеристы
10.02.09 Завтрак на mount George. Переезд в Christchurcн
11.02.09 Завтрак с пингвинами. Улетаем

 

Прелюдия.

Почему Новая Зеландия (Далее НЗ)?

 

 

Собственно, ещё в ноябре мне в голову засела идея слетать в Бирму, то бишь Мьянму. Связался с агентством, они предложили стандартный маршрут: – Янгун – Баган – Мандалай – озеро Инле – Янгун. В принципе он меня удовлетворил. Особенно интересно мне было побывать в долине 1000 ступ в Багане, да и озеро с плавучими островами привлекало внимание. Но тут, на очередном заседании Андреевского клуба (Чуенко, Богеры, мы), Саша предложил поехать в НЗ, воспользовавшись поводом – проведение Всемирного картофельного конгресса в марте в городе Крайсчёрч на Южном острове. Слегка выпив, мы все быстро и с энтузиазмом согласились. Однако на следующий день в голове появились вопросы – если лететь, то заодно и в Австралию, значит, нужно много времени с учётом перелёта. А куда девать детей? У Алексея, судя по всему, появился вопрос – а сколько это может стоить?

На следующем заседании клуба Алексей мягко отодвинулся в сторону, мы с Чуенко решили попробовать поехать в начале февраля, во время студенческих каникул, с тем, чтобы взять с собой Катю и Аню.

На мой робкий вопрос Тане: «А в Бирму поедем?» последовало решительное: «Нет! Ты что, спятил?». Резонно…

Следовательно, от Бирмы пришлось отказаться до следующей оказии (ехать туда можно только зимой – там в это время +30, а летом – нестерпимая жара + 45 и влажность), я начал готовить историю про НЗ и Австралию. Съездил в пару агентств, они предложили какие-то варианты, но из-за отсутствия знаний, я не мог выбрать то, что мне нужно. Тем не менее, я отправил по «мылу» примерную программу семье Чуенко. Прочитав её, Света сказала:  «Вы что, смерти моей хотите?» Дело в том, чтобы посмотреть НЗ и Австралию надо всё время перемещаться, причём, чаще всего ещё и на самолётах. А Светлана неважно переносит перелёты, особенно в первой половине дня. Я понял, что у нас разные задачи. Семья Чуенко за спокойный отдых без переездов, мне же надо побольше посмотреть. Чуенко тоже отвалились. А я уже разогрелся! Уже куплен путеводитель по НЗ – Dorling & Kindersley за 2500 руб. Перелопачено приличное количество материалов в Интернете. Не отступать же! Тем более в Бирму уже не едем! Я продолжил подготовку.

На семейном совете решили ехать все вместе – за домом пообещали присмотреть Сергей и Татьяна. Уточнил у Кати, когда каникулы у неё – с 25.01 при условии, что у неё не будет хвостов на пересдачу. Женя, соответственно, будет прогуливать школу.

Что-то меня смущали все предложения от московских агентств. Перелететь на край света и не увидеть чего-то важного я не хотел. И тут мне повезло – в интернете я натолкнулся на сайт www.nz-nz.com. Сайт о Новой Зеландии на русском языке разработан нашей бывшей соотечественницей Надеждой Звягиной, которая 13 лет живёт в НЗ. Ей 36 лет, закончила СПбГУ, зоологический факультет, переехала на ПМЖ в НЗ. Семь лет работала на министерство охраны окружающей среды (department of conservation), из них 4 года моталась по экспедициям, составляя карту растительного мира НЗ, забираясь в самые дикие уголки. Сейчас зарабатывает на жизнь гидом по НЗ, либо, составляя за 400 евро маршрут, бронируя проживание и всякие развлечения, либо водит группы сама за 200 евро в день + расходы на питание и проживание. Ещё и говорит по-русски! Я написал письмо, хотя надежды было мало. Надежды, Нади было достаточно, просто наша зима – это лето в НЗ, а февраль – разгар лета и пик туристического сезона. Наверняка она уже занята. Но нам повезло – неожиданно она оказалась свободна, у неё отвалилась другая группа. Мы стали активно готовиться.
 

Подготовка

 

Для начала, по её совету, мы отказались от посещения Австралии. Когда я объяснил, что мы прилетим 26–27.01, а улетим 11.02, она заявила, что этого слишком мало не только для 2-х стран, а даже для одной НЗ. Конечно, Надя смотрела на мир своими глазами. Как она потом рассказывала, её путешествия по другим странам могли продолжаться и 2 месяца, но надо понимать, что Надя не обременена брачными узами (хотя упоминала местного гражданского мужа, который тоже не вылезает из экспедиций, правда, отдельных от Надиных) и наличием детей. Но я всё-таки решил прислушаться к её советам и оставил одну НЗ. Хотя, уж раз добрались до такого дальнего уголка, надо было остановиться в Австралии на 2–3 дня, отметиться и посмотреть – стоит ещё раз лететь, или достаточно галочку в список поставить.

Надино агентство – это она сама. К тому же она в НЗ, а не в Москве. Значит, подать документы на визы не может. Надо делать самому. Надя прислала мне рекомендации по оформлению документов для получения визы. Главное, доказать, что у тебя много денег и есть якорь в России, к которому ты обязательно должен вернуться. Мы это уже знаем по другим посольствам. Отягощающим обстоятельством является необходимость заверенного нотариально перевода на английский всех прилагаемых документов – справок из школы, института, страниц гражданского паспорта и т.д. Я обратился за помощью в агентство, с которым работает Дока. Сначала они долго отпирались, мол слишком мало времени. Как, говорю, мало? Там переводить нечего – в справке десять слов. Ладно – уговорили с Олей Новиковой. Отправил Борю – водителя с документами в агентство. Возвращается – с нас взяли 17 000 рублей!!! Это – 500 евро почти! Позвонил с разборками. Ну, мы взяли за срочность – у Вас было 17 страниц. А то, что на странице 10 слов – неважно. Разругался я с ними. И запретил Доке с ними работать на будущее. Сам поехал в посольство, перед этим до двух ночи разбирая и сортируя документы.

Симпатичный особняк в стиле модерн на Поварской улице. Перед окошком – 2–3 человека. Подаю аккуратно разложенные предварительно по файлам документы. Приёмщица: «Выньте, пожалуйста, всё из файлов. А зачем Вы справку из института принесли – понятно, что у них сейчас каникулы. Да, и вот эти документы, в общем-то, лишние – справки из банка достаточно…» Блин! Столько сил потратил!

Приёмщица посмотрела на дату вылета – что-то вы поздновато (за неделю, официально – 2 недели), ладно – как будут готовы документы, мы Вам позвоним.

Вечером того же дня мне пришло письмо по «мылу»: «Ваши документы готовы!» Стоило так накручивать!
Ладно! С визами разобрались, пора заниматься билетами. После перелёта в Чили и обратно эконом классом я решил – дальние полёты только бизнес классом. Несмотря на финансовые издержки. Долететь до НЗ можно разными способами, но не одного прямого перелёта. Например, через Гонконг, Дубай, Токио. Но большинство перелётов в три колена и с неудобными стыковками – надо соединять полётные сегменты с редкой частотой. Все рекомендуют Singapore airlines – 2 колена, удобная стыковка на пути туда – всего 3 часа, и 9 часов – на пути обратно. Но можно выйти в город – провести время. Сам связался с офисом авиакомпании в Москве. Вместе с оператором по имени Надежда поискали билеты: два (или три?) разговора, каждый продолжительностью около часа! – и билеты забронированы! Курс пляшет. Внутренний курс компании – 41, 5 рубля, а ЦБ уже зашкаливает за 42. Но внутренний курс меняется раз в неделю по средам. Надо успеть! – на таких дорогих билетах экономия приличная. Чтобы не ехать в офис – билеты электронные – пытаюсь оплатить с банковской карты. Накачал на Визу денег в ИТБ и попросил авиакомпанию снять. А не снимается! У карты лимит снятия. Звоню в банк Яшкиной – снимите блокировку! Для этого надо получить разрешение из центрального офиса в Москве, а рабочий день заканчивается. К тому же я выяснил, что офис в Сингапуре снимает с карты евро, а, следовательно, пересчитывает в рубли по курсу ЦБ. Вот и вся моя экономия. Решил везти наличные и отменять часть уже совершённой транзакции по карте. Вроде получилось! Что-то много трудностей надо преодолевать!

Визы и билеты есть! Перевели дух и начали собираться в дорогу! Так далеко всей семьёй мы ещё никогда не забирались! Да и страна нам неизвестна. Я спросил совета у Нади. Её рекомендации меня несколько смутили – куртка с мембраной, ботинки для трекинга, рюкзак, крем от загара и минимум вещей в рюкзаках – не в чемоданах!

Для точности привожу фрагмент нашей переписки:

Что нужно:

1. Хорошие разношенные тур ботинки. Кроссовки не подойдут!!! Если турботинок нет, то их надо купить (так и так пригодятся на будущее) и начать разнашивать с первой же минуты (ходить по дому, на улице, в школе…) В ботинках надо откандылять как минимум 5 полных дней до того, как выходить на тропу.

Турботинки должны быть цельнокоженые и желательно с дышащим, но водонепроницаемым внутренним Gore-Tex покрытием. Такие башмаки стоят около 400$. Лучшая проверенная фирма LaSportiva (Италиа) модель Tibet – классная вещь, позволяющая забыть о мозолях и прочих ужасах активного туризма.

2. Серьезная специализированная туристическая куртка из тяжелого Gore-Tex. Нужно купить тот тип, который позволяет носить поверх куртки рюкзак. Облегченный вариант Gore-Tex не подойдет, так как не выдерживает стандартный новозеландский ливень. Куртку такого типа можно купить в специализированных магазинах альпснаряжения и горного туризма. Стоит она 300-500$. Деньги большие, но это возможно одно из лучших капиталовложений
всей жизни! Обеспечивает комфорт, дыхание, сухость… Незаменимая вещь!!!! Народ, приезжающий в НЗ без добротной куртки – это люди просто не заслуживающие удачи с погодой ))))

3. Штаны Gore-Tex (желательно на помочах). Хорошая вещь для тех, кто планирует прогулки в горах, гонки на глиссерах, рыбалки и другие типы активного отдыха. Gore-Tex должен быть тяжелый. Облегченный тонкий Gore-Tex – пустая трата денег, он слишком быстро изнашивается и промокает на сгибах, и если вы на него садитесь. Если уж покупать дорогую вещь, то покупать лучшее и самое надежное. Не пожалеете.

4. Шляпа от солнца. И мужчины и женщины должны иметь широкополые шляпы. Бейсболки категорически запрещены НЗ законодательством (ну или хотя бы должны быть запрещены))). Бейсболка не защищает уши и шею, которые стандартно сгорают до мяса в первые 3 дня новозеландского путешествия. Новая Зеландия находится под истощенным слоем озона. Ультрафиолетовая радиация здесь во много раз превышает привычную европейскую. Солнечный ожог возникает менее чем за час. У нас были клиенты – казахстанские альпинисты с обветренной загорелой кожей старых горцев. Стоило им один день забыть о шляпах и солнцезащитном креме и… кожа слезала слоями и ошметками в течение последующих 2х недель. Обгорание старит, иссушает кожу. Выглядит ужасно и не имеет ничего общего со здоровым цветом лица а ля Шамони. Пожалуйста, привезите поистине широкополую шляпу. Очень важно!!!! Никакие отговорки не принимаются!

5. Хороший солнцезащитный крем. Если вас встречает в аэропорте гид, то он снабдит вас кремом от солнца. Если это не предусмотрено в вашей программе, то кремом надо запастись еще до приезда в Новую Зеландию. Сила защиты должна быть не менее 30 SPF.

6. Легкая неприлегающая к телу рубашка из натурального волокна (шелк, лен или хлопок) с длинными рукавами и воротником. Это должно быть у всех мужчин, женщин, детей.

7. Легкие брюки, закрывающие всю ногу. Сделаны из искусственного, мгновенно сохнущего волокна (polyamide, полиэстер или нейлон). Покупаются в специализированных магазинах для горного туризма. Отличная вещь! Не пачкаются, мгновенно сохнут, легко стираются, дышат, не абсорбируют влагу. Желательно не черные. Более или менее свободные. Джинсы не нужны, они не подходят для активного туризма. Слишком тяжелы, впитывают влагу

8. Легкие кроссовки или сандалии

Шорты, трусы, носки, купальник, зубная щетка.

Я засомневался: Мне кажется пуховик – это излишне. А – в ответ: Спортивного класса легкий пуховик – лучшее приобретение моей злосчастной жизни. Единственное о чем жалею, это что не прикупила его годами ранее. В НЗ он просто не заменим! Честно говоря, он почти везде незаменим. Я не буду настаивать, вы и вправду можете избежать холодов. Но зачем рисковать? Тяжелые теплые куртки везти обременительно, а скатанный в почти ничто легкий пуховик – разумно. Стучать зубами на пароме или на круизе по фьорду – не самые хорошие воспоминания. Ловить завистливо-уважительные взгляды мерзнущих окружающий (коих будет достаточно) – совсем другое дело. Мой собственный пуховик вы будете видеть часто – на прокат не даю, самой нужен)). Как же  мне надоело тратить время на закупку утепляющей одежи на середине маршрута. Коли наняли лучшего в НЗ гида, так верьте ему!!!)))

А что ещё из вещей брать? По абсолютному минимуму. Мы будем очень много передвигаться. Чем больше чемоданов и барахла, тем больше с ними мороки. Они просто будут отнимать драгоценное время.

Можете взять дополнительную футболку и дополнительные теплые брюки. Платья не нужны вообще. Особенно те, что с открытыми плечами и шеями. У нас такой парадокс – либо пасмурно и ветрено, либо слишком солнечно (ультрафиолет). Если платье наилегчайшее (для прогулки от номера до сауны), тогда еще может найти применение, да и то с натяжкой.
Нормальную, гражданскую одежду? Нормальной гражданской одеждой тут считаются спортивные сандалии, легкие брюки и тонкая шерстяная водолазка – идеал НЗшного стиляжничества. Наденьте поверх этого пуховку и вы тут можете прожить весь год. Я хоть и с иронией, но не шучу.

Перед таким убеждением отступил даже я. Всей семьёй собрались и поехали в торговый центр «Экстрим» на Смольной. Огромное здание с 4-мя или 5-тью этажами спортивного и походного инвентаря! Этакая «горбушка» для туристов и спортсменов! Набрали спортивных курток с мембраной, термобельё, ботинки для трекинга, непромокаемые штаны для всех – на очень приличные деньги.

Что ещё? Фото и видео. Два Canon – EOS40 и EOS450, наша старая видеокамера, карты памяти на 24 мБ + портативный компьютер, куда можно сливать содержимое карт памяти при переполнении. Всё это уместилось в 3 чемодана, 2 большие дорожные сумки, кофр с фото и не поддающееся точному подсчёту количество рюкзаков. Таня, как всегда, главный сборщик! Пересортировала килограмм 80!
 

25–26.01.09 Полёт.
 

Выехали из дома примерно в 10-00. Дорога хорошая, доехали быстро. На стойке регистрации бизнес класса под ногами постелен мягкий коврик с надписью «business class». Посадочные талоны также на специальных бланках «business class» – внимание к деталям! В отличие от Шереметьево в Домодедово паспортный контроль и контроль безопасности для пассажиров бизнеса отдельный. Прошли всё очень быстро, коридор на выходе с контроля упирается в зал ожидания бизнеса – очень удобно! Детям, конечно, комфорт очень нравится, довольные улыбки скрыть не получается.

Вылетаем рейсом SQ62 Singapore Airlines в Сингапур. Вообще рейс проходящий, из Хьюстона. Есть ещё один рейс Москва – Сингапур, через Дубай. Но тот рейс обслуживает самолёт Boeing777–200, в котором «старый» бизнес-класс с уже известными креслами-коконами, а на нашем рейсе летают самолёты Boeing777–300 ER, в бизнес-классе которого стоят новые кресла. У каждого пассажира что-то похожее на мини-купе. На обратной стороне спинки закреплено на липучках постельное бельё, откидываешь – и постель расстелена. Лежать приходится по диагонали – во впередистоящем кресле сделано специальное углубление для ног. В спинке – большой экран мультимедийной системы. Кресло таких размеров, что мы с Женей сидели в нём вместе. Стюардессы похожи на восточных куколок в цветастых платьях, на лицах с толстым слоем румян – постоянные улыбки. Еда, напитки – на высоком уровне. В мультимедийной системе нашёл программу изучения иностранных языков, открыл итальянский язык. Конечно, там очень примитивный уровень, так – для баловства.

С учётом изысканной кухни, хорошего вина в неограниченном количестве и всяких развлечений (в меню развлекательной системы есть даже несколько фильмов на русском языке, «Кукушка», например) полёт продолжительностью более десяти часов прошёл без усталости. В Сингапур прилетели около 6 утра по местному времени. Перерыв между рейсами всего около 3-х часов, и двинулись дальше. Под крылом самолёта – Филиппины, Папуа Новая Гвинея и прочая экзотика. Виден океан и суша, покрытая зарослями леса. Признаков жизни не было видно, пока не появилась грязно-желтая река, извивающася среди зарослей. По её берегам расположились деревеньки, там своя жизнь. А я сижу у иллюминатора, совсем в другом мире и разглядываю их. Совсем как в кино, я видел когда-то – сидит человек у иллюминатора и смотрит на землю, а там, в захолустной степи, стоит мальчик и смотрит вслед самолёту. Так я и не узнал названия этого фильма – очень мне его хотелось с самого начала посмотреть.

Австралия целиком затянута облаками, только самый краешек открылся, когда пролетали город Brisbane. Дальше под нами только океан. Впереди – Новая Зеландия.
 

27.01.09 Первый день в НЗ. Окленд.
 

Прилетели строго по расписанию, в 23-40. Пограничник отнёсся лояльно, с биоконтролем тоже проблем не было. В специальной декларации надо ответить на вопросы – не везём ли мы в НЗ что-нибудь из продуктов, не было ли у нас контактов с дикими животными, растения в кармане не завалялись? Я, после долгих раздумий на борту самолёта, написал, что у нас в багаже имеется спортивная обувь. Того требовал вопрос анкеты – имеется в виду, что в спортивных ботинках ты ходишь по дикой природе и там, соответственно, можешь что-нибудь на них подхватить. Узнав, что ботинки мы только что купили в магазине, нас пропустили к сканерам. Там ещё раз обратили внимание на ботинки в багаже, но вытаскивать не стали, ограничившись моими заверениями в их новизне.

Встретила нас экскурсовод Надежда. Посадила в машину Toyota Previa – 8-местный минивэн белого цвета. В машине обнаружился ящик приличного размера с овощами и напитками, которые Надя заблаговременно закупила. Среди них – небольшой плод, похожий на очень крупную оливку – опыт НЗ селекционеров – новый сорт киви. Немножко вяжет и освежает – вкусно!

Отель Westin расположен на месте бывших доков, в бухте залива, в окружении огромных яхт. Современный дизайн, стеклянные стены, серый, белый, тёмно-коричневый цвета отделки. В ресторане, где мы завтракаем, стены набраны из панелей мрамора очень богатого рисунка, подсвеченного изнутри (как они там лампочки меняют?!) – впечатляет.
Совсем не спал – jet lag в чистом виде.

