kenya

Сафари в Кении

01.01.18—08.01.18

 

Не было акций, распродаж, не думал о смене направления, недавно вернулись из Непала. Начал готовить очередное полноформатное новогоднее путешествие, но неожиданно отказалась Таня.
- Накаталась, дай просто дома отдохнуть.
А мне что делать? Нет у меня опыта в слякотной Москве сидеть без дела. Обратил свой взгляд на Женю: - В Африку хочешь на сафари?
- Можно!
 
В Air France купил билеты, перелёт через Париж. В интернете, не долго думая, нашёл организатора тура по национальным паркам, маршрут предложили короткий, на шесть суток. У Жени начинается сессия, чтобы успеть, я принял решение об экстремальном вылете рано утром 1 января! Такого у нас ещё не было!
И вот уже закончилось новогоднее застолье, полтора часа сна, такси по пустым дорогам в Шереметьево (не совсем пустым, откуда и куда люди едут – не понимаю), перелёт в Париж, короткая, двухчасовая стыковка, и мы летим на Boeing 787 компании Kenya airways в Найроби. Современный самолёт, но Африка чувствуется. Пришла стюардесса, конечно чёрная, конечно в ярко-бордовом костюме! Приняла заказ на еду, вернулась с напитком и орешками и пропала на час! Еда так себе, вроде бы ничего плохого, только в рот не лезет. Например, мой лосось с рисом и брокколи. Бизнес класс почти пустой, из эконома люди приходят в туалет и за водой, что это – африканская вседозволенность, не припомню такого в других авиакомпаниях.
 
 
IMG_8375-1.jpg
 
IMG_8379.JPG
 
 
Прилетели. Пограничные формальности закончились быстро, визу мы оформили заранее. Только получили штамп в паспорте, по ленте уже багаж подают, через полчаса после прилёта я уже искал на улице табличку со своим именем. 
Первый чернокожий человек нас встретил и передал второму, второй отвёл к третьему, он и оказался водителем, длинноногий худой африканец по имени Дэвид.  Старый универсал, настолько старый, что я даже марку его не смог угадать, Nissan возможно. Заезд и разворот на автостоянке, надо оплатить парковочный талон, едем в город. Дэвид по личной инициативе взял на себя роль гида: слева в темноте находится Nairobi national park, где ещё в столице можно увидеть диких животных в естественной среде обитания, вот парламент, вот сенат, квартал ночных клубов, короче приехали, плати хорошие чаевые. Даю доллар. Давид скривил физиономию: - Что я на доллар куплю? Это вообще не деньги!
Вспомнил телепередачу «орёл и решка» о Кении, которую я смотрел совсем недавно. Там ведущая дала нищенке купюру, а та возмущается: - почему так мало?
- Ах, мало? - Регина забрала купюру – да пошла ты …
- Пошёл ты на …! – это уже я на чистом русском говорю Дэвиду.
Проверено, фраза на русском языке, сказанная с конкретным эмоциональным окрасом, понимается лучше, чем попытка дискутировать на английском языке.
Дэвид сменил тон: - no problem, сел в машину и укатил.
Остановились в центре города, в отеле с необычным названием After 40. Первая мысль: до сорока не селят, что ли? Нет, селят, Женю поселили, несмотря на его юношеский возраст.
Отель, кстати, оказался правильным, всё необходимое есть, ничего лишнего, полностью оправдывает 80$ за одноместный номер с завтраком в центре города.
Побороть сухость в горле можно только с помощью дежурного администратора, бар уже закрыт. Через пару минут после заселения принесли главное местное пиво Tusker и вкусную минеральную воду. В номере есть бутилированная вода, но она невкусная. Пиво на мой вкус вполне себе пиво, английская колонизация, как и в ЮАР, не прошла даром.
 
 
2.01.18 Национальный парк Амбосели
 
Завтрак на десятом этаже в кафе, которое имеет панорамный вид. Сосиски да яичница, зато можно рассмотреть город, вокруг стеклянные высотки, между ними остатки колониальной застройки вперемешку