Встал с кровати, открыл окно, из которого вид на центральную часть города с небоскрёбами и главной городской достопримечательностью – телевизионной башней Sky Tower. Уже светло – на улице конец января – разгар лета в Южном полушарии. В отличие от меня Таня и Катя спали хорошо, Женя тоже спал, только проснулся рано. Завтрак стоимостью 32 NZ$ (1 NZ$= 0,4 евро) оказался вполне европейским – яичница, бекон, йогурт, мюсли.

В 10-30 за мной в отель заезжает Jeremy Collins – директор Selecon. Я заранее написал ему о своём визите, и мы договорились о встрече. Одновременно подъехала Надя – она заберёт Таню с ребятами и поедет гулять по городу, а потом к ним присоединюсь я.

Selecon оказался больше, чем я ожидал. Расположен прямо в Окленде, недалеко от центра, окружён частными жилыми домами. В компании работают 70 человек, офис и производство расположены вместе, между ними стеклянная стена, с тем, чтобы рабочий класс был ближе к служащим и интеллигенции. Кратко осмотрел производство, ничего там особо интересного нет, Jeremy хвастается японской системой организации производства, где каждая деталь на производство поступает в соответствии с повесткой, которая перемещается на стенде в соответствии с датой поставки.
Уже подъехали наши, и мы, уговорившись с Jeremy встретиться для ужина в ресторане на башне, поехали по городу. Погода облачная и часто меняется. То солнышко выглянет, то дождик моросит. Тепло и комфортно – плюс 20–23 градуса, но иногда налетает ветер. Город современный и, по большому счёту, не отличается от других современных городов мира. Немного разнообразия добавляет его расположение. Со всех сторон – воды Тихого океана и Тасманова моря, а холмы, на которых расположен Окленд, являются жерлами древних вулканов.

Мы отправились в музей. Вообще-то, он называется военный музей, но на указателе в городе он просто – МУЗЕЙ. Расположен на холме в окружении парка и, безусловно, доминирует над окрестностями. Войне там посвящён только третий этаж, а два других рассказывают об истории, быте и культуре маори – народности, проживающей в Новой Зеландии и на островах тихоокеанского архипелага, а также о животном и растительном мире НЗ, также есть детский отдел, и вулканический.

Надя достаточно хорошо ориентируется в истории маори, в животном и растительном мире. Поведала нам о том, что до прихода людей в НЗ (а люди здесь появились совсем недавно – всего 800 лет назад), острова населяли очень беспечные, ленивые и доверчивые животные, такие как птица Моа, у которой крылья отсутствовали даже на уровне рудиментов.

Рассказала о птичке, брачное токование которой может длиться несколько месяцев, во время которых самец непрерывно призывает самку, теряя при этом до 40% веса. Самка долго пробирается к самцу в горы, тот при виде её распускает крылья, пятится назад, у них происходит слияние, которое длится две минуты, и самка отправляется ковылять обратно. При этом если на его зов по каким-то причинам откликнулся кто-то другой – ничего, тоже сойдёт.

Пешком из музея – в центр, через парк, где Надя почему-то очень хотела прилечь на травку, мы её поддержали и тоже прилегли минут на пять, потом встали и продолжили путь. Издали послышался душераздирающий крик, и вдоль силуэта телебашни вниз рухнула фигура человека.

Это любимое НЗ развлечение – банджи джампинг, тарзанка по-нашему.

Однако она там не простая – человек как бы скользит по двум направляющим тросам, которые к тому же управляются. Как говорят, аттракцион начинается со свободного падения, потом человека притормаживают перед окнами ресторана, чтобы посетители могли глубоко насладиться своим превосходством над этим несчастным, а потом опять в свободное падение, заканчивающееся приземлением на специальную площадку, а не возвращением обратно.

Именно туда, на башню, мы и направляемся вечером в панорамный ресторан вместе с Jeremy и его супругой, имени которой никто не расслышал, но женщиной, безусловно, приятной. С походом в ресторан вышел лёгкий казус с моей стороны. Jeremy, после моего посещения фабрики, видимо, хотел сходить со мной пообедать, чем и закончить наше общение. Я же от ланча отказался, по причине сытости на тот момент и, в ответ, пригласил его вечером с нами в ресторан. Он сказал, что пойдёт только в том случае, если будет платить – ведь мы в НЗ, у него дома. А ведь нас 5 человек… Чтобы не скандалить – согласился. Хотя выглядело это, получается, как напросился.

Ресторан понравился. Действительно красивый вид. Тем более, на закате. Заливы, мост, порт, город. Еда тоже – я ел очень нежное филе говядины и салат с морскими гребешками. Но особой оценки заслуживает вино, которое выбрал Jeremy – Astrolabe. Фантастическое!!! Вдоволь наболтались – я, на удивление легко понимал их, а поэтому чувствовал себя комфортно и активно поддерживал беседу – где отдыхаем, как работаем, что едим, как и где учатся наши дети, а как вы с Таней встретились?...

При прощании Jeremy, пытаясь что-то вспомнить, сказал:  «Что-то перебрал я сегодня…». Уж не знаю, кто из них там за руль сел?

Да, ещё впечатление от Окленда. Вечером улицы абсолютно пустые. А по утрам народ бегает. А те, кто спешат на работу – часто с рюкзаками, иногда даже поверх черного классического костюма.
 

28.01.09 Поехали! Полуостров Coromandol.
 

Едем!

По многополосной дороге с интенсивным движением выезжаем из Окленда. Выезжаем долго: город – один из самых крупных по занимаемой площади в мире. Наш путь лежит на полуостров Coramandol. Из планируемых развлечений – ферма бабочек, купание, прогулка на катере по океану.

Бабочки. Живут в оранжерее, где жарко и влажно. Бабочек много, несколько сотен, они крупные и красивые, летают везде в большом количестве и иногда садятся на тебя. Мне понравилась переливчатая бабочка ярко-синего цвета. Долго гонялся за ней с камерой, однако никак не могу её застать сидящей! Всё оказалось просто – при посадке она поднимает крылья, которые с обратной стороны имеют совершенно другой рисунок – бежевый с большим глазом!

Женя быстро сбежал на улицу – явно побаивался. («Мама! Ну что они на меня всё садятся?!»). Перед фермой – небольшой кемпинг, живут, как мне показалось, в основном пенсионеры. Оттуда, по дороге заезжаем в супермаркет Pack`n`save в городке Thames. Уже заметил – любят нзеландцы (вот интересно, а я сам сейчас как написал) сокращения – авокадо вдоль дороги – avos, овощи – veges. Вино в ресторане официантка называет sov – sauvignon, chad – chardonnay. Прикупили пива, вина, воды. Надя, из соображений экологии, пластиковые пакеты без необходимости не берёт – сложили всё в пустые картонные ящики из-под вина.

Приезжаем на новое место жительства – местечко называется Taura. Дом bed&breakfast очень удачно расположен на высоком холме над заливом. Прелестный вид, балкон, кресло-гамак, симпатичная комната. В доме сдаются 3 комнаты: две – нам, третья – англичанам, Надя живёт ниже в деревне. Хотели по приезду искупаться, да тут отлив, поехали на hot water beach – это такое местное развлечение. Состоит в следующем: кусочек пляжа размером 20х20 метров, при абсолютно пустом остальном побережье, заполнен толпой людей с лопатами, которыми они роют себе углубления в песке. Углубления заполняются горячей геотермальной водой, в которой люди пытаются сидеть по двум причинам – либо погреться, либо оздоровиться. Занятие близкое к абсурду. Во-первых, глупо в большой просторной стране НЗ, с её ничтожно малым населением для такой огромной территории тереться задницами на маленьком пятачке пляжа. Во-вторых, вода в лунке появляется либо такая же холодная, как в океане, и ничем от неё не отличается, либо очень горячая, геотермальная, сидеть в которой просто нет сил, поэтому сидят в тех лунках, в которых вода смешана. Спрашивается, а на фига?! Но все сидят! Да ещё места под геотермальным солнцем всем не хватает, за него надо бороться! Так что мы с Женей взяли лопаты и пошли рыть, но места для свободной лунки с горячей водой мы так и не нашли, поэтому плюхнулись в чужую, лежать в которой, впрочем, было невозможно – слишком горячо. Через некоторое время, с подожженными пятками мы оттуда ретировались.

Приехали на другой пляж. Я полез купаться. Вода – градусов 20. Сильная волна – океан всё-таки, хоть и Тихий. Плыву, а такое впечатление, что в какой-то массе, паутине что ли. Пригляделся к воде – а это такие, как личинки, коконы – небольшие, почти прозрачные, похожие на шелкопряда. Короче, здесь я своё купание и закончил – не то что противно, но неприятно.

Но главным действием на этом пляже должна была стать прогулка вдоль побережья на катере. Большая надувная моторная лодка с мотором, надели спас жилеты, Женю с Катей посадили на нос для лучшей развесовки, и по приличной волне поплыли вдоль берега – волна бьёт по днищу, сидящих на носу тоже бьёт, соответственно. Женя и Катя, видимые сзади – спас жилеты, капюшоны на головах – взлетают синхронно на волнах и синхронно шмякаются. Плывём мимо скал, заплываем в пещеры, особенно интересная – с овальной дырой сверху, на краю которой, почти горизонтально растут деревья по направлению к центру овала.

Возвращаемся домой. Хозяева нашего дома – пара с шотландскими корнями, в доме звучит шотландская музыка. Мы с Женькой залезли в джакузи, которая стоит прямо на террасе с видом на залив. Часов в 9 поехали ужинать в ресторан. Женя, до этого проявлявший бурную активность, вдруг, прямо по мановению волшебной палочки взял и выключился. Просто в момент! Ничего не оставалось делать – Надя положила его в машину и отвезла домой спать. Поел НЗ устриц, мелких совсем, рыбу blue nose и отправился спать.

 

29.01.09 Роторуа.

Вулканический Остров Белый.

 

Завтрак на террасе с видом на залив! Задаёт тонус и настроение на весь день! Забегая вперёд, скажу – у нас был ещё, как минимум, другой потрясающий завтрак на природе с видом на озеро. Может, будут ещё? С нами завтракала английская пожилая пара. Здесь живёт их дочь. Приехали погостить ещё 5.01 и потихоньку ездят по стране.

Навьючились – и вперёд! Едем в Роторуа, дорога бежит меж холмов и лесов. Лес высаживается для рубки, по дороге попадаются лесовозы, среди лесов – вырубки, на полях сложены кучи древесного мусора. Выращивают американскую сосну, по стволу нижние ветки подпиливаются (для этого рабочие забираются по стволу и пилят), чтобы дерево не ветвилось, и было более гладкое. Надя говорит, что почва выдерживает только 3 посадки, а потом подвергается эрозии. Дерево вырастает за 25 лет для вырубки. Значит, возможностей почвы хватит только на 75 лет от начала коммерческого выращивания леса.

По дороге короткая остановка для купания – мы всё время торопимся, чтобы не выбиться из насыщенной программы. Бухта с песчаным пляжем, людей немного, судя по размерам стоянки для машин, здесь их много не бывает. Отличный заход в воду, довольно неглубоко и никаких водорослей и личинок. С удовольствием искупался.

Приезжаем в Роторуа. Торопимся на вертолёт, но перед полётом решаем перекусить. Делаем это в заведении под названием Fat Dog, приведённое тут же изображение собаки иллюстрирует его. В кафе НЗ заказ делается так – выбрал еду, как правило, из сэндвичей, пирогов с различными начинками и супов – расплачиваешься, тебе дают номер на стол, садишься и ждёшь, когда принесут разогретую еду, при этом к ней могут добавить салат и овощи для украшения. В Fat doge нам почему-то вместо номера на стол дали керамический изолятор на здоровенной деревяшке. Пироги у них вкусные, например, с яйцами и шпинатом, при этом теста немного, оно слоёное. Я съел густой суп из морепродуктов, Таня – густой и острый овощной суп. Точнее пыталась съесть. Из-за того, что мы торопимся, пришлось побросать недоеденную пищу и ехать к вертолётной площадке. Она расположена прямо на понтоне на озере Роторуа. Краткий инструктаж – мы ни за что не отвечаем – нас взвешивают на специальных весах и вперёд, в небо. Летит нас четверо, пилот и дядька-турист (по-моему, американец). Пролетаем над вулканом с продольным жерлом и отправляемся к цели нашего путешествия – вулкану на острове Белый. Вертолёт снижается, эффектно пролетает между двумя скалами и садится в небольшую долину. Остров маленький, длиной не больше 1,5 км. Но картина предстаёт поистине фантастическая. Тут и там поднимается пар – земля дышит. Сильный запах серы. За спиной – развалины барака. Главное – мы на острове одни!

Пилот раздал нам каски и респираторы на случай, если запах серы станет совсем невыносимым. Продвигаемся среди горячих ручьёв и клокочущих дыр. В дальней части острова расположено озеро с серной кислотой! Ярко-зелёного цвета, бурлящее – прямо вылитый адский котёл! Как сказал пилот, искупаться можно, но только один раз. Поход по острову занял часа полтора и, на данный момент путешествия, показался мне самым интересным из того, что я видел в НЗ.
Полуразрушенное здание оказалась старым заводом по производству серы, в 20-е годы его разрушил поток лавы очередного землетрясения, да и сера была посредственного качества – завод закрыли. Пилот показал нам веб-камеры на вершине кальдеры и сейсмограф. Картинка постоянно передаётся в Интернет, а сейсмограф следит за активностью вулкана. Возвращаемся на закате, Катя сидит на месте около пилота, отвоёванном у американца. На всех надеты наушники с головной гарнитурой, поэтому переговариваемся через наушники. Женька всё время задаёт вопросы, а канал тот же, по которому пилот ведёт переговоры с диспетчером. А как тут говорить, если в наушниках только наша болтовня!

Прилетаем обратно в начале восьмого. Надежда сообщает, что на запланированное шоу маори с едой мы уже не успеваем, поэтому едем прямо заселяться. Здесь я слегка выступил – если Вы себя преподносите как лучшего гида в НЗ (а Надя так себя называла в одном из писем), то Вы должны были заранее рассчитать время так, чтобы его хватило на все пункты программы. А то и так мы всё время летим галопом – давайте скорее, мы не успеем. Слегка поотпиравшись Надя всё-таки согласилась, что это – её косяк.

Приезжаем к месту очередной ночёвки – Koura lodge (в переводе – «пресноводный рак»). Тут ничего не скажешь – места ночлега выбраны лучшие! Деревянное здание выходит большими стеклянными окнами на озеро, в доме – 4 номера, у нас с Таней самый большой. В нашем распоряжении терраса со столами, джакузи прямо у озера с сауной, мостки для купания, шезлонги. Погода хорошая, солнце движется к закату. Мы с Женькой пошли купаться в озеро. Оно мелкое и с водорослями, которые когда плывёшь, задеваешь ногами. Зато около нас всё время плавают утки, чёрные лебеди, цапля прилетала. Атмосфера очень успокаивающая. С удовольствием бы провёл там целый день. Но лишнего времени нет – Надя говорит, что мы и так приехали на слишком короткий период. Ужинали прямо в лодже. Надя съездила в город в ресторан и привезла заказанную нами еду – устрицы, рыбу, макароны. Женя заказал стейк, но его забыли положить – пришлось ему присоединяться к нашей еде. В темноте, при свете свечей мы поели, я взял штатив и фотокамеру и ещё долго скакал с ними по лужайке.

 

30.01.09 Таупо. Термальные аттракционы.

Самый красивый лодж.
 

Потрясающий завтрак на веранде с видом на озеро!!! Солнце бликами отражается в воде, на переднем плане плавают утки и лебеди, щебечут птицы, а в тарелке яичница как солнце!

Восполняем вчерашний пробел – едем в туристическую деревню мАори. Земли исконно маорийские, там действительно живут племена, но их быт сейчас ничем особым от нашего не отличается. Покупаем билеты на шоу. В марае (церемониальный дом маори) проводят концерты-шоу для туристов. На порог пускают, только сняв обувь. В программе выпученные глаза, высунутые языки, копья и громкие выкрики. Вспоминаю приглашённый на вечеринку Selecon во время выставки PLASA фольклорный ансамбль маори, только здесь их побольше – четыре женщины и четверо мужчин, и программа включает в себя, кроме языков и выкриков, песни и обучение зрителей. Среди обучаемых много азиатов, которые добросовестно высовывают языки, трясут руками, и воинственно кричат – занятно выглядит.

На территории всякие имитации маорийской деревни, довольно посредственные. Следом – многочисленные термальные источники, гейзеры. Из-под земли бьёт пар, вырываются струи воды, но невысоко – метра на 4–5. Надя говорит, что главный гейзер активен 2–3 раза в час и высота воды – до 12 м. Решили подождать – простояли около часа на жаре, уже плюнули и пошли, начал вроде извергаться, только струя высотой не выше, чем тот, который мы видели по приходу. Так зачем надо было ждать?

Разочарование было компенсировано лицезрением птицы киви – национального символа НЗ. В специальном затемнённом павильоне, за стеклом, при тусклом освещении бродит киви, исследуя длинным острым клювом почву на предмет личинок. Вообще, в природе она активна ночью, а днём спит. Но в павильоне ей специально перепутали день и ночь, поэтому она активна днём. Симпатичная такая птаха, почти без крыльев, кругленькая и увесистая на вид.

Жене очень понравилась. Он даже решил переименовать орден защиты креветки в ККГ – креветки, киви и грызунов (Женин реверанс в сторону опоссумов, но об этом попозже). На интересную деталь обратила внимание Надя. «Видите кладбище маорийское за забором? Раньше это была общая территория, но потом два маорийских племени разругались из-за доходов от туризма и отгородились друг от друга. Там тоже есть аттракционы, но только без гейзеров…»

Дальше – парк Вай-о-Паку. Опять активность земной коры, среди которой, безусловно, выделяется озеро шампанского. Блюдечко с водой расположено в окружении холмов, леса и вытекшей породы. Края цвета белой глины, дальше – оранжево-коричневый цвет, который переходит в ярко-зеленый, над водой курится дымка, с которой играет ветер. Красиво! Надеюсь, на фото что-нибудь получится.

Покоя нет. В кафе при заповеднике едим какие-то сэндвичи. Я съел пару колбасок в слоёном тесте, и – в машину, держим путь на озеро ТаУпо. НЗ города, по-нашему, городки-посёлки, в моём понимании очень похожи на американские – широкие улицы, газоны вдоль заборов (только заборов, похоже у американцев нет), дома 1–2-х этажные, обшитые белой или цвета слоновой кости вагонкой, или сайдингом. Такое ощущение, что многие дома очень низкие и почти лежат на земле. В городке Таупо первым делом Надя завозит нас посмотреть на местную тарзанку. Расположена в очень живописном месте над рекой. Женя тут же выказал желание сигануть вниз. На наше счастье аттракцион оказался закрытым. Подтарились пивом в местном Pack`n Save и поехали вдоль озера. Вдали, за озером уже видны пики вулканов. Проехав город, через некоторое время сворачиваем к берегу. Что в НЗ замечательно – берега хватает всем! Отличное место для купания – и 10 человек на километр пляжа! В отличие от Роторуа дно отличное – мелкий песок, вода – гладь, купаться – огромное удовольствие. Деятельная Надя пошла к соседям и договорилась, что они прокатят на матрасе ЖиК – у них был катер. Они согласились, попросив за это 20 nz$ (8 евро – сущий пустяк). Для начала ЖиК вместе свалились, но потом схватились крепко, и катер долго катал их по всему озеру. По приезду, я решил им передать 40 nz$, но они отказались взять вторую двадцатку. Надя сказала, что они маори на вид. Я остался доволен этим купанием!
Направляемся на заселение. В местечке Туранги на берегу Таупо.

Лодж под названием River Birches расположен в глубине деревне, вдали от озера, но это, пожалуй, самый красивое и стильное жильё за время нашего пребывания в НЗ. Как мы узнали, дом принадлежит американцу – известному в прошлом журналисту. Сам он с семьёй живёт в Бангкоке, а здесь владеет несколькими домами. Дизайн дома создан в соответствие с его пожеланиями. Честно говоря, у меня даже настроение поднялось, когда мы приехали туда, хотя оно и так было неплохим. Изящные сочетания дерева (красный бук) со стеклом, керамикой, серыми оштукатуренными стенами. Приятное освещение с многочисленными настольными лампами и торшерами. Полностью стеклянная стена, выходящая на двор, имеет изломы внутрь и наружу, в соответствие с назначением внутренних помещений. Окончательно добило меня, что когда хозяйка (за домом присматривает пожилая пара, живущая по соседству) стала нам сервировать стол на ужин, то каждому положила поверх белоснежной салфетки свежий лист папоротника..! На всякий случай, кто не знает – лист папоротника наряду с птицей киви является национальным символом НЗ, растёт повсюду, ряд видов являются эндемиками. Трудно описать интерьер, лучше посмотреть фото.

Погода на улице отличная. ЖиК пошли вместе (!) гулять на улицу(!). Мы живём на абсолютно пустынной, широкой улице, которая заканчивается узкой дорожкой сквозь заросли, через десяток метров упирается в подвесной мост над речкой, ведущий на очередную экологическую тропу.

(Вот подумать только, где я пишу эту вставку про экологию – в полицейском участке берлинского аэропорта Schonefeld!!! Дело происходит 15.06.09 – я прилетел на выставку Showtech, и тут выяснилось, что моя супервиза Италия+Шенген действительна только для посещения Италии, а в другие страны я мог ездить только первые 90 дней…. Вот сижу в участке и жду решения своей судьбы – впустят или депортируют).

Экология – это основа национальной политики НЗ. Можно сказать – национальная идея. Туризм – одна из основных статей дохода государства. Туристы едут ради наслаждения оригинальной природой, которую надо во что бы это ни стало сохранить. Главное министерство – Department of Conservation, знаки с информацией, выпущенной ими – на каждом шагу. По всей стране проложены экологические маршруты, все, от мала до велика, по ним постоянно перемещаются, с гордостью и наслаждением осматривая природные красоты. Надо ли говорить об отношении к природе – благоговейно-бережном?!
Ребята, видимо, сходили в одну сторону и возвращаются обратно. Я стою на пороге дома и вижу такую картину – впереди вышагивает Катя, за ней пританцовывающей походкой шагает Женя в НЗ шляпе и большим бежевым пером растения, воткнутого в головной убор. Хороши!

Ужинаем в лодже. Хозяйка накрыла стол. На старт – плавники лосося (недурно!) и филе ягнёнка. Запиваем совиньоном. Побегал по двору в попытках снять дом (всё содержимое дома видно через освещённые окна), в большей степени неудачных, и ушёл спать.

 

31.01.09 Пешеходная тропа.

River Queen – волшебная река.

 

Утром я попросил Надю отвезти меня искупаться. Мы покружили вокруг деревни, выехали на берег, но он оказался неудобным для захода в воду из-за довольно крупных камней, переехали на километр в сторону, там уже лучше. По сравнению со вчерашней гладью вода немножко рябит от ветра, но всё равно купаться в удовольствие, несмотря на то, что вода довольно прохладная.

Завтрак в атмосфере красивого дома.

Наконец надеваем спортивную одежду, в больших количествах приобретённую в Москве – сегодня идём в поход по лесу вокруг озера Ротопунама недалеко от Тонгариро. При планировании путешествия я собирался пройти Тонгариро кроссинг – 18 км тропа вокруг вулканов, но Надежда выразила сомнения в том, что по жаре это доставит нам удовольствие. Я с ней согласился, взамен она предложила нам этот маршрут вокруг лесного озера. Поход нам понравился. Не слишком утомительно – примерно 3 часа – и очень познавательно! Надя отлично знает животный и растительный мир НЗ, потому что окончила Петербуржский университет по соответствующей специальности, и работала в исследовательском институте. В течение 4 лет выполняла в составе группы замеры состава и количества растений в различных точках НЗ, выбранных компьютером случайным образом.

Миро – высокое дерево, растущее в НЗ лесах. Имеет оригинальную вечнозелёную листву. Риму – тоже высокое и вечнозелёное, ветки с мелкой хвоей свисают вниз. Интересно тем, что в процессе эволюции для борьбы с лианами периодически сбрасывает свою кору, освобождаясь при этом от обвивающих её лиан. За время жизни дерева из опавшей коры и остатков лиан образуется небольшой курган, также препятствующий наступлению новых лиан.

Здесь Женя произнёс изречение, которое в принципе, можно занести в НЗ эпос: «Миро – мир, Риму – Рим»!

Или дерево лансвуд. В процессе эволюции, чтобы сделать себя непривлекательным для птицы Моа, пожирающей листву, листья стали узкими, длинными (примерно 20 см в длину) и жёсткими. Растут они немного наклонёнными вниз, тёмно-коричневого цвета, издали имеет форму ёлки, ещё его называют зонтичным деревом. Но что самое интересное – когда высота дерева достигает 3 метров – той высоты, до которой достаёт птица Моа, листва меняется на обычную, начинает формироваться обычная лиственная крона! Нет ничего мудрее матери – природы!

Новозеландцы активно борются с завезёнными к ним растениями и животными, которые влияют на флору и фауну страны. Настоящая национальная компания развёрнута по борьбе с опоссумом. Опоссум – это небольшой пушной зверёк, похожий на кролика. Он был завезён в НЗ, размножился (называют цифру популяции от 18 до 40 миллионов) и съедает молодые побеги зелени, отчего погибают деревья и, соответственно, сокращается и погибает уникальный тропический лес. Борются с ним активно. В лесу часто можно увидеть цветные флажки с пометками, означающими, что здесь находится кормушка с ядом. На берегу озера я увидел плакат департамента сохранения природы (Department of conservation), который гордо отчитывался об успешно проведённой операции – на лес высыпали с вертолёта яд, на фото был показан мёртвый опоссум. Женя посмотрел на фотку – классно, опоссум спит!

Подогретые походом, остудились в озере. Купались, как обычно, Женя, я и Надя.

Далее едем к знаменитой тройке новозеландских вулканов – Тонгариро, Руапеху и Нгаурухоэ. Они видны издалека, смотрятся красиво. Вулкан Нгаурухоэ, формы правильного треугольника, снимался в фильме «Властелин колец», в роли горы Ородруин.

Роль фильма в рекламной раскрутке НЗ, как туристического направления трудно переценить – оно огромно! Надя говорит, что только сейчас пошёл на некоторый спад бум туризма по местам съёмок фильма. Везде в магазинах можно купить книгу-путеводитель по местам съёмок фильма. Нам представилась возможность отметиться – самолёт, на котором мы должны совершить облёт вулканов, ещё не вернулся и мы, воспользовавшись паузой, поехали на водопад, помещённый на задней странице обложки путеводителя.

Вернулись на аэродром – небольшое травяное поле. Короткая инструкция, садимся в самолёт, Надя тоже с нами летит, её как гида, посадили бесплатно, и мы на маленькой Сессне взлетаем ввысь. Погода отличная – ни облачка. Надя говорит, что такая погода здесь на её веку первый раз. Не везде наши дальнейшие полёты сопровождала  такая замечательная погода…. Совершаем облёт вулканов. Наверху видны вулканические озёра ярко-зелёного цвета с молоком. Последнее извержение было в 1996 году. Долина вокруг вулкана до сих пор имеет следы вулканической лавы. В целом лететь комфортно, иногда потряхивает от турбулентности, что вызывает радость и удовольствие у Жени.

По причине того, что машиной управляет Надя, у нас с Таней всегда имеется с собой картонная коробка с всякими напитками, пивом, в том числе. По вечерам остатки её содержимого я выгружаю в отеле, кладу в холодильник, а утром достаю обратно. До середины дня остаётся отлично охлаждённым. Так что нам всегда есть куда засунуть руку…

Съезжаем на просёлочную дорогу, асфальт кончается, и мы через некоторое время подъезжаем к небольшому домику на берегу реки. Это – база, с которой мы отправимся на глиссере по реке Вангануи вглубь одноимённого национального парка. В домике живёт пожилой смотритель, который предлагает туристам мороженое и прохладительные напитки, он же присматривает за оставленным транспортом. Переодеваемся, берём только то, что нам нужно на ночь, надеваем пропылённые тропой трекинговые ботинки и садимся вместе с другими туристами в глиссер. Глиссер – это такой катер, у которого водомётные двигатели, вода проходит через турбину, сопло на выходе поворачивается, управляя потоком воды и направлением движения катера. Двигатели очень мощные – до 500 л.с., скорость – до 65 км в час! Надя говорит, что изобрели такие катера новозеландцы – реки у них в основном мелкие, надо уметь по ним плавать, не задевая винтами дно.
Всем руководит здесь некий Джо – дядька средних лет с хитринкой в глазах. Познакомились – он успевает отпустить нам шутки, особенно в адрес Татьяны. Живёт он здесь, как выяснилось, уже давно, ведёт бизнес в лодже, а также владеет табуном лошадей и отарой овец. Здесь снимался фильм River queen, Джо неплохо подзаработал, в несезон сдав на длительный срок весь лодж съёмочной группе. Надя рассказывает, что фильм был под угрозой срыва из-за того, что режиссёр и исполнительница главной роли не могли найти общего языка. В фильме было много сцен, где главная героиня должна лезть в холодную воду, что та наотрез отказывалась делать. Поэтому, кроме самых крупных планов, в воду лезла дублёрша. Фильм нам удалось посмотреть позже, во время следующей ночёвки в Пиктоне.

Поехали. Река несётся на нас с огромной скоростью. Берега высокие – мы плывём по каньону, склоны скал покрыты тропическим лесом, вода в реке за исключением перекатов абсолютно спокойная и в ней отражаются живописные берега. Незабываемое зрелище. Может быть, лучшее, что я видел в НЗ. И, пожалуй, самая красивая река в моей жизни! Сочетание скорости и статичности поглощаемой нами картинки с отражением! Пытался снимать и на видео и на фото, но, боюсь, не смогу передать всей красоты. Полчаса отличного путешествия по реке, ни одного признака жилья на берегах, и мы прибываем в лодж Джо (тавтология какая-то). Его дом расположен высоко на левом берегу, а на правом – мараи маорийское, там же хут – бесплатная крыша над головой путешествующих на каноэ.

Встречает нас маленькая собака Джо по кличке Туи. На квадроцикле по очень крутой узкой дорожке к реке спускается его сын. Забросали к нему багаж, спасжилеты и полезли вверх.

Обратил внимание, здесь, в сельской местности, собаки любят передвигаться на механическом транспорте – стоя за спиной хозяина на квадроцикле, или так же стоя в открытом багажнике пикапа. Видел сегодня и в последующие дни неоднократно. Дом – простенький, комнаты по коридору по обеим сторонам, общий туалет и душ с умывальником. Никаких излишков мебели, при входе – общий зал, в который выходит кухня, одновременно выполняющая роль бара. В клетке при входе в дом – попугай. Как зовут, так и не узнали. Но иногда начинает говорить звонком мобильника. Перевели дух, и поехали на другую сторону знакомиться с маори. Джо предлагает нам воспользоваться каноэ. Мы с Таней садимся в одну лодку, ЖиК – в другую. Только отвернулся, слышу шум, поворачиваюсь – Женька летит в воду, точь-в-точь как много лет назад его бабушка Оля таким же манером растянулось в Павловске под Ленинградом. Вытащили, из кармана извлекли мобильник, в тот момент он ещё работал…

Так мокрого и повезли, Женя явно расстроен своей оплошностью.

Когда только подходили к реке увидели двух женщин, которые купались у той стороны. Увидев нас, они засобирались обратно. Это как раз и были маори, с которыми у нас запланирована встреча. Поднявшись на высокий берег, у входа в марае, мы увидели людей, выстроившихся в ряд – старшая из них женщина запела. Мы подошли и, как нам объяснила Надя, поздоровались по-маорийски. То есть, сначала коснулись лбами, а потом носами. Это значит, мы обменялись воздухом, которым мы дышим и живём. Среди встречающих – две женщины с лицами украшенными татуировками, и мужчина – лысый, только по краям черепа слегка присутствуют волосы, а во рту снизу видно только два клыка – передних зубов нет вообще. Нас приглашают выпить чаю в хут для туристов. На общей кухне кипятят чайник и по кружкам разливают чай с молоком. Главная женщина ведёт с нами беседу. Что-то я не вникаю и не интересуюсь, хотя, наверное, зря – Надя говорит, что маори совсем настоящие – на кухне с нами поздоровался мужчина лет сорока с полностью татуированным лицом, в грязной майке и широких штанах, в которых он, по-моему, ходит всю жизнь, не снимая. Такие, по словам Нади, бывают маори только трёх категорий: выступающие профессионально в фольклорных шоу, националисты и … бандиты. Наверное, наш принадлежит к последним.

Посидели для приличия, ребята с маори зашли в марае. Кстати, нам предлагали там переночевать, в спальнике прямо на полу, но я вежливо отказался… Фото на память вместе, я по совету Нади сую главной маорийке 20$, она немного поломалась, но взяла. Обратно, к себе в лодж. На открытой веранде нам предлагают отужинать. В буфете стоят тарелки и еда – накладывай себе сам. Салаты, макароны, курица. Я предложил Джо вина – он сказал, что предпочитает пиво. Правда, с оглядкой на сестру, которая хозяйничает на кухне. Угостившись у меня, он переходит к шумной компании (человек 8, сидящих за соседним столом), где и провёл часа 2–3, попивая пиво. Думаю, банок 8 он уговорил. За беседой следить не позволяет слабое знание английского языка, но ржали они постоянно! А ближе к вечеру в их речи слово «фак» звучало после каждого второго.

Стемнело. В лесу, понятно, темень кромешная. Надя предложила пойти прогуляться по лесу, её поддержал только Женя. Надо сказать, что они сдружились – Женька любит задавать много вопросов, а Надя терпеливо на них отвечает. Небо густо усыпано звёздами, ярко виден Млечный путь, Большое и Малое Магелланово облако. Определили Южный крест – он похож на воздушного змея. Ж и Н отсутствуют уже больше часа – начал беспокоится. Наконец Таня вдали углядела два огонька, неожиданно быстро эти фонарики превратились в Женю и Надю, и оказались у нашего дома. Женя восторженно рассказывает, что они видели в лесу опоссума, а ещё валялись на земле и смотрели на звёзды. Потихоньку даже наши горластые соседи начинают расползаться по своим комнатам. Пора и нам.
 

01.02.09 Переезд в Веллингтон.

 

Утром мы должны были плыть на глиссере (как же это классно!) к мосту «в никуда» (bridge to nowhere – так, собственно, называется сайт Джо), но произошёл облом – мелко моросил дождик, и Надя сказала, что там будет неудобно взбираться по дорожкам. Честно говоря, я думаю, причина не в этом. Несмотря на то, что мы встали так, как она сказала – в 7-30, видимо, мы уже не вписывались в расписание Джо – ему надо было вывозить группу туристов на большую землю. Нам было предложено либо остаться и пойти в лес (а там что, тропинка не скользкая?), или уехать вместе с группой туристов назад. Я предложил ехать сразу – погода была не слишком приветливая – моросил дождь. Ещё раз на глиссере по реке: очень здорово! Перед причалом сын Джо делает эффектный разворот глиссера на 360 градусов. Всех обдаёт водой – все довольны и хлопают в ладоши! Когда мы добрались до автомобиля, дождь перестал – погода заметно улучшилась. Надя предложила ускорить наше перемещение на Южный остров при помощи мелкого самолёта. Но для этого нужна лётная погода. Едем вдоль реки, всё той же Вангануи, в ожидании информации о погоде – можно лететь или нет. Дорога сначала гравийная, потом асфальтовая – встречные машины появляются с интервалом 10–15 мин. Вдоль реки – старые маорийские посёлки с названиями Иерусалим, Лондон, Афины. Селения совсем небольшие – народа не видать, разве
что ковбой на квадроцикле с собакой мелькнул. Река хоть и не одета высокими берегами подходящими прямо к воде – все равно красива. Остановились на пригорке, откуда открывается открыточный вид на долину. Серия снимков, и двигаемся вперёд, Надежда, как всегда, нас подгоняет. Приезжаем в город Вангануи, в местный аэропорт. Уже ясно, что не летим – ветрено. Надежда попыталась переписать автомобиль на меня, но в аэропорту представителя Avis на стойке не обнаружилось, зато мы увидели весёлых старушек, с утра прихлёбывающих из початой бутылки Jack Daniels. Держим путь дальше на Веллингтон. Спросил Надю – у нас есть время пообедать? Отвечает – нет, а то не успеем посмотреть Веллингтон. Ладно, по дороге останавливаемся в супермаркете New World, перед входом продают горячие колбаски по 1.5$ за штуку. Съел одну, пошёл за второй. Небольшой рынок на автостоянке – печенье, мёд, джемы, старьё. Едем вдоль океанского побережья, после сосисок и пива сильно клонит в сон. В таком состоянии я пребываю в столицу НЗ.
Проезжаем по городу и поднимаемся вверх на холм, где и оставляем машину. Спускаемся в город на фуникулёре, идём по центру среди современных зданий из стекла, металла и бетона с небольшими вкраплениями классических особняков начала 20-го века. Припортовые склады переделаны в галереи современного искусства вперемешку с кафе. Садимся в одно из них попить. Я, памятуя, что у нас времени нет, заказал пиво вдобавок к съеденным сосискам. Женя проголодался и хочет есть. Я бурчу на него, но Надя, при этом, заказала себе порцию баранины. Я задумался: «А зачем я давился колбасками?» Надя даёт всем попробовать мясо – лучшая баранина в НЗ! Сочная, мягкая, вкусная!

Город расположен на холмах, как и Окленд, при этом немного более провинциальный. Исторического центра, как такового нет,  в прошлом все здания были деревянными и не устояли при пожарах.

Приехали в порт, к месту отправления парома, перерегистрировали машину на меня и встали в очередь на паром. Надя, не раздумывая пошла купаться. При этом вдоль берега колыхаются водоросли и место вроде бы такое, не для купания…
Пришло время погрузки на паром. Там даже есть кинотеатр, куда можно купить билет за 7$ и посмотреть кино по дороге. Надежда посчитала расходы – доллар, расплющенный Женей в Оклендском музее, тоже в них внесла. Из Веллингтона выплываем долго – паром идёт среди многочисленных островов, небольшой перерыв на открытое море и вновь идём через изрезанную местность – теперь уже Южного острова. В Пиктон прибываем, когда уже стемнело.

Находим лодж, забронированный для ночёвки, по-моему, он назывался McCormick, по фамилии хозяев. Добротный двухэтажный дом, который они совсем недавно оборудовали под лодж, на застеклённом балконе – большая ванна-джакузи. Любят новозеландцы джакузи. Где бы мы ни были джакузи – обязательно!

 

02.02.09 Тюлени – олени. Кайкоура.
 

Позавтракали традиционно яичницей с беконом. Хозяин показывает всякие поделки, которые он мастерит из дерева, в частности из дерева каури. Хотел взять, но что-то меня жаба задушила платить 70$ за деревянную коробочку. Ограничились каким-то украшением.

Начинаем своё путешествие по Южному острову, двигаясь по восточному побережью в сторону города Кайкоура. Ландшафт – холмы соломенного цвета, практически без растительности. Таня углядела озеро розового цвета, видимо соляное. Дорога идёт вдоль океана, прямо в 10 метрах от воды. Небо серое, хмурится, накрапывает мелкий дождь. В какой-то момент Надя останавливает машину – идите смотреть тюленей. То есть наших однофамильцев – «фока» по латыни значит тюлень. И, правда, прямо вдоль дороги, на камнях сидят тюлени. Долго метился объективом под дождём, наконец, один из них повернулся ко мне правильным ракурсом, да ещё и пасть раскрыл! От хорошего кадра сразу улучшилось настроение. Буквально через 5 минут Надя останавливает машину – полюбуйтесь на оленей в загоне. А они хороши – с огромными кустистыми рогами и тоже позируют мне. На этой ноте приезжаем в Кайкоуру, где у нас запланировано купание с морскими котиками или дельфинами для Жени. Но погода вносит свои коррективы – суда в море не выходят – ветрено. В НЗ, как я заметил, очень многое зависит от погоды. Женя, конечно, побубнил по этому поводу, но не долго. Нам, наконец, дали возможность зайти в сувенирный магазин. Ну и мы, с голодухи, оторвались. До сих пор с учётом нашей вечной гонки у нас не было даже возможности зайти в магазин. Набрали всякой ерунды, а потом ещё и ещё. Везём домой кучу – paua shell – очищенные раковины темно синего цвета, многочисленные кулоны из нефрита, деревяшки, футболки, открытки… Шопинг тоже благотворно повлиял на настроение, и мы отправились обедать лангустами в бар на окраине города. Лангусты также продавались в киосках по дороге на Кайкоуру и, судя по тем, которые мы съели, были вполне неплохи.

Набив желудки (изрядно), заезжаем в общинный дом марае, что-то типа общественного центра. Это полноценный культурный центр с помещениями для занятий кружков, для собраний и церемониальных мероприятий. Надя сказала, что марае принадлежит достаточно богатому племени, которое и содержит его.

Дальше наш путь лежит на запад по дороге №7, вглубь острова. Вдоль дороги поля, отгороженные заборами, на них пасутся овцы, коровы черные, пегие, иногда лошади, ламы и олени. Типичный НЗ пейзаж. Ненадолго останавливаемся – Надя подводит к небольшому озеру у дороги, к которому ведёт оборудованная тропа, есть и смотровая площадка – с неё открывается открыточный вид на озеро и отражающийся в нём лес. Всё-таки хорошо, что у нас есть гид, так бы проехали и не заметили. Приезжаем к месту ночёвки – Maruia Springs – японский отель, стоящий прямо у дороги, но проезжающие машины так редки, что такая близость практически не мешает. В нём ресторан, номера простенькие, но есть геотермальные источники в виде природных ванн. Поели, переоделись и полезли в термальный бассейн. Жрёт мошка. Сильно жрёт. Но что интересно, только пока светло, как темнеет, она досаждать перестаёт. Вода горячая – 40–41 градус, три лужи с водой разного цвета и разной температуры. Ничем нас таким после итальянских спа курортов не удивишь, но особенность заключается в том, что оттуда никто не выгоняет, и можешь идти купаться хоть ночью. И, соответственно, можно бултыхаться в воде и смотреть на звёзды. Народу почти нет.

Мы с Женькой сходили туда повторно уже около полуночи. Отель также известен тем, что в нём, на заре своего прибытия в НЗ, неделю работала Надя, занимаясь мытьём посуды. Но, по её же словам, сердце её в тот момент было разбито, слёзы застилали глаза, и посуду она ресторану всю перебила.
 

03.02.09 Поход в пещеры

 

Утром, пока все спят, я успел сбегать посидеть в горячих источниках. Позавтракали.

Выезжаем из внутренней части острова в сторону западного побережья.

Первый городок сегодня на пути следования – Рифтон, город горнодобытчиков. Надо заправиться, кстати, Надя, обычно, забывает вовремя заправиться, а в некоторых местах на дороге встречаются знаки: «следующее топливо только через 87 км»… Но на этот раз она позаботилась заблаговременно, притормаживает на центральной улочке – сходите, посмотрите на колоритных дядек, а я пока заеду на заправку. Откликнулся, правда, один я – остальные с утра дремлют и покидать пригретые места не собираются.

Среди обычных домов, прямо на центральной улице стоит старенькая хибара, а перед ней двор, увешенный всякими железными предметами. Посреди двора что-то типа печки-буржуйки, на которой стоит несколько старых закопченных чайников разной формы. Вокруг неё степенно, с чувством собственного достоинства, похаживают крупные бородатые дядьки в кожаных штанах и жилетках, пропитанные дымком и запахом железа, с хитринкой в глазах.

Как ни в чём не бывало, они вступили со мной в разговор, пригласив отведать чайку. Один из них поманил меня в хибару, там масса инструментов на стенах, а посреди – ещё одна печка, на которой он печёт сконс – почти несладкую вкусную сдобную булку. Чем он занимать меня собирался, я так и не узнал – с заправки вернулась Надя с коллективом, и мы заторопились в путь. На прощание он снял с противня несколько булок и отдал мне, а я в ответ сунул ему в ладонь двадцатку. Так я до конца и не понял, где в НЗ правда, а где – туристический аттракцион.

Продолжаем свой путь, поднимаемся немного вверх по острову, выезжаем на побережье, направляемся к следующему пункту нашего путешествия – городку Чарльстон. По дороге проезжаем через заросли субтропического леса, обступающие дорогу, и оттого делающие её особенно живописной. Такой естественный лес занимает всего 12% территории страны, к сожалению, он исчезает. Виной тому завезённые растения и животные, нарушившие баланс в хрупкой экосистеме островов. Я уже писал об опоссумах, по дороге мы видели высушенные деревья – это травят привезённые с материков деревья, вытесняющие оригинальный лес.

Перед нами едет зелёный автобус с надписью kiwiexperience.com. Это такой тур по стране, в основном предназначенный для молодёжной аудитории. Автобус едет по определённому маршруту, останавливаясь на ночлег. В любом месте можно остаться и продолжить путь на следующем автобусе. Водитель при этом выполняет роль гида, может забронировать для вас все необходимые развлечения по дороге. Надя говорит, что самое популярное занятие в путешествии – заводить романы с попутчиками. Ну а что – дело молодое… В Чарльстоне нас ждёт очередное активное действие – поход в пещеру Metro. К сети cash`n carry она никакого отношения не имеет, наоборот, совсем даже не сильно захоженная. В городке на базе нам выдают сумку с формой – гидрокостюм, каска с фонариком, резиновые ботинки и носки. Садимся в небольшой автобусик группой в 10–12 человек, и трогаемся в путь. По грунтовой дороге подъезжаем к реке. Там пересаживаемся на маленькую дрезину с вагончиками. По узким и кривеньким шпалам едем по лесу минут 10–15. Там выходим и ещё идём пешком. По дороге размышляю, пытаясь понять – для чего понадобилось прокладывать железную дорогу – нельзя было просто дорогу проложить? А, может, это заповедник, и дорогу прокладывать нельзя? А ещё вариант – проложишь дорогу – народ хлынет.

На небольшой поляне выкладываем из сумок амуницию и переодеваемся. Всех туристов разделили на две группы, одна из которых наша семья – Надя осталась нас ждать на базе. Инструктор, молодой парень, знакомится с нами.

– Тебя как зовут? – спрашивает он.

– Александер, – отвечаю я.

– Меня тоже просто зовут – Хауи, – звучит в ответ.

Берём каждый большую надутую автомобильную, а вернее тракторную камеру, и начинаем взбираться по крутой лестнице на скалу. Я вспомнил, что посреди леса, на поляне я оставил свои джинсы с бумажником в кармане, в котором почти все наши деньги и пластиковые карты…

Отличная парилка! Пока взобрались на холм, с меня сошло 7 потов… ну ладно не 7, но не меньше, чем в сауне.
Организаторы подчёркивают, что тем приятнее будет после жаркого подъёма окунуться в прохладу пещеры. Гуськом идём по пещере за Хауи. Он показывает нам сталактиты и сталагмиты, пещера была открыта относительно недавно, в 1960 году, на полу пещеры отпечатались следы собаки первооткрывателя. Оценил по достоинству наличие каски – пещера периодически сужается и мне приходится сильно нагибаться, но согнуться хорошо мешает… брюхо, поэтому стучусь головой о потолок постоянно. Наконец, мы достигаем подземного острова, спускаем на воду камеры, которые до сих пор тащили на себе, садимся на них, ставя ноги на камеру следующего, который зажимает их у себя под мышками – получается такой поезд. Хауи командует на выключение фонариков, и мы в абсолютной темноте медленно пускаемся вплавь. Пещера расширяется, и на потолке слабо мерцают мириады светлячков! Такое зрелище стоило усилий! Пещера поворачивает, вода заканчивается, идём вслед за проводником. Из-за поворота забрезжил свет, который становится всё ярче, и мы попадаем в скалистую впадину, на дне которой течёт чистая и прозрачная холодная река, а на стенах играет лучами солнце, и зелень струится ярким светом. Настоящее торжество победы света над тьмой!

Опять садимся в круги, теперь каждый индивидуально, и отправляемся обратно в путь по реке. По дороге мы с Женькой сиганули с крупного камня в воду – просто нырнули солдатиком в полной амуниции. Добрались до места, бумажник мой цел и не вредим, переоделись и отправились в обратный путь. Путешествие у нас заняло больше 4–х часов, и мы остались им очень довольны. Везде налажена система – во время путешествия фотографируют, по возвращению мы тут же получаем фото в красочной обложке, при этом ещё фотки можно скачать с сайта, здесь это caverafting.com.

Опять по живописной дороге: справа – океан, слева – девственный лес национального парка Папароа, двигаемся на юг в Пунакайки (а ещё есть Пукеко, Какапо, Пукаки…). Пунакайки знамениты своими блинчиковыми горами – Pancake rocks. В определённое время, в момент прилива и при наличии достаточной волны там наблюдается интересный эффект – высокий фонтан, образующейся при попадании воды в глубокую расщелину. Фонтан появляется на такой высоте над морем, где его никак не ожидаешь увидеть. Зрелище красивое, как и сами, слоистые как пирог, скалы.

Дело к ужину. Останавливаемся у таверны, потому что более пафосный ресторан на побережье полностью занят. При входе – гипсовые лошади, запряжённые в телегу и пьющие пиво из кружек. Внутри – деревянные столы, барная стойка, купюры со всего света на потолке и таблички с высказываниями на стенах. Например, такая: «Пиво! Помогает уродливым людям иметь секс с 1862 года». Я заметил, что в НЗ короткие и не очень сентенции можно увидеть практически повсюду. Некоторые бары или кафе не имеют свободного места на стенах, чтобы на них не было приклеено, привинчено или прибито очередное высказывание. То же можно сказать и о магазинах и других общественных местах. Все эти упражнения сродни народному творчеству. Немного дальше, в меню одного кафе на дороге было написано: «Специальное блюдо сегодня – вчерашние объедки». В туалете бара в Кайкоура на уровне глаз над писсуаром (к слову сказать, сделанного из нержавейки в виде ручейка с уклоном) была напечатана юмористическая история на 4–х страницах, чтобы прочитать которую, надо было простоять не меньше 3–5 минут… Мы сняли некоторые из них – можно ознакомиться.

Ночуем в мотеле неподалёку. Ничем особым он не отличается. Весь вечер завывает ветер, а с террасы-балкона можно видеть накатывающую на берег волну и слышать шум прибоя. Стучится Женя – они живут в другом домике: в 3 метрах от входа в наш дом на дереве сидит опоссум! Я выскочил, как был, в майке и в трусах – действительно прямо на уровне глаз на дереве сидит пушистый зверёк, и, не мигая, смотрит на нас. Попозировал некоторое время, я даже успел сбегать в дом за фотоаппаратом, а потом юркнул на вершину кроны, в темноту. Вспышки даже не испугался. Надя говорит, что если его взять на руки, то есть опасность, что он расцарапает лицо. При этом он не нападает на вас, а наоборот, пытается скрыться. Когда опоссум чувствует опасность, он карабкается по стволу вверх, соответственно и человека он воспринимает как ствол дерева, забрался на верхушку (то есть на голову) дальше лезть некуда, вот и орудует лапками на месте…

Только мы отвлеклись от опоссума, как из кустов опять послышался шелест – на дорожку вышла птица века. Женя очень искренне радуется всем животным, как и Катя – я думаю, что это очень хорошее качество – оно поможет им вырасти добрыми.

На ночь включил телевизор, передача сокращённо называется BOTY, как расшифровывается – забыл, в ней ведущие ходят в трусах, на которых нарисованы спущенные трусы и торчащие члены – так что со вкусом у новозеландцев явно не всё в порядке. Лучше пойти спать.
 

04.02.09 Золотая лихорадка. Семейное фото.

Озеро Matheson

 

Сумки в машину и, не завтракая, в путь. Решили поесть в Греймаусе, там есть музей нефритовых поделок, при нём кафе, там и перекусим. С неба моросит, всё затянуто облаками. Осматриваем экспозицию изделий из нефрита, всё можно купить, но цены – кусаются – 10–12 000 nz$, есть даже какая-то штуковина за 100 000! Лучше поесть: как и везде, подходим к стойке, заказываем, оплачиваем, нам дают флажок с номером стола, и через некоторое время приносят наш заказ. Я съел пресную лепёшку из тонкого теста, с начинкой из риса и мелко порубленного мяса – вполне! Купили нефритовых безделушек и отправились в путь. Погода, как и положено в НЗ: то вдруг проглянет солнце, то опять въезжаем в моросящий дождь. Останавливаемся. Надежда объявляет – маорийское кладбище. У нас в программе написано: «Остановка на старом маорийском кладбище. Поклон и уважение безвестно почившим. Мистика старых времён и жуть забытого погоста». Прямо у шоссе небольшая полянка, огороженная деревянным плетнем. На нёй два камня могильных. Смотреть нечего. А как звучало в программе! Большое видится на расстоянии?

Новозеландцы – большие доки по части исторических аттракционов. Нет у нас истории, так мы её придумаем и сделаем! Следующая остановка: Shantytown – реконструкция городка 19 века, времён золотой лихорадки. При входе – железнодорожная колея, на ней стоит, пыхтя паром, настоящий паровоз. Отправляется! Бегом заскочили в вагон. Лавочки вдоль стен, несколько пассажиров-туристов. Поезд трогается и идёт через оригинальный новозеландский лес; похожий был перед пещерой, только там была современная дрезина с мелкими вагончиками, а здесь и паровоз крупнее, и вагоны. Хотя наши, российские, всё равно заметно больше – колея в НЗ узкая, и даже крупный поезд сродни нашей узкоколейке. Поездка длится минут 5, приезжаем на станцию, где воспроизводится старая лесопилка с огромными дисками циркулярных пил, прямо для съёмок очередного кровавого ужастика. А на улице, под навесом, рабочее место старателей. Длинный стол с жестяными ваннами, миски из алюминия. За ним – дядька, заранее купленный на входе за 4 nz$ билет даёт право под его руководством помыть золотишко из золотоносного песка. Краткий инструктаж – золото тяжелее песка и камешков, зачерпываем воду в миску с песком и камнями, помешивая песок горизонтальными движениями, держим миску под наклоном, постепенно избавляемся от камней, продолжаем помешивать, отливая песок сверху и, наконец, на самом дне жёлтыми искорками вспыхивает благородный металл! Почётное право добычи золота получил Женя, Катя скорчила мину и отказалась. Женя следует инструкции, минут 5 трясёт, помешивает, сливает песок и камни, и вот и у него блеснуло жёлтым на дне. Дядька даёт маленькую пробирку, заливает её водой с крошками золота, и отдаёт Жене. Сколько счастья в этих глазах! Алчность прячется в нас! По дороге Женя рассуждает о том, что как бы хорошо было продать это золото подороже и разбогатеть. Видимо, следует рассказать сразу окончание этой истории. Женя, несмотря на мамины советы убрать, таскал пробирку в кармане, пока её где-то не потерял. Чем был изрядно расстроен – планам по быстрому обогащению не суждено было сбыться! Драгоценный металл, даже будучи в микроскопических количествах продемонстрировал: «Не играйте со мной в азартные игры – не принесёт вам это радости и счастья» Давай Женя, мы лучше с тобой иностранные языки поучим, да и программирование тоже – с ними надёжнее.

Обратно возвращаемся по лесной аллее. На выходе небольшой городок, центральная улица, а на ней: мебельный салон, парикмахерская, бар, пожарная часть, больница, библиотека, почта. Всё как было в середине 19 века. В баре вполне настоящие напитки, а за отдельную плату предлагается сфотографироваться в одежде позапрошлого века. Мы решились, в углу бара, на вешалке, широкий выбор различной одежды, каждый подобрал себе что-то. Сели на барную стойку, черно-белое фото – семейный портрет в ретро-стиле. В больнице воспроизведена палата, на кровати – манекен больной бабушки, а в инвалидном кресле – дедушка. Отдельная экспозиция – судна различной конструкции, кроме того ещё имеется операционный стол и широкий выбор антикварного хирургического инструмента!

Но мы опять бежим вперёд – нам надо ещё успеть полетать над ледником на вертолёте. По дороге останавливаемся в одном интересном местечке – придорожное кафе, около него загон с оленями, кенгуру и ламами. Кафе просто изобилует цитатами и изречениями на стенах, чувствуется рука философа. А вот и он сам – симпатичный дядька с лицом, изрезанным морщинами. Завёл беседу с Надеждой – надоела суета, продать бы кафе и уехать в спокойное место. Тем временем Катя строчит автоматные очереди затвором фотоаппарата, прицелившись на гималайскую антилопу тар и её детёныша. Именно здесь, как следует из нашей программы, имеется возможность полакомиться пирожками с мясом опоссума. Только вспомнил я об этом, когда уже мы отъехали. На мой вопрос Наде: «А почему не предложили?» она ответила, что не хотела беспокоить главного защитника креветок, киви и грызунов. Пришлось нехотя смириться...

Несмотря на то, что погода внешне наладилась, все равно она остаётся нелётной. Поэтому вместо того, чтобы лететь на ледник Fox, мы отправляемся в пешую прогулку вокруг озера Маtheson. Оно находится в 5 минутах езды от городка Fox Glacier, где мы будем ночевать. По хорошо оборудованной тропе идём по лесу, время 5–6 часов вечера, солнце клонится закату, тихо и безветренно. Но у нас бушует пламя спора между мной и Надей. Дело в том, что ещё на сайте у Надежды написано, что обязательным условием путешествия с её участием является уплата экологического сбора. Путешествуя при помощи самолётов, двигатели которых при сгорании выделяют СО2, который в свою очередь сокращает озоновый слой, мы должны оплатить рассчитанный на специальном калькуляторе размер ущерба, который будет компенсирован посадкой деревьев, которые в свою очередь своей листвой смогут компенсировать вред, нанесённый озоновому слою. Я, согласившись на поездку с её участием, автоматически согласился с её экологическим требованием. И сам факт того, что я принял условия игры, я не оспаривал. Но я не мог не высказать своей точки зрения: почему этот налог должен платить турист, а не собственник самолёта, который продал туристу билет, в котором содержится его прибыль от полёта. Получается, что за экологию платит не тот, кто зарабатывает на этом, а тот, кто пользуется услугами?! Надежда ответила в том смысле, что она не может спросить с компаний, а с туриста может, поэтому с него спрашивает. И то, что уже есть сознательные компании, которые заботятся об экологии. И если бы мы, туристы, не летали бы на самолётах, то и вреда природе не было бы. А так, раз летаем (а также плаваем, ездим, едим в ресторанах, в которые еду привозят на машинах, которые тоже выделяют СО2…), так и платить должны. Я продолжал сопротивляться: лично я – за охрану окружающей среды двумя руками, я – против принуждения, тем более такого нечестного, на нас, туристах все зарабатывают деньги, нам ещё и налог дополнительный.

– И как у вас, Надежда, обстоят дела с налогами? Вы с денег, которые мы Вам платим, налоги платите? Ведь из них как раз государство платит за экологию.

– Да! Конечно, плачу!

– А почему тогда в ответ на мою просьбу, Вы не прислали мне договор?

– Не успела!

– А квитанцию Вы нам на получение денег выпишите?

– Конечно!

– А за деньги на экологию Вы как отчитаетесь?

– Я их передам на посадку деревьев.

– Я понял. А отчитаетесь-то как?

Чтобы никто не подумал превратно – я абсолютно уверен, что Надежда, действительно использует эти деньги по назначению – передаст их в какой-то экологический фонд на посадку деревьев, или даже напрямую фермеру, который использует свой участок под посадку деревьев. Но почему бы не побороться с транснациональными авиакомпаниями? Я понимаю, это сложнее, но, по-моему, честнее. А квитанции нам Надежда за свои услуги так и не дала…

– Вы меня обижаете…

Ладно, никого обижать я не хочу, замял дискуссию, каждый остался при своём мнении. Дети с Татьяной во время нашей перепалки затихли, и периодически поглядывали на меня укоризненно.

А озеро тем временем выглядело очень красиво. Я сделал снимок утки на коряге, отражений в воде, да и само озеро в ожерелье леса смотрится просто превосходно. Надежа объяснила, что это один из растиражированных открыточных видов НЗ. Правда, на нашей открытке отсутствовала одна немаловажная деталь – горная снежная вершина, она была надёжно укрыта облаками, но вид всё равно был пасторальный. Прогулка у нас заняла 1,5 часа, на выходе с озера мы поймали момент, когда солнце легло на землю и, буквально, в течение 1–2 минут скрылось за горизонтом. Но этого времени хватило, чтобы сделать серию багряных закатных фотографий. Что прибавило мне настроения – я всегда радуюсь удачно пойманной картине.

Прямо здесь, на лужайке перед лесом, кафе Matheson, мы сели ужинать. Аппетит нагулян прогулкой на свежем воздухе – оленина, салат с копчёным мясом запиваем Пино Грис. Девушки балуются супом из цветной капусты с беконом. Надежда позвонила в мотель и не доев, поехала туда. Время уже было позднее и хозяева мотеля, решив, что мы не приедем, закрыли офис и собирались ехать домой. Надежда застала их на пороге. Побурчав, они выдали ей ключи от номеров. А утром, когда мы завтракали в центре города, они уже звонили Надежде – пора бы вам выметаться. На будущее было решено исключить Sunset мотель из маршрутной карты, хотя мы тоже могли бы предупредить заранее о позднем приезде…

Обратили внимание на троих туристов азиатской внешности. Они что-то долго выясняли у официанта, потом сели звонить по мобильным телефонам и, вообще, были явно чем-то встревожены. Надежда повернулась к их столу и спросила, что случилось, и не нужна ли им помощь. Оказалось, что они – тайваньцы, у них не заводится прокатная машина, и они не могут доехать до отеля. Я спросил, не кончился ли у них бензин, они ответили, что уже смотрели – нет. Тогда я выдвинул следующую теорию: в каком положении они оставили рычаг автомата – нет, здесь тоже всё в порядке. Тут моя фантазия иссякла, к тому же они сказали, что им удалось дозвониться до офиса прокатной компании и к ним направили тех. помощь, так что мы могли не беспокоиться.

На сон грядущий мы ещё успели с Катей поставить на улице штатив и сфотографировать небо, которое хоть и было укрыто облаками, но созвездие Ориона вполне читалось.
 

05.02.09 Лётный день – Fox Glacier и Wanako.

 

Проснулся и выглянул из-за плотной шторы на улицу – ярко светит солнце. Надежда подтверждает – погода лётная, вчерашняя экскурсия на ледник может состояться сегодня, прямо сейчас, потому что она мудро забронировала вертолёт на вчерашний вечер и на сегодняшнее утро, по принципу «когда получится».

Не завтракая, едем на вертолётную площадку. Уже знакомый нам по путешествию на остров Белый, вертолёт Aerospatiale AS350B, только переднее сидение пошире, там могут кроме пилота разместиться 2 человека и нет радиосвязи на наушниках пассажиров, поэтому к нашей компании присоединилась молодая парочка. Вертолёт медленно, даже кажется, натужно взбирается в гору. Ледник совсем близко к нам из-за небольшой высоты полёта. Переваливаем через хребет – нам открывается долина с ледником Тасмана длиной 29 км, большими снежными полями, на краю одного из которых, я заметил домик микроскопических размеров. Значит высота существенная, просто не было у глаз привычного предмета, чтобы с ним сравнивать размер гор и ледников. А домик оказался приютом для альпинистов. Облетели ледник Franz Josef длиной 11 км, самую высокую вершину Новой Зеландии и всего региона – гору Кука высотой 3754 м, которая по маорийси зовётся Aoraki, и приземлились на огромном ледовом поле, покрытом зернистым льдом ледника Fox. Но на этом высокогорном плато мы оказались не одни – на ледник постоянно опускались и поднимались вертолёты, мы были пятыми. Короткая прогулка по снегу под слепящим солнцем, фото на память, и мы уже взмываем вверх. Когда усаживаемся в вертолёт, пилот по имени Steve переедет нам только что сделанную фотографию – когда успел?! И где у него в вертолёте принтер спрятан?! Спускаемся в долину гораздо быстрее подъёма. Под нами лёд фантастических форм: то они плавные и крупные, то – мелкие и острые, цвета – от бирюзового до чёрного.

Вернулись на землю, позавтракать решили в одном из кафе в центре небольшого городка, одноимённого леднику Fox. Сели на свежем воздухе – Таня и молодёжь заказали яичницу бенедиктин, в течение поездки им понравились poached eggs – яйца, сваренные без скорлупы. Пока ели – уже звонят из мотеля – пора выезжать, в мотелях и гостиницах, которые используются только, чтобы переночевать, ранний check out – в 10–11 часов утра.

Продолжаем путешествие. Дорога идёт вдоль западного побережья до городка Haast на реке Haast, названных в честь первого картографа НЗ, где мы поворачиваем вглубь острова в сторону озёр Wanaka и Hawea. По пути заезжаем на лососевую ферму – уже виденный нами в Финляндии аттракцион. Только здесь удочку не дают, но можно купить булку и кормить ею лосось. Косяк рыбы, по какому-то закону стаи, кружится друг за другом в кольце диаметром метра 4–5. Как только кусочек хлеба достигает поверхности воды, равномерное движение вмиг нарушается, и ближние рыбины устремляются к одной точке. Как только хлеб съеден – гармония кругового движения немедленно восстанавливается. Поверх рыбы плавает одинокая, но шустрая и наглая утка. Кусок хлеба она норовит схватить ещё на лету и успешно пользуется преимуществом своего надводного положения. В большинстве случаев всей рыбьей стае остаётся довольствоваться ничем. Понаблюдав за процессом гармоничного сосуществования различных видов животного мира, зашли в кафе при ферме. Как и ожидалось, много лосося: солёного, копченого, в бутербродах и просто жареного. Завтрак ещё не успел перевариться, взял упаковочку горячего копчения. Под пиво по дороге я её быстро смёл.

Дорога протянулась вдоль озера Hawea. Вода нежно-синего цвета, белые облака отражаются в ней, а на заднем плане – горы в лёгкой дымке. Несмотря на то, что это – не первые озёра на нашем пути, но картине присуще своё собственное очарование. Я попросил Надежду остановить машину, чтобы поснимать, но сделала она это почему-то не сразу и неохотно. Пощёлкал затвором минуту, и двинулись дальше. А красота продолжается. Не выдержал – ещё попросил остановиться. В ответ:

– Александр! Мы не успеем полетать на старинном биплане!

Блин! Почему всё время надо лететь вперёд. Неужели у нас нет 10 минут полюбоваться?! Наверное, она подгоняет нас из лучших побуждений, но иногда это вызывает законное раздражение.

Не доезжая до городка Wanaka, прямо у дороги, располагается музей иллюзий. Помните – если у нас нет в достатке исторических ценностей, мы компенсируем их новыми аттракционами! На улице сделана имитация римского туалета – по стенам напротив друг друга дощатые лавки, в которых вырезаны отверстия для нужды. А на стене сделан рисунок в перспективе и в масштабе, на котором древние римляне справляют надобность. Если смотреть на картину целиком, то присевшая на горшок Катя сидит в одном ряду с римскими воинами! В залах музея различные иллюзии. Выпуклые маски известных людей расположены в ряд – если двигаться вдоль, сосредоточив внимание на одной из них, складывается впечатление, что лицо поворачивается вслед за тобой. Довольно большой зал с окошком во фронте, пол размечен на квадраты неправильной формы, а в потолке – аналогичные, неправильной формы ниши для люминесцентных светильников. Когда смотришь через окошко, благодаря перспективе, рисунок пола и форма светильников становится правильной, что, с другой стороны, создаёт иллюзию ровного пола, а он, на самом деле, завален к одной стене. Поэтому, когда в комнату заходят одновременно 2 человека, например, мы с Женей, и встают у противоположных стен, то третий, который смотрит через окошко, воспринимает, что в комнате правильной формы Женя подпирает потолок головой, а надо мной ещё достаточно пространства. В следующем помещении обыгрывается тема: если одновременно параллельно искривить линию потолка и пола, да ещё подыграть дверьми (как это сделано в шоу-рум Clay Paky), то вестибулярный аппарат на это обязательно отреагирует. А любая прямая в реалии линия, при отсутствии привязки к системе координат, соответственно пойдёт под углом к горизонту. Например, вода, стекающая по жёлобу, будет течь вверх! В общем, не Бог весть что, а интерес туристов привлекает, деньги за билеты получает, да ещё добавьте сувениры, кафе… А где у нас такая предприимчивость?

Приезжаем в город Ванака. Надя связалась с пилотом, и он перенёс наш полёт на более позднее время (стоило бежать галопом?). Мы расположились на обед на центральной улице напротив озера в Relishes caf. Салат с бараниной и бутылочка Jules Taylor Sav blc помогла мне справиться с раздражением. После обеда Таня с ребятами отправилась на покупку сувениров (размяк я, размяк), а я решил проверить местный винный магазин на предмет наличия Astrolabe. И ведь надо же – нашлось! Прикупил 3 штуки для распития в Андреевке, настроение стало совсем благодушным. Пошёл к машине, переодел плавки и отправился через дорогу искупаться в озере. Вода бодрит!

Ближе к 7 часам вечера отправляемся на аэродром. Кроме меня больше желающих летать на биплане времён второй мировой не оказалось. Лётное поле, предзакатное солнце, тихо. Ряд ангаров, из одного из них наш пилот выкатывает в одиночку самолёт. Называется он DH82a Tigermoth, был построен в 1941 году в Англии, и в течение своей жизни побывал в разных руках, долгое время был тренировочным самолётам, потом использовался для борьбы с кроликами и, наконец, пришло время мне на нём полетать над озером Wanaka. Меня облачили в кожаный реглан, на голову надели лётчицкую шапку и очки! Катя сделала фотосессию. Я залез в самолёт, для этого к крылу подкатили специальный лёгкий трап. Самолёт двухместный, по конструкции биплан, кабина открытая. В кабине под ногами рычаг, передо мной – шкалы приборов, а по бортам идут какие-то очень хилые проводочки, чуть не так повернулся – и порвутся! Двигатель заводится путём вращения пропеллера, причём пилоту пришлось крутануть его раз 10, прежде чем он, наконец, затарахтел. Выезжаем на зелёное поле – газу, и самолёт легко и быстро оторвался от земли. Несмотря на свою хлипкость, летит бодро. Ветер сильно не задувает, благодаря небольшому стеклу впереди. Полёт длился 40 минут, облетели озеро перед закатом, на обратном пути спустились прямо над рекой, берега которой достаточно высоки и создаётся впечатление, что мы летим на уровне берега. По прилёту я получил сертификат №0321, свидетельствующий о том, что я не удрал из старенького самолёта, а долетел-таки обратно. Надя рассказывала грустную историю о том, что год назад её клиент из Екатеринбурга, молодой человек, смертельно больной, отправившись напоследок посмотреть мир, полетал на этом самолёте и был в полном восторге. Конечно здорово, но чтобы до щенячьего восторга?..

Под вечер добираемся до Cardrona hotel (можно так в удовольствие говорить  «Каррдрррона») – очень старый отель времён золотоискателей. Перед гостиницей на дороге автомобиль-ретро бледно-желтого цвета, аналогичного стенам гостиницы. На входе надпись, сохранившаяся с давних времён: «Если у тебя есть шиллинг – остановись, а если нет – проезжай дальше». Шиллинг у нас был – мы остались ночевать. Комнаты простые, но опрятные, мебель – в стиле прошлого века, на унитазах – деревянные кольца-сидения. В нашем номере – большой балкон на крыше с видом на сад, где сидят гости местного бара. Бар и ресторан такие же древние и заслуженные, как и гостиница. Ещё неизвестно, что более популярно – и ресторан, и бар полны гостей, что как-то не совсем обычно для НЗ, тем более что дело происходит на дороге, вдали от населённых пунктов. В ресторане заказал lamb chops merino, Женя – морковный суп, Катя – макароны, Надя и Таня – мидии. Мидии в НЗ крупные, а раковины у них – голубые. В этом ресторане я сделал второе винное открытие в НЗ, на этот раз в категории красных вин. Дело в том, что отель находится в известном винодельческом регионе НЗ – central otago. А среди красных сортов особой популярностью в НЗ пользуется пино нуар. Винодельческое хозяйство называется Pisa range и расположено в нескольких километрах дальше по дороге. Бархатистое вино, с яркими нотками. Катя решила попробовать сидр, который так и остался почти нетронутым, а Женя – ginger beer, которому он уже не в первый раз за путешествие отдал предпочтение. К пиву этот напиток не имеет никакого отношения, но, видимо, само слово «пиво» в названии льстит Жениному самолюбию и желанию стать поскорее взрослым. Поужинав, отправились в бар. Сидеть можно на улице, одна компания там очень уютно расположилась у кострища с горячими углями. Как раз по теме заказал для сравнения другое пино нуар под названием «Three miners», «три шахтёра». Может, здесь всё пино нуар такое, как Pisa range? Нет! Хорошее, но не такое!

Татьяна легла спать, Женя с подругой Надей пошёл купаться в джакузи, а я решил позвонить Попову Г.Б. в Питер, чтобы разобраться, почему они не платят нам деньги за поставку для Архангельского театра. Ведь я и так им дал очень низкую цену. А он возьми, да и начни на меня орать, что, дескать, в моё отсутствие Дока не вовремя и не туда позвонила. Я – в ответ, на весь отель (сидя на балконе) начал орать, что мы вообще ничего не будем ему поставлять, несмотря на то, что уже заказ сделали у поставщиков. В какой-то момент Попову хватило благоразумия остановиться: «Отдыхайте, Александр Николаевич! Приедете – мы во всём разберёмся. Мы, в любом случае, оплатим заказанное». (Пишу ночью 3.03. – оплатили недавно, но только пока половину). Вот так побеседовали через два океана…
 

06.02.09 Queenstown. Azur – взгляд из ванной.

 

Завтрак в Cardrone – что-то с едой скудновато: попросили яичницу, через некоторое время приносят большую тарелку на стол, на которой навалено с десяток жареных яиц. Кате и Жене очень понравилась такая большая глазунья.
Едем в сторону Queenstown. Дорога вокруг нас… вот честно сказать, сейчас я практически не могу вспомнить, где и какая природа была вдоль дороги. Как-то всё слилось, но, пожалуй, Южный остров в плане пейзажей поинтереснее Северного.

Основными видами из окна машины можно считать:

1) Оригинальный новозеландский лес;

2) Океанское побережье;

3) Горные массивы с озёрами;

4) Степи и луга.

Неподалёку от Queenstown заезжаем в городок Arrowtown. В маршрутах, которые предлагают московские агентства, обязательно указывался этот городок.

Собственно, по большому счёту, городок состоит из одной центральной улицы, состоящей из одноэтажных зданий конца позапрошлого, начала прошлого века. Такой миленький фасад для туристов и… для их кошельков.

В начале улицы расположен краеведческий музей. Помните – если нет истории, то мы её сделаем. Помещения ремесленников, школа, пекарня и туалет! Открываешь дверь из любопытства, а там сидит дедок, тужится и при виде Вас сипит: «Убирайся! Не видишь – тут занято!» Следующий пункт программы – Shotover jet, поездка на глиссере по мелкой реке c названием Shotover. Как мы помним, нам уже знаком такой вид транспорта на реке Вайнанги. Но в том-то и дело, что там глиссер выполнял роль перевозчика, а здесь – спортивного развлечения. Облачаемся в спасательные жилеты, подписываем бумагу, что в случае чего – сами виноваты, и проходим на борт. Мы с Женей сели в первом ряду, Таня, Катя и Надя (её посадили с нами бесплатно) – во втором. На вертикальной стойке прямо перед нами глазок видеокамеры, такой же сзади. Глиссер на огромной скорости несётся по реке, которую обступают высокие скалы. Водитель, для устрашения, подруливает перед выступающей скалой, и тем, кто сидит по борту, кажется, что сейчас их размажет по камню. Народ кричит от страха, только Женя, сидящий по борту, молчит и улыбается. Любимое развлечение при езде на глиссере – разворот на полном ходу на 360 градусов, брызги, визги, полное удовольствие! По окончании поездки можно купить диск с фильмом, мы ещё не успели добраться до офиса, который расположен на скале, в отдалении от реки, где лежат уже готовые диски с фильмом. Беспроводная передача данных!

Приезжаем в Queenstown, более туристический город по сравнению с теми, что до сих пор нам попадались по дороге. Здесь много отелей, в том числе мировых цепочек, в других городах вообще отели не бросались в глаза. Много народу на улицах. Много компаний, предлагающих все виды активного отдыха. Вслед за Надей идём (полубегом) по улицам. На берегу озера спускаемся в подземный аттракцион: комната на дне со стеклянной стеной. За ней видно ныряющих уток серебристого с металлическим отливом цвета, которые на поверхности оказываются чёрными, а также угрей. При желании, можно сунуть 1 nz$ в прорезь и нажать кнопку – в воду выталкивается порция корма, к которой устремляются утки и рыбы прямо через всё окно-экран! Всего то $...

Из микромузея идём по набережной в ресторан пообедать. Надежда говорит – самое хорошее место в городе. Предвкушаем вкусный обед. Нет мест! Облом!

Оглядываюсь по сторонам – у пристани стоит, пыхтящий трубой, небольшой пароход, до отправления в 14-00 остаётся меньше 10 минут. Надя: «А не хотите прокатиться на теплоходе»?

– А поесть?

– А там ресторан есть.

– Хороший?

– Да. У меня одни туристы ездили, им понравилось.

Подошли в кассу, Надя показывает свою визитку, объясняет, что она гид и спрашивает, может ли она поплыть с нами, то есть с обслуживаемыми ей туристами?

В ответ тётенька повернулась куда-то вовнутрь и долго что-то с кем-то начала выяснять. Внутри возникло чувство ошибочности принятого решения. Я спросил у Нади нерешительно: «Может, не поедем? Мы и по берегу можем хорошо погулять?». Она: «Да нет. Плывите без меня. Я приду на пристань через 2 часа, когда корабль вернётся». Ладно. Нехотя купил билеты и сели на корабль. Ресторана на нём не оказалось. А только кафе, в котором продавали сосиски в слоёном тесте. Правда, там же продавали вино, и не только бокалами, но и бутылками. Что несколько скомпенсировало разочарование едой. Пароход, тем не менее, интересен тем, что его машинное отделение открыто на всеобщее обозрение. На главной палубе, посредине, сделана глубокая прорезь на 2 уровня вниз, через которую видно всё машинное отделение. На стенах нарисовано устройство парового двигателя, схема движения пара и разрез главного и малых цилиндров. Машинисты в форме умело орудуют лопатами, подсыпая уголь в топки, а главный седовласый дяденька в очках и с усами следит умным взглядом за давлением и трогает вентили и рычажки. К сожалению, вид настоящего живого механизма Женю не привлёк, он быстро от меня сбежал – куда интересней им с Катей было рассматривать и обсуждать чаек на спасательной шлюпке. Среди них мы заметили главную, которая строго следила за появлением непрошеных гостей на её территории, некоторых отгоняла своим воинственным видом ещё на подлёте, а самых непонятливых приходилось лично клевать. В результате она установила полный контроль над шлюпкой, разрешив остаться только одному, полностью лояльному.

Прокатились по озеру Wakatipu туда и обратно с короткой остановкой в дальней точке и через 1,5 часа вернулись обратно. Нади пока не было, мы зашли в ближайший сувенирный магазин. В нём мы обнаружили чрезвычайно практичную вещь, сделанную из шкурки опоссума – кружок из мягкого меха с дырочкой посредине, надевается на известное место и служит защитой от переохлаждения в студёную русскую зиму. Понятно – я тут же прикупил такие полезные изделия для наших Андреевских аборигенов – А.М.Ч. и А.И.Б.

Надя нас нашла – едем в гостиницу. Она расположена на склоне горы, над городом и озером и называется Azur. Состоит из отдельных бунгало и центрального здания, где есть комната отдыха, reception и комната для завтраков. Прямо по приезду нас окружили вниманием и заботой. Первым делом налили нам с Таней. Женя попросил бананов, они немного замялись, но сказали, что сейчас найдут. Как потом выяснилось, парень из обслуги сел за руль и поехал в город за бананами…

Бунгало – фантастическое! Хорошо продуманный интерьер в стиле современного минимализма. Деревянный потолок из хорошо обработанного и подогнанного дерева. ЖК панель, музыкальный центр, мягкая высокая кровать, овальная ванна с видом на озеро (!). Цветовая гамма – оттенки коричневого. Очень похоже на лодж в Туранги на берегу Таупо, только имеет существенное дополнение в виде захватывающего вида на озеро!

Надя зовёт нас на очередную экскурсию. Я непреклонен – и речи быть не может! Дайте насладиться замечательным местом и немного перевести дух. Надежда благосклонно оставляет нас с Таней в покое, берёт Женю и Катю и уезжает в какой-то парк с животными на берегу озера. Я полез в ванну. Распахнул большое окно и наслаждаюсь потрясающим видом на озеро. А вот и пароходик наш, попыхивая трубой, пересекает озеро по своему вечному маршруту. Во льду, на столике стоит бутылочка белого вина – welcome, значит. Ну, welcome, так welcome. На физиономии выражение блаженства – ну что ещё для счастья нужно – даже штопор на месте!

Дети возвращаются тоже довольные от встречи с животными. Одеваемся и идём в город на выход в люди, то бишь, в ресторан. Называется он Wai Waterfront – кормят в нём прилично, даже где-то можно сказать высокой кухней. Едим карпаччо из рыбы wahoo, тихоокеанского тунца, говядину и monkfish – морской чёрт. Всё достойно, а я очень доволен тунцом, уникальная рыба при правильном, почти сыром приготовлении. Редкий случай, Женя поел десерт, а после заказал мясное блюдо, даже не мясное, а, что очень удивительно, рыбное – тунца, и был им вполне доволен – съел всё.
А на ночь можно выйти на террасу и послушать шум ветра и большого озера!
 

07.02.09 Мужество Жени
 

Просыпаюсь как всегда, рано утром и периодически выглядываю из-за шторы – начало светать или нет. Когда рассветает, появляется замечательный вид на озеро. Погода неустойчивая, сначала светит солнце, но потом появляются тучи. Почитав бумажки в номере, я узнал, что все напитки в мини баре, кроме крепкого алкоголя в пол литровых бутылках, нахаляву! Там даже написано: «Возьмите их с собой». И действительно, как всё выпить, если не лезет?!

Иду будить Женю и Катю. Захожу к ним в дом: свет включён, работает компьютер и телевизор, а дети спят без задних ног! Наверняка допоздна смотрели фильмы, играли на компьютере. Кое-как, покрикивая, и не с первого раза растолкал их. Идём завтракать. Надя уже приехала (она живёт в другом отеле внизу, в городе) и сидит за компьютером. Погода объявлена нелётной, соответственно, отменяется полёт в Милфорд саунд. Конечно, обидно, всё-таки считается одной из главных достопримечательностей НЗ, но уже не так сильно, как в начале. Просто впечатлений уже столько, что одним больше или меньше…

Едем в город и на подвесной дороге (cable car) поднимаемся в гору. На горе – очередное развлечение под названием luge. Это такие санки на колёсах с рулём, на которых можно скатываться с горы по специальной трассе. Скатились, потом ещё пару раз скатились. Если хочешь притормозить – отпускаешь руль вперёд, отпустить торможение – руль на себя. Приловчившись можно гонять на приличной скорости, но проблема в том, что на трассе много других участников.
Накатавшись, пошли посмотреть очередную тарзанку – bungy jumping. Женя опять проситься прыгнуть. Я послушал, послушал – заглянул в кабинку офиса, спрашиваю девушку:

– Кидаете?

– Кидаем!

– А со скольких лет?

– С 10.

– А вес каким должен быть?

– Не меньше 35 кг.

– А взвесить можно?

– Конечно.

– В нас 36 кг. Ну что Женя, ты правда полетишь?

– Да.

– А не боишься?

– Ну, только немного. Всё равно полечу.

– Хорошо, выписывайте.

– А вы знаете, что если не прыгнет, деньги не возвращаются?

– Знаю.

– Хорошо. Тогда прочитайте правила и подпишите.

Читаем вместе с Надей. Общий смысл таков – мы ни за что не отвечаем, вы не имеете права подавать какие-либо жалобы в суд, даже если что-либо случится с теми из родственников, кто наблюдает. Да-а-а, ну что делать, подписываю. Женя с Надей идут на вышку, мы с Катей занимаем позицию для съёмки, я – с видеокамерой, Катя – с фотоаппаратом, Таня сказала, что она не сможет смотреть на это безобразие и спряталась за поворотом. Видим, как  Жене пристёгивают эластичный канат, дают какой-то инструктаж. Я, до сих пор наблюдавший за приготовлениями вполне спокойно, начал замечать, как слабеют мои ноги, наливающиеся неприятным теплом. Ага! И я испугался! Стараюсь держать себя в руках, сосредоточившись на съёмке. Слышу: 1!2!3! Go! Женя разбегается и вылетает с площадки, продолжая какой-то миг двигаться по инерции в воздухе, он эффектно устремляется вниз лицом вперёд. Достигнув нижней точки, Женька начинает отскакивать в разные стороны на эластичной резинке как шарик.

Постепенно амплитуда прыжков уменьшается, и Женя повисает на верёвке. Ему сверху подают ещё один трос – он пристёгивает карабин, и его начинают поднимать вверх. Ещё минута и довольный Женя вместе с Надеждой появляется на мостике, ведущим от площадки для прыжков. Вспышки фотокамеры, попытки взять интервью… я на радостях, что сын вернулся живой и невредимый пообещал ему приз. На что Женя сказал – кольцо всевластия (the one ring). Я согласился. Спрашиваю Катю – ну что, гордишься, своим братом? Отвечает не раздумывая – Да!

С хорошим настроением, на эмоциональном подъёме мы возвращаемся вниз. Не отходя от кассы, Женя предлагает купить кольцо сразу. Надя ведёт нас в специальный магазин – Женя просит купить ему золотое кольцо. Пришлось потратить нам всем некоторое время, чтобы убедить его, что молодому мальчику лучше подойдёт серебряное кольцо. В конце концов, он согласился в обмен на моё обещание подкинуть НЗ долларов 200 на карманные расходы. У меня были свои резоны – ведь золотое тянуло на 650 против 80-ти за серебряное…

Удачный полёт и обновку было решено обмыть за обедом. Присели за столик в ресторане «Капитаны» прямо на улице. Съели коктейль из креветок – вкусный, а я попробовал whitebait – меленькую рыбку из озёр.

Вообще, Надя неодобрительно относится к поеданию этой рыбки, так как её становится всё меньше, и запасы недостаточно восполняются, но я попросил один раз попробовать, пообещав больше её не есть. Надежда, вздохнув, промолчала. Рыбка тоже оказалась неплохой, совсем мелкая, как семечки, обжаренная в лёгкой панировке.

После обеда вернулись в гостиницу – надо насладиться видом, комфортом и бесплатным мини-баром. По приезду мы с Женькой вместе прыгнули в ванную, предварительно распахнув окно с видом на залив.

К ужину Таня заявила, что в ресторан не пойдёт, останется дома. Мы же отправились в центр, на набережную, в ресторан Botswana buchery. Я в НЗ налегаю на два основных вида еды: рыбу и морепродукты, и мясо, баранину и говядину. На этот раз – тартар из тунца и баранина. Ресторан пафосный, тартар вкусный, а баранина – обычная. По приезду застали голодную Таню, которая выпила пиво и съела фрукты.

 

08.02.09 Пара обломов,

но в целом всё – не так уж плохо.

 

Ещё вечером обсудили – если утром будет хорошая погода, слетаем в Милфорд саунд на фьорд. Но нужно будет обязательно встать рано, в семь. Я начал просыпаться в три и делал это через каждые полчаса. Не помогло – погода опять не позволяет лететь. Но я уже смирился. Вышли на завтрак в девять.

Не помню, может быть, я уже философствовал о том, что правильный завтрак в правильном месте задаёт настроение на весь день. У нас уже было как минимум три замечательных завтрака – в Тауро, на Роторуа в Кауро лодже и в Туранги в лодже. Здесь тоже весьма неплохо. В завтраках у новозеландцев явно прослеживаются английские традиции: яичница, причём, не только глазунья, а также poached eggs, омлет и жареный бекон, в зависимости от крутизны места, могут добавляться шампиньоны, жареные помидоры, картофельные крекеры. Встречается овсянка. Чай, везде и повсеместно пьётся с молоком. Но есть и свои мульки (а может, и не свои, просто я не встречал их в Англии) – wheatebix, например. Это такие прессованные хлопья, несладкие, очень гигроскопичные. Их кладут в тарелку с йогуртом, кстати, в таком виде вполне съедобно. По словам Надежды, в НЗ проводится чемпионат по поеданию таких прессованных хлопьев, победитель съел 25 батончиков за сколько-то минут. Ещё у них есть такая дрожжевая паста в небольших упаковочках – Marmite и Vegemite. Её намазывают тонким слоем на хлебцы. По словам Нади новозеландское общество разделилось на две непримиримых части: одни являются поклонниками Marmite, другие – Vegemite. Сама Надя не является поклонником ни того ни другого, а вкусовые качества обеих расценивает как разновидность гуталина. Я пробовать не стал – поверил на слово…

Собираем вещи, трогаемся в путь дальше. Содержимое бесплатного мини-бара сгрёб в коробку из-под вина, которая путешествует с нами на правах нормального чемодана, положил вместе с другим багажом и отправил на электромобиле вверх в гору, к автомашине. Поднялся в офис, чтобы расплатиться за проживание – 1300 NZ$ за ночь за домик. Две ночи, два дома – 5200 + GST (12,5%) = 6210 x 0,4=2484! Крякнул про себя – это самое дорогое размещение.Не просто дорогое, а с большим отрывом самое дорогое. Например, Kaura – 995 NZ$ за три номера (Надя жила вместе с нами), River birches – 1237 NZ$ – опять-таки за три номера. При этом качество размещения очень близкое – хотя я ни в коем случае не хочу ставить под сомнение качество расположения отеля Azur – вид восхитительный! Но и на Роторуа, в Kaura lodge расположение очень достойное. Я понял, что Новая Зеландия для туриста может быть очень разная – дешёвая, разумная и очень дорогая. Именно последний вариант и предлагают московские агентства, а разумный можно найти, только обладая знаниями мест размещения. Надя нам в этом, безусловно, очень помогла.

Ну, хоть мини-бар прихватили с собой… собрались и поехали, спускаемся с горы, через Queenstown выезжаем в направлении города Dunedin. Зазвонил Надин телефон – из отеля сообщают, что забыли нам загрузить кофр с фототехникой и рюкзак. Ждём на набережной у озера, когда подвезут. Минут через 10 девушка с ресепшн подвезла, мы мило расшаркались:

– Ой, извините!

– Ну, да что Вы, никаких проблем, нам даже приятно было подождать…

Поехали. Тут я стукнул себя по лбу – в холодильнике забыл купленные до этого в супермаркете, солёные плавники лосося! Таня услышала: «Знала бы я вчера, съела бы с большим удовольствием, когда вечером голодная осталась, яблоки – не самый подходящий аккомпанемент под пиво» Но уже не вернёшься – пусть там кушают и наслаждаются!

По восьмой дороге через городки Cromwell и Alexandra движемся на полуостров Otago. Первая остановка у местечка Cromwell, перешли через подвесной раскачивающийся мост над зеленоватой рекой и зашли в дом где, как обычно для НЗ, сувенирная лавка и нечто типа музея.

Надя, памятуя, что Женя потерял намытое золото (к тому же Катя тоже почувствовала вкус лёгкой наживы, и захотела помыть золотишко), привела нас на некую ферму Goldfield, где всего за 35 NZ$ можно попробовать намыть золотые богатства. Оплатил, вышли из помещения на улицу, стол с водой, миски для мытья и раскоп в углу, откуда нужно брать золотоносную руду. Дядька начал объяснять, как надо промывать, мы слушали нетерпеливо, потому что в Shantytown уже проходили курс молодого и алчного золотоискателя. В конце своего пояснения, дядька сказал, что песок во-о-он в том углу, но гарантии, что мы намоем золото, он не даёт! Как это не даёт?! Надя уточняет:

– А если золота не намоем – деньги вернут?

– Нет! – звучит в ответ.

Притом, что в Shantytown за 4 NZ$ было куплено гарантированное счастье быстрой наживы. Надя мужику: «Тогда отдавайте деньги» Катя с Женей: «Ну, ладно! Давайте попробуем без гарантии» Надя была неумолима: «Верните деньги!»
Деньги вернули, и мы продолжили свой маршрут. Сунув руку в карман, обнаружил ключ от номера в гостинице! Прямо какая-то гостиница забытых вещей! Сначала они забыли погрузить наши вещи в машину, потом я нашёл забытый в кармане ключ, а в холодильнике остались забытые плавники…

Несколько часов езды, нам нужно успеть на экскурсию на полуострове Отаго на стоянки пингвинов и морских котиков, и мы уже едем по узкой дороге, окаймляющей залив перед городом Дунедин. Уже давно едем, не выходя из машины, поэтому удивился, когда посмотрел температуру за бортом – 28-31 градус! Пожалуй, это максимальная температура за время нашего путешествия. С учётом того, что небо затянуто облаками, совершенно не верится, что на улице так жарко. А там и не жарко! Такие особенности температуры воздуха в НЗ. Ну нет, конечно, тепло, но не изнуряющая жара.
Надя созванивается с компанией, которая организовывает экскурсию по заповеднику, они договариваются встретиться где-то по дороге. Через некоторое время Надя восклицает: «Тот микроавтобус, который едет перед нами – и есть наш, экскурсионный!» Пересели в него все вместе с Надей, она тоже едет с нами. Для начала нам выдали по биноклю и листочек с описанием птиц и пингвинов. Машина сворачивает от побережья в гору и, перевалив через неё, подъезжает к лиманам. Водитель показывает нам птицу века, цаплю, но мы уже их видели. Покрутив вокруг озёр-лиманов, мы возвращаемся на побережье. Близ узкой дороги, по самому краю залива, с одной стороны на сваях домики – гаражи для катеров, с другой – гора, а в промежутках небольшие деревеньки, дачные, по-видимому. Обратил внимание, что некоторые украшают своё жилище сухими, выбеленными из серого, ветвистыми стволами деревьев. Чудно выглядит, когда из них что-то типа изгороди мострячут.

Наш следующий пункт: центр по наблюдению за единственной в мире колонией королевских альбатросов. Подъезжаем, водитель-гид объясняет, что здесь наша группа разбивается на две. Одна пойдёт смотреть альбатросов вблизи, а другая будет ошиваться поодаль и наблюдать за ними на расстоянии (угадайте, о ком идёт речь?). Надежда: «Как это? У нас также заказано посещение» Гид в ответ: «Нет! (уже знакомое сегодня в качестве ответа слово)» Надя ему: «Я Вам говорила по телефону» Гид: «Я не слышал»

Дело в том, что посещение центра регламентируется, количество допускаемых для просмотра через стекло на близком расстоянии, лимитировано и может быть организовано только по предварительной записи. Поэтому, несмотря на Надины препирательства, в посещении нам было отказано. Облом! В отличие от утреннего облома с полётом в Милфорд – здесь виной были не природные условия, а чья-то невнимательность при заказе, отчего обидно. Я даже знаю чья. Надя при этом совершенно спокойна: «Да, ладно, посмотрите через ограждение» И невдомёк ей, почему мне так обидно… Наших попутчиков запустили через турникет наверх по коридору к постройке, откуда видна собственно сама птичья стоянка. Нам осталась заливать обиду пивом и заедать треской. Треска, к слову, оказалась вполне съедобной. Поев за полчаса, оставшееся время мы провели, проходя вокруг забора и наблюдая, как из-за холма вылетают, планируя, огромные птицы. Как сказала Надя, королевский альбатрос – самая большая современная птица мира. Размах её крыльев достигает 3 м 30 см. Птица не в состоянии взмахивать крыльями так, чтобы взлететь, поэтому она планирует, издали её крылья напоминают бумеранги, опущенные концами вниз. Летает красиво, подолгу кружа в восходящих потоках воздуха, пикируя за рыбой в океанскую волну. Скала, где расположились альбатросы, постоянно продувается сильным ветром с океана, что облегчает птицам взлёт. На крутом обрыве к океану много других птиц, например, цапля со сплюснутым клювом. Поснимали что увидели, и двинулись вместе с остальной группой дальше. Опять сворачиваем от океана вглубь полуострова, по просёлочной дороге едем среди холмов, усеянных пасущимися овцами. Чувствуется определённая дикость места: людей нет, машины практически не встречается, только овцы вокруг! А мы едем к пингвинам. Чтобы они не разбежались, или, наоборот, чтобы им не докучали, или уж просто чтобы народ не мешал пингвинам, дорогу периодически преграждают деревянные ворота. Парень-гид выходит из-за руля, достаёт из кармана ключ (вот в чём главная надобность такой экскурсии!), открывает ворота, въезжает, останавливается, выходит и закрывает обратно. Иногда, правда, когда автобус со следующей экскурсией едет прямо следом за нами, наш открывает, а второй закрывает. К месту одновременно прибывает три или четыре экскурсии. Дело в том, что за пингвинами имеет смысл наблюдать два раза в сутки – когда они рано утром на рассвете движутся из своих норок на рыбную ловлю в океан, и перед закатом, когда они оттуда возвращаются. Перед закатом, понятно комфортнее, чем спозаранку. Так что, я предполагаю, это все экскурсии за день. С высоты холма виден большой песчаный пляж пологой дугой, на котором тонким пунктиром прочерчен след от выползающего из пучин морского льва. В принципе – видны точки пингвинов, но расстояние слишком большое, чтобы что-нибудь разглядеть.

Спускаемся по тропе вниз, проинструктированные, чтобы не слишком шуметь и близко не подходить. Первым заприметили желтоглазого пингвина, который замер на склоне, на приличной дистанции от океана, по пути в свою квартиру. Он был один, и необычно было то, что морское животное находится не на воде, а, наоборот, среди кустов на суше.

Вышли на пляж. На нём, тут и там, громоздятся бесформенные коричневые туши – это морские львы. Несмотря на предупреждение о том, что это они с виду такие сонные, ленивые и медлительные, если разозлить, они могут с необычной ловкостью погнаться за вами. Но, на самом деле, никто ни за кем не гоняется, а подходим мы к ним практически вплотную. Сильно не впечатлили, хоть и однофамильцы. Продолжаем свой путь по пляжу – впереди видны пингвины. Желтоглазые. Одновременно на песчаной полосе пляжа – 5–7 пингвинов. Они выходят из воды и начинают свой путь к норам, которые расположены на высоких склонах в 150–200 м от воды. Добираются до жилища они через полтора–два часа. Сделав небольшую перебежку, пингвин останавливается, чтобы передохнуть и остыть. Когда он стоит заметно, как он трясётся. Но не от холода, как многие ошибочно воспринимают, а от жары. Он отряхивает свою шубку, чтобы ветерком его более эффективно охладило. Постоял и дальше пошлёпал. У желтоглазых пингвинов на шее, за глазами, ярко-жёлтое пушное ожерелье. Только у взрослых особей, у детёнышей его нет. Надежда утверждает, что она такого количества пингвинов одновременно здесь никогда не видела, вместе с теми, что уже взобрались на склон, я думаю десять–двенадцать (наверное, она так нас пытается успокоить, чтобы меньше переживали из-за облома с альбатросами). В любом случае за ними очень занятно наблюдать: походка смешная, периодически чешутся, покрикивают, подняв клюв вверх, а на одной из фоток получилось, как три сплетницы (или сплетника) собрались и перемывают соседу (соседке) косточки (или пёрышки у шубы, кто их разберёт). Для наблюдения на холме выстроена будка, туда нас и приводят с интервалом после предыдущей группы.

Хорошо. Интересно. Место незасиженное, ведь животные действительно находятся в естественной среде обитания. Через вход в норку попытался снять синего пингвина – виден один носик. Синие пингвины значительно меньше по размеру желтоглазых, но у нас ещё будет возможность рассмотреть их в подробностях.

Поднялись обратно в гору к автобусам, с отдышкой, конечно. Гид говорит, кто устал – может остаться, а мы пойдём опять вниз, только в другое место – смотреть морских котиков. Осталась одна тётенька (кроме нас в группе ещё человека 3–4), мы все двинули за гидом. Большой плоский холм с мелкой травой. Я так и не понял, почему трава как газон, то ли овцы её так аккуратно выщипывают, то ли она выше не растёт. По холму спускаемся к океану, впереди простор водной глади, в ушах ветер, внизу под нами утёсы. Среди них – щупальца водорослей, извивающихся в такт набегающей волне. На камнях и в естественных ваннах – морские котики. Их много. Я не считал, но, наверное, около сотни. Заметно живее, чем морские львы. Резвятся, играются, в воде и на суше.

Возвращаемся. Очень хочется пить, сушняк душит. Проехали первые ворота на дороге – водитель остановился. Кто хочет в туалет, или попить – пожалуйста. Из всей экскурсионной группы семейство Фокичевых в полном составе двинулось на выход. Сельхозпостройка, но в ней есть сортир, и среди всякого инвентаря – краник с водой. А вода из-под крана – отличная, а главное, вовремя!

Едем обратно в сумерках. Проезжаем лиманы, они сейчас во время отлива обмелели. Вижу картину: водная гладь серебристой чешуёй отражается в сумерках, на ней одинокий дом на сваях – может быть фотошедевром! Но штатив в другой машине, и попросить остановиться смелости не хватило. Уже в темноте пересаживаемся в свою машину. До места нашей ночёвки совсем близко – это замок Ларнах, единственный в НЗ, как утверждает Надя. Он находится здесь же на полуострове, на вершине горы. Отсюда хорошо видны огни Дунедина, замок окружён парком, но нам впотьмах этого почти не видно. Конечно, ночуем мы не в самом замке, а в пансионе при нём. Приехали совсем поздно, где-то в полдесятого. О еде Надя заранее позаботилась – нам накрыли холодный стол. Прямо в конюшне отреставрированной, которая служит помещением для завтраков. Стол, кстати, оказался не такой уж холодный – нам ещё успели налить горячего тыквенного супа. А кроме того на столе была большая тарелка с мясом и колбасой, овощи, хлеб. Достал из чемодана бутылку Pisa range, припасённую для Андреевки, потому что другой выпивки не было. И вот ведь какая штука – вино, которое мне очень понравилось в Cardrone, здесь показалось вполне заурядным?! Всему своё место и время! Не стоит забывать, что пили его не из бокалов, а из гранёных стаканов из-под сока и воды, никто не следил за его температурой – вот так и получилось.
После ужина отправились по номерам. Наш на втором этаже – с выходом в открытую галерею, детский – внутри здания на первом этаже. Ничего особенного, но переночевать по дороге вполне подходят. С одной стороны хочется спать, с другой – кажется, что на территории замка – фантастические ночные сюжеты. Переборол себя и пошёл гулять. Ничего сверхъестественного, хотя сам замок освещённый изнутри, с большими застеклёнными верандами, ночью со штатива мог выглядеть вполне симпатично. Но надо идти обратно, искать ключ от машины, доставать штатив… Зашёл к Жене с Катей, посмотреть, как они устроились. Вдруг стук в дверь – Женька открывает, а там на ладони ёжик! Это неутомимая Надя нашла его и принесла похвастаться Жене. Не знаю, смутилась ли меня, увидев или нет, только недолго показав его Женьке, который конечно был доволен новым животным, она ретировалась.

  И я потопал спать. Правда, перед сном, я решил выпить бутылку пива из своих запасов. А оно тёплое. Поставил в пустой холодильник и лёг в кровать, ждать, когда остынет. А в сон клонит. Не выдержал – встал попробовать. А оно невкусное! Не тёплое и не холодное. И не хочется! Лёг и заснул!
 

09.02.09 Планеристы

 

Утром моросит мелкий дождь, несмотря на ясное небо ночью. В точном соответствии с Надиным видением погоды в НЗ – за день может смениться несколько раз, смотреть прогноз особого смысла не имеет. Завтракаем там же, в конюшне. Народу на завтраке на удивление много. Омлет и poached eggs нам приготовили. После еды отправились в экскурсию по замку. Надежда рассказала его историю. Да! Извините, мы успели с ней поссориться с утра. Пошли платить за номера, а на всех счетах за наши комнаты написано «Надя Звягина». А я как раз перед этим её просил, чтобы все счета были на моё имя. Ах-ах! Всё Вам, Александр, не нравится! Я уже так устала от Ваших упрёков! А может я и вправду зря, ну хрен с ними, с этими счетами!

А замок построил в 1871 году один известный банкир, который имел несколько жён, а в замке поселился с самой молодой. С которой вскоре завёл шашни его собственный сын! И, не выдержав позора, банкир застрелился! Или к этому ему подтолкнул кризис в банке, связанный с концом эпохи золотой лихорадки?

Побродив по замку с толпами туристов (и откуда они успели набежать в столь ранний час?), мы двинулись дальше. Сегодня мы должны доехать до озера Текапо, наш путь сначала пройдёт по берегу, до городка Оамару, а потом мы повернём вглубь острова. Экскурсия по Дунедину из-за недостатка времени проходила в режиме из окна машины. Крупное и внушительное сооружение – здание железнодорожного вокзала. Притом, что железная дорога в НЗ узкая с маленькими и редкими поездами. Город по НЗ меркам достаточно интересный – много каменных домов конца 19го – начала 20 века, сказывается близость месторождений камня в Оамару.

Следующий пункт путешествия: круглые камни на побережье океана. Надя объяснила их происхождение, но я пропустил мимо ушей. Что-то там связано с кристаллизацией в перенасыщенном растворе. А разломы или швы на камне – это процессы вторичной кристаллизации, называемые трансформацией. Камни созревают много тысяч лет, всего их 10–20 штук, лежат все вблизи друг от друга, на песчаном океаническом пляже. Гладкие, правильной формы, с желтоватыми шершавыми швами на гладкой поверхности – будто хрустальный шар разбился, а его потом склеили, не особо заботясь о том, чтобы убрать остатки клея из швов. Есть один, который разбился (распёрло его изнутри, что ли?), лежат две половины скорлупы и несколько мелких кусков. Женя сфотографировался, как птенец, вылезающий из разбитого яйца – неплохо получилось!

Едем дальше. По дороге решили перекусить по-быстрому, остановились в небольшом посёлке, зашли в закусочную. Крохотное помещение, стойка, за ней – хозяйка, за спиной хозяйки – доска с написанным мелом меню. Читается вкусно: морские гребешки, устрицы, мидии. Заказали всего, стоит копейки, ждём. Надя говорит – это мы едим совсем по местному, по-новозеландски, то есть совсем без понтов и на ходу. Минут через десять нам приносят коробку с кучей различных кусочков в панировке. Слой панировки толстый – понять, что под ним скрывается невозможно. Устрицы, жареные в панировке – редкое говно! Зачем вот так брать и целиком портить кучу замечательных и свежих морепродуктов – непонятно! Поели всё это на улице за деревянным столиком, запивая пивом, купленным в магазине напротив, и тронулись дальше. Совсем близко расположен городок Оамару, мне заранее известный тем, что около него находится колония жёлтоглазых пингвинов, и про него в журнале «Мир» написано: «…Иногда одинокий пингвин отрывается от стаи и бродит по городу, заходя в паб. За это зрелище можно душу отдать!». Я был очень заинтригован зрелищем, приводящим к передаче души в общественное пользование, и приставал к агентствам, а позднее и к Наде с тем, что нам надо обязательно остановиться в этом городке. Но поддержан не был. Поэтому так и осталось гадать – то ли это было журналистское преувеличение, то ли у меня сорвалась возможность попить пивка в компании с пингвинами. Как я уже упоминал – неподалёку от Оамару находится карьер, в котором добывали камень, поэтому город был выстроен в камне тёплого желто-серого цвета. Ознакомились мы с ним тоже из окна машины. Неожиданным для меня было то, что город, распложенный на побережье, повернут к морю спиной? Центральная улица, на некотором расстоянии от береговой линии, с обеих сторон застроенная домами, а к морю, на задах расположены какие-то склады и хозяйственные постройки, а набережной и вовсе нет!

От Оамару резко отворачиваем вглубь острова. По дороге плакаты: «В этом году на этом участке дороги выявлено столько-то пьяных водителей», количество вписывается на знак мелом. На небольших дорогах встречаются узкие мосты с односторонним движением, я видел автомобильный мост, совмещённый с железнодорожной колеей!

Наша цель – успеть полетать на планере в Омараму, хотя как всегда, погода может вмешаться в наши планы. Тем более что лётной её как-то не назовёшь – облачно, периодически начинает моросить дождик. Но в глубине острова погода меняется, дождик заканчивается, облака рассеиваются, точнее, отступают вверх, при этом достаточно ветрено. На удивление Наде подтверждают полёт, и мы направляемся на аэродром. В воздух вызвались подняться трое из нас – Катя, Женя и я. Каждый летит на отдельном планере с инструктором. Как всегда – расписались за то, что никаких претензий в случае чего мы к организаторам не имеем, и отправились готовиться к полёту. Мне пристегнули парашют, показали за что дёргать и за какой рычаг отстёгивать фонарь у планера, хмыкнул про себя и полез в кабину. Места – не повернуться, ноги засунул за педали, между ногами – рычаг, перед глазами – панель приборов. Прицепили трос от самолёта, и по травяному полю начинаем разгон. Один из помощников на первых порах придерживает крыло, чтобы планер не валился на бок и не задевал другим крылом за землю. При наборе скорости планер выравнивается и взлетает, при этом ведущий самолёт взлетает немного позже. Довольно резко поднимаемся вверх, через некоторое время инструктор дергает жёлтую круглую ручку на себя, и трос отстреливается – мы в свободном полёте! Мотора нет и шума от него – тоже. В фонаре есть маленькая форточка, потому что быстро становится душно. Пробую приоткрыть, но тут же врывается сильный шум ветра, через некоторое время закрываю. Планер тем временем взбирается всё выше и выше над горами, впереди и чуть выше вижу два планера вместе – это Женя и Катя, вылетевшие раньше меня. Горы слишком близко от нас, и складывается ощущение, что вверх мы поднимаемся из последних сил. Немного страшно – не за себя, а за деток. Уж как-то всё ненадёжно, движка нет, а на улице сильный ветер бросает планер, как утлую лодочку шторм в океане… Альтиметр показывает около 6000 футов – это примерно 2 км над землёй. Планер то резко взмывает вверх так, что начинаешь испытывать перегрузку, то проваливается в яму вниз. Инструктор называет это bubbles – пузыри воздушные…

Продолжаю с напряжением следить за планерами детей, или глайдерами по-ихнему – сели или нет? Отворачиваем от гор и парим над широкой долиной, под нами змейкой извивается русло реки посреди засушливых полей. На полях – огромные зелёные круги на желтоватом фоне – это дождевальные установки движутся по кругу. Инструктор сзади спрашивает: «Порулить хочешь?» Я ему быстро в ответ: «Нет!»

«Да, ладно, – говорит, – Бери в руки кочергу между ног и попробуй подать на себя» Я медленно и осторожно начинаю тянуть на себя и чувствую, как машина поднимается вверх. А теперь, – говорит, – отпусти назад. И нос планера устремляется вниз. Потяни вправо – планер ложится на правое крыло и поворачивает вправо, потяни налево – идёт левый разворот. Ну что – мы уже научились управлять планером?

Идём на снижение, сверху видно, что вдоль лётного поля протянулось около десятка ангаров, Надя позже сказала, что это второй по величине в мире центр планеризма. Когда идём на посадку, земля надвигается слишком быстро – инстинктивно ждёшь резкого удара, но планер неожиданно мягко покатился по траве и вскоре замер. Инструктор открывает фонарь, мы вылезаем на землю. До ангаров далеко – ждём машину, мимо едет инструктор из другой школы планеризма, захватил меня с собой. Таня, Катя, Женя и Надя сидят в кафе для пилотов – веранда, пледы, свойская атмосфера. Есть ощущение некого небольшого преодоления себя и удовольствие от свободного полёта. Вполне закономерным следующим шагом выглядел бы полёт на параплане – параглайдинг, кстати, по-ихнему…

Но это уже в следующем путешествии, а сейчас – бокал шардоне за покорителей неба! Едем дальше, Надя предлагает сделать выбор: поехать в гостиницу и там поужинать или сделать крюк и доехать до горы Кука с обратной стороны, там поужинать с отличным видом и вернуться обратно в гостинцу. Но уже поздно. Мнения разделились: Катя хочет посмотреть горы, Женя хочет в гостиницу, мы не уверены в своих чувствах. Я предложил: «Давайте отдадим решение в руки судьбе, бросим монетку» Бросили. Выпадает ехать в гостиницу. А вроде уже и в горы хочется. Сомнения были развеяны просто – Надя сказала: «Всё! Едем в горы» и повернула с дороги.

Киношная лента шоссе тянется мимо озера с романтичным названием Пукаки. Пейзаж действительно красивый – вдали горы, вода бирюзово-белёсого цвета, прозрачное небо украшают белые островки облаков. На дороге ни души – она ведёт в тупиковый лагерь с гостиницей, откуда начинаются горные экскурсии. У основания горы стоянка – оставляем машину и идём в ресторан The Old Mountaineers. Действительно, хорошо расположен – одна сторона зала имеет стеклянную стену, за которой – гора Кука. В хорошую погоду можно сидеть на открытой веранде и наслаждаться видом на остроконечный пик. Заказали lamb chops, запиваем красным. Надя рассказывает, что гора Кука, хоть и не поражает своей высотой (3754 м), но очень коварна – каждый год на ней погибают примерно пять альпинистов, причём не новичков. Кажущаяся простота оборачивается отсутствием должного внимания?

Баранина на ножке оказалась очень даже съедобной, поев, периодически отвлекаясь на фотосъёмку – вершина то покажется, то, через минуту, оказывается затянута облаком – мы заторопились в обратный путь. Нам ещё достаточное время ехать, а на улице смеркается. Когда мы вышли из ресторана, ветер успокоился, облака ушли, и гора открылась полностью. В сумерках она выглядит особенно величественно и как-то очень близко к нам. Такое ощущение, что если бы кто-то сейчас, находясь на пике, закричал – мы бы его хорошо услышали.

Едем обратно. Ещё на пути туда я обратил внимание, что стрелка наличия бензина в баке находится около нуля. После того, как я обратил внимание, Надежда тоже заинтересовалась этим фактом. Тем более что около горы Кука заправок нет, следовательно, мы удаляемся от ближайшей. Сейчас мы едем в темноте, уже загорелась лампочка, а нам ехать ещё около ста километров. В лучах фар на дорогу периодически выскакивают кролики, один из них не успел увернуться, слышен сильный удар по бамперу. Ничего не сделаешь! – их слишком много и лучше сбить кролика, как бы цинично это не звучало, чем рисковать нашей жизнью. Дорога абсолютно пустая, поэтому рассчитывать на то, что сможем разжиться бензином на дороге, не приходится. Надя рассказывает, что ей уже приходилось искать бензин по дороге. Кто бы сомневался! Мне уже знакомо это женское отношение к наличию бензина в баке! Например, как-то она протопала несколько км с канистрой, нашла дом каких-то растаманов, где её поразила размерами шкура медведя. Но бензин она там раздобыла, поэтому решила по старой памяти повторить свой опыт – заехать в первый попавшийся дом по дороге. Заезжаем, дом стоит в полной темноте, в одном окне виден свет. Через несколько минут разговора Надежда возвращается ни с чем – бензина у него нет (а на чём тогда он ездит?), но уже скоро наш посёлок Текапо, через километров 15, там и заправимся. Только вот хватит ли у нас бензина туда доехать? Надя говорит – ничего, тут по пути есть военная база, у военных бензинчика попросим. Неунывающая Вы наша! Но бензина хватило доехать до города – молодцы тойотовцы – зажгли лампочку так, чтобы даже женщины могли после этого дотянуть до дальней бензоколонки. Программа сегодняшнего дня ещё не закончилась – у нас впереди астрономический тур в обсерваторию на горе George на берегу озера. Однако облачность мешает посмотреть звёзды, может, это и к лучшему. По мне так уже на сегодня достаточно впечатлений.

Заселяемся в отель Peppers уже в одиннадцатом часу. Отель большой, состоит из двухэтажных корпусов, расположенных террасами в сторону озера. Наш номер-блок – это две спальни и туалет на первом этаже, и огромная комната: зал гостиной, совмещённой с кухней – на втором этаже. ЖК телевизор на стене, кожаные диваны перед ним, большой современный обеденный стол глубокого тёмно-коричневого цвета, кухонный прилавок, мойка из нержавейки, большой холодильник (пустой, конечно!),  лоджия с деревянным столом для посиделок – всё хорошо, только для нас почти бесполезно, рано утром мы покидаем это место. Но припасённое по дороге винцо всё-таки можно распить у телевизора или сидя на балконе! В темноте, в лунном свете, несмотря на облачность, можно угадать контуры озера. Я решил достать штатив, установил его на балконе и сделал несколько снимков. Конечно, при чистой луне можно было бы получить зеркальную гладь у озера, но облака на небе, подсвеченные луной тоже дают интересный рисунок, хотя и не тот, который я ждал. А вот дорога, прямо под окнами, может помочь создать более интересный и насыщенный кадр, если по ней проедет машина – на длинной выдержке фары прочертят линии, которые подчеркнут картину. Только машину в этот поздний час можно ждать долго! Но что делать – я ждал, благо бокал с вином составил мне компанию. Сделав кадр с лучами от проезжающей машины, я собрался на фотосессию. Не складывая штатив, пошёл на улицу. Несмотря на не слишком позднее время – полдвенадцатого – на улице ни души. Темно. Наугад иду к озеру, благо до него совсем недалеко. Поставил штатив, сделал несколько кадров, но чего-то в композиции не хватает. Слева от себя заметил некую конструкцию, типа причала только высокого, стоящего над водой, решил включить её в кадр. Послышался шорох – мимо меня прошла какая-то парочка, никак на меня не отреагировав – я продолжил съёмки. Забегая вперёд, скажу: шедевра не получилось, хотя несколько кадров я оставил, зато погулял на ночь.

 

10.02.09 Завтрак на mount George.

Переезд в Christchurcн.
 

По совету Нади собираем вещи, заезжаем на ресепшн рассчитаться, и едем на Mount George завтракать. Это гора с обсерваторией на вершине, на которой вчера ночью мы должны были наблюдать за звёздами через телескопы. Гора не очень высокая, голая, без растительности, но с её вершины открывается очень красивый вид на озеро Текапо и прилегающие окрестности. К тому же тут, в кафе при обсерватории можно позавтракать! Ещё один завтрак с отличной позицией! Может, путешествие в НЗ надо назвать «Путешествие в страну завтраков»? Breakfast in New Zealand?
Стеклянный павильон на вершине – стойка продавца, столики внутри и снаружи, солнце сияет, ЧТО ЕЩЁ НУЖНО УТРОМ ДЛЯ ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ? Большую булку из слоёного теста с копчёной куриной грудкой и свежим салатом! Плюс чай и кофе для желающих! Пейзаж такой: сине-зелёная с примесью белого гладь озера, вдалеке – горная гряда, по другую сторону – долина с небольшим озером и полное отсутствие леса. Вдоволь нафоткавшись поехали вниз, я ещё продолжаю снимать с другой стороны холма. Из-за поворота показывается наша Toyota, из окон которой видны руки в приветственном взмахе. Снял на фото и пожалел, что не снял на видео – отличный кадр был бы для фильма!

Спускаемся с Mount George обратно в деревню, где мы ночевали. Подъезжаем к озеру, звонит Андрей Грязнов из Красноярска про ситуацию на БКЗ со всяким негативом, цвет озера и утреннее настроение сразу тускнеют…

На берегу небольшая каменная церквушка и памятник собаке фермера. Кстати, озеро хорошо смотрится и сверху, с горы, но и снизу от поверхности оно тоже очень красивое, только по-другому. Вообще, полетав в НЗ на различных видах авиации, я сделал для себя вывод – Земля с земли выглядит интереснее! Потому что появляются детали, а с высоты есть только общий вид.

Едем в Christchurch. Переезд довольно долгий, как только отъехали от Текапо, погода меняется радикально, прямо как по мановению волшебной палочки. Ещё светит солнце, но впереди уже видны невысокие холмы, укутанные низкими облаками. Раз! И солнце выключили, всё вокруг стало серым, и пошёл мелкий моросящий дождь. Так он и продолжался практически до Крайсчёрча.

В каком-то небольшом городке сделали остановку. Надя обратила наше внимание, что стены общественного туалета отделаны paula shell,бирюзовой раковиной, одним из самых распространённых туристических сувениров НЗ. Зашли в небольшой магазин, там продают местные сыры, один из них мне очень понравился. Вот, к сожалению, названия его я не запомнил. Мягкий такой, красноватого цвета, у него и название начиналось с red…

В магазин одновременно с нами зашёл высокий пожилой мужчина. Между нами завязалась короткая беседа, как обычно: – Вы откуда? На сколько дней приехали в НЗ? А кем работаете? Узнав, что из России, похвалил меня: «У тебя очень хороший английский» Я – в ответ: «Да, ладно! Я-то знаю себя» А он: «Нет! Правда!»

Всё-таки умею я пустить пыль в глаза!

Он объяснил, что они из Австралии, а его предки родом из Польши, поэтому он помнит несколько слов по-русски. Приехали в НЗ они недели на три.

На прощание, сказал в таком смысле: «Ну здесь, на земле-то уже вряд ли встретимся, так что до встречи на небесах!» Ошибся малость – через 20 минут встретились в другом магазине.

В дороге ничего особенного не происходило, судя по всему, я периодически подрёмывал. В Christchurch мы приехали в послеобеденное время. Заезжали в город по какой-то длинной улице, малоэтажной, на всех остановках стоят дети, возвращающиеся из школы. У каждой школы – своя форма, поэтому на улице нарядно – много детей в разной форме, в основном не смешиваясь.

Знак особого доверия и особых отношений: Надя ещё по дороге пригласила Женьку к себе домой на время, пока мы размещаемся в гостинице и собираемся перед завтрашнем отъездом. «Поехали! У меня дома интересно!».

Отель под названием The George небольшой, но вполне симпатичный. При нём – известный ресторан высокой кухни, но Надя забронировала более демократичный в городе. Женя уехал с ней, а мы остались перерабатывать кучу разнокалиберных вещей, сложенных в многочисленных чемоданах, рюкзаках и сумках. Вызванная по телефону работница room service принесла нам с Таней по бокалу белого вина – работа пошла веселее. Хотя, как всегда именно Таня смогла разобраться в этом бардаке и из хаоса сотворить порядок! Низкий тебе за это поклон, Танюха!!!

Надя с Женей вернулись и мы собрались прогуляться по городу. Город невысокий, зелёный и нешумный. Скорее не город, а жизненная среда. Вот здесь учатся, здесь работают, а здесь отдыхают и занимаются спортом.

Территория самой главной школы для мальчиков. Большой квадрат, поляна, окружённая каменными двухэтажными постройками. Всё живое – из окон слышится смех, болтовня. Оттуда идём в другой двор – здесь библиотека и другие факультеты.

По городу ходят несколько трамваев-ресторанов. Интересно, только рестораны или обычные трамваи тоже? Большая часть города одноэтажная, как и везде в НЗ, современные дома соседствуют с относительно старой постройкой начала прошлого века. Все фасады в отличном состоянии, как будто вчера покрашены. Квадратная геометрия застройки периодически нарушается парковой зоной или небольшой речкой, густо заросшей деревьями и кустами. Город хорош тем, что даже в центре нет толп прохожих, немножко провинциально, но всегда можно найти подходящее место для прогулки. В отдельно стоящем одноэтажном здании в псевдоготическом стиле находится ресторан Cook`n with gas, куда мы направляемся на ужин. Всё готовится на газовой плите? Стены, как всегда, полны плакатов с глубокомысленными изречениями, например, «Think global, drink local» Заказали блюдо, уже забыл с чем, но, по-моему, с мясом. В его состав входила в качестве аккомпанемента рыбка waitbait, но Надя этого не заметила и заказала себе. Я решил, что если она заказала, то и мне тогда можно отказаться от своего обещания больше не есть эту рыбку. Правда, уточнять Наде, что в этом блюде есть рыбка waitbait я не стал. Принесли нам еду, кушаем, Таня вдруг сказала:

– Глядите, рыбка!

– Где рыбка?! – встревожено спросила Надя.

– Нет тут никакой рыбы, – отрезал я.

Хорошо поужинали, подняли тост за Надю. А после прошлись по пустому городу, нагуливая сон. Хотя зачем его нагуливать, если спать очень хочется?

 

11.02.09 Завтрак с пингвинами. Улетаем.

 

Подъём ранний, в районе 7 утра. Берём заранее собранные Таней вещи, рассчитываемся и выезжаем в сторону аэропорта. На полвосьмого у нас заказан завтрак с пингвинами. Совсем близко от аэропорта расположен Антарктический центр – что-то похожее на наш Институт Арктики и Антарктики. В его составе: научно-исследовательская база, склад одежды и отдельный корпус – музей-аттракцион. Как написано в проспекте, воздушные ворота мира в Антарктику. Этот центр заботится о работе новозеландской базы Скотта, а также итальянской и американской баз. Музей начинает работать с 9-00, но до открытия за отдельные деньги (по-моему – 160 NZ$ за четверых) можно заказать завтрак в обществе пингвинов. Благодаря Надежде мы воспользовались такой возможностью. И не пожалели! Апофеоз или красивый эпилог мощной программы завтраков в НЗ!

Дело было так: примерно в 7-40 мы подъехали к центру. Появилась женщина, которая стала нашим проводником и повела нас внутрь музея. Быстро прошли через экспозицию и оказались в довольно большой комнате синего цвета, посреди которой стоял накрытый круглый стол со снедью, а одна стена в ней была сделана из стекла, за которым находился бассейн с водой. Через стекло комната была залита бледным утренним светом. Нас посадили за стол: свежевыжатый апельсиновый сок, в креманках фрукты со сливками, принесли омлет, запечённый в мисках, а к нему бекон и колбаски. Чай и кофе, конечно. Наша сопровождающая нырнула за какую-то дверь и вынырнула с маленьким пингвином на руках. Пингвиненка зовут Паня, ей 1,5 года. Её, как и других синих пингвинов, живущих в антарктическом центре, нашли запутавшейся в леске и повредившей себе крыло. К тому же на ногах у неё какое-то заболевание суставов, поэтому она ходит в смешных синих тапочках. Кстати, пол пингвина можно определить только анализом, половые признаки отсутствуют. Паня сидит на руках и даёт себя гладить. Наш гид опустила её на пол и Паня, смешно переваливаясь, затопала по полу.
Тем временем остальных пингвинов выгнали из норок плавать в бассейне. В связи с тем, что пингвины здесь проживают на всём готовеньком, они становятся ленивыми и плавать не хотят – ведь всё равно накормят. Слушаем рассказ про пингвинов, через стекло в бассейне наблюдаем их в воде, сидя за столом и попивая чай с круассанами! Гид принесла ещё одного пингвина, он слепой и возраст его около 15 лет, в естественных условиях до такого возраста голубые пингвины не доживают. Поев, мы вышли на улицу и посмотрели, как ленивых пингвинов выковыривают из норок для того, чтобы измерить их вес. Молодая девушка хватает их на руки по двое и относит в ящик. От пингвинов воняет рыбой, запах не из приятных.

Насмотревшись на пингвинов, идём осматривать экспозицию. В Антарктиде обитает четыре вида пингвинов. А самым интересным оказалось демонстрация фильма об Антарктиде – красоты необыкновенные. Может и правда поехать туда?
На улице нас ждёт антарктический вездеход. Он состоит из двух секций с точкой излома, на месте связки двух отсеков, – так проще преодолевать торосы. По-моему, шведского производства. Загрузились в пассажирский отсек, едем на специальный полигон, расположенный позади здания музея. Почти вертикальный подъём, почти вертикальный спуск, визг, всё как на аттракционе, напоследок ещё и по глубокой луже проплыли.

Две минуты и мы перед входом в здание аэропорта. Попрощались крепким мужским рукопожатием с Надеждой, быстро зарегистрировались, пробежка по магазинам сувениров(ну куда ещё!) и отправились ожидать вылет в комфортабельный зал для пассажиров бизнес класса. Женя с Катей оккупировали халявный Интернет, а мы с Татьяной пропустили, на прощание, по бокалу холодного, и сладкого от халявности, местного совиньона.

Садимся в уже знакомый B-777-200 Сингапурских авиалиний и бледным облачным утром покидаем самую далёкую страну.

Ностальгии нет, всё было хорошо, но достаточно – пора домой, «уже хватит, наотдыхались» (как говорил классик современного фольклора Олег Будаев по легенде, переданной Димычем и Юрой Ксенофонтовым)!

Минут через 10-15 под крылом в разрыве облаков на несколько секунд появились заснеженные вершины, наверное, гора Кука, судя по карте. Потом надолго всё опять затянуло облаками, и самолёт периодически трясёт в турбулентности. Еда скрашивает тряску, особенно блюда от известного английского шеф-повара Gordon Ramsay.

В уме пытаюсь решить, в каком времени мне себя ощущать – в новозеландском(0)? В московском(+10)? В сингапурском(+5)? В том, в котором мы сейчас летим? Вряд ли. Это время совсем не ощущаешь. Кстати, где-то неподалёку от Австралии, то ли на подлёте, а скорее уже преодолев её – где-нибудь в районе Папуа Новой Гвинее или Филиппин время становится дробным, отличается от новозеландского на 3,5 часа!

Женя с Катей тянут нам с Таней только что написанное письмо с поздравлениями. Сегодня, 11 февраля, 20 лет назад мы с Таней поженились! Открытка самодельная и очень классная – просто лучшая! Причём, полностью совместное производство Кати и Жени! Женя нарисовал киви, пингвина, птицу киа, морского котика и льва. Катя добавила лист папоротника, солнце, цифру «20». И много всего ещё красивого, «Вы – хорошие родители и классные перцы. Желаем прожить много лет! Покупайте больше подарков своим детям!» Чертовски приятно! Всё-таки они, ЖиК, самые вкусные и замечательные на свете! Мы Вас безумно любим!!!

Пишу поздно вечером 17.03.09, взял с полки около камина открытку бережно сохраняемую, и опять порадовался. Спасибо!

А под крылом проплывает Австралия – красная почва пустыни с ярко белыми пятнами – солончаки, наверное. С высоты выглядит интересно!

Поспал самую малость, может около двух часов. Попытался продолжить писать дневник на компьютере, но делал я это недолго. В самолёте у каждого кресла – сетевая розетка. Я воткнул в неё блок питания. Смотрю через некоторое время – индикатор погас, сети нет. Я переткнул в соседнее кресло – там тоже погас. Я пересел на свободное место – и там потух после подключения. Позвал стюарда - он долго изучал мой блок питания и пришёл к выводу, что в нём отсутствует переключатель на напряжение, действующее в Сингапуре (115 вольт, что ли?). Я бросил попытки и писал до тех пор, пока не кончился запас батареи. Кстати, в зале ожидания аэропорта Чанги компьютер при подключении продолжал работать в штатном режиме.

В Сингапур прилетели бодрыми, но впереди у нас – 9 часов между рейсами. Сингапурское время около 6 вечера, у меня была мысль съездить в город на экскурсию – такая возможность есть, предъявляя билет, тебя могут выпустить в город без визы. Надя советовала съездить в ночной сингапурский зоопарк. Мне и хочется и немного тревожно, с другой стороны. Надо пристроить куда-то сумки, не с ними же болтаться, поменять денег, найти такси, ну и т.д. Ситуация решилась сама собой – Катя почувствовала себя плохо – прихватило желудок, даже чуть-чуть всплакнула и устроилась в кресле спать. Вокруг – царство шопинга, но вот странное ощущение – совершенно не хочется покупать. Какая-то чрезмерная избыточность и отсутствие интереса к тому, что продают. Странно – обычно, наоборот, в аэропортах у меня, как и у большинства авиапассажиров, появляется избыточная склонность к покупкам, не всегда обоснованным…

Из прочитанного накануне поездки я знал, где-то здесь, в Сингапурском Чанги есть настоящий бассейн на крыше, где может искупаться любой желающий. Узнал на ресепшн, это – в другом терминале. Плавки были прихвачены с собой тоже заранее. Мы с Женей пошли купаться. Аэропорт имеет 3 терминала, все они представляют единое сооружение и пространство, но из-за огромных размеров, передвигаться по нему лучше на небольших поездах. Проехали на поезде, а потом ещё минут 10 шли, периодически уточняя дорогу. Наконец добрались – тут же есть отель, в котором можно снять номер на любое время и подремать в кровати. Купили билет за 13 sin$ с бесплатным напитком и поднялись по лестнице наверх. Перед нами – пляжный бар, бассейн, лежаки и переодевалки. Нам с Женей в обмен на билеты дали по полотенцу и мы отправились переодеваться. Народа совсем немного – человек 6-10. Небо уже тёмное, но вокруг много освещения, мы плюхнулись в бассейн – вода тёплая и потому не освежает сразу, хотя в следующий момент начинаешь соображать, какой бы ни был хороший, но это – аэропорт, а значит лишняя нервозность, пот, несмотря на кондиционеры, и чувство, что не в своей тарелке. А тут перебираешь медленно ногами в воде и разглядываешь с шумом взлетающие в ночное небо самолёты. В углу бассейна – подобие джакузи в виде окружности. Садишься на приступок в воде, и в спину бьют струйки, а если опереться спиной на стенку, то струя воды «плюёт» со всей силы вверх. Занятная история – особенно, если ты сидишь, а кто-то рядом – раз! – и в… , во что попадёт.

Ожидание тянется долго. В зале ожидания есть всё: напитки, но пить не хочется, еда, но она не лезет в рот, чтиво, но не читается, магазины, но покупать не хочется, как я уже говорил. Я ещё какое-то время печатал дневник, Женя и Катя сидели «в контакте» в местном компьютерном зале, а мама Таня пыталась дремать. К вечеру сморило – сказывается уже значительная разница во времени с НЗ – глаза режет, очень хочется спать. А спать опасно! – рейсы по трансляции не объявляют, заснёшь – и твой самолёт улетит! Мы перешли в терминал 2, откуда вылетает наш самолёт, там тоже есть бизнес – лаунж, сели на дивны, все моментально задремали. Я тоже проваливаюсь в сон, но чувство ответственности не позволяет мне заснуть, я тут же вздрагиваю и смотрю на световое табло с часами. Прошла минута, я опять проваливаюсь в сон и тут же дёргаюсь, тараща глаза… И так в течение часа!

Посадка в самолёт воспринимается как избавление от пытки! Контроль безопасности проще, чем в европейских аэропортах – никто не заставляет снимать ремни и обувь. Находим свои места – садимся, и почему-то приходит некоторое успокоение. Чёрная треска или чилийский сибасс от Gordon Ramsey – я уже точно не помню, белое вино (через силу, уже не лезет, ну разве только с чёрной треской!) и всё – спать. Откинул спинку, на которой закреплено спальное бельё, и улёгся. Но как это часто со мной бывает – сон уже куда-то ушёл. Поворочавшись, я всё-таки, заснул.

А утром из иллюминатора неожиданно показалась мёрзлая, снежная, подмосковная земля. Приехали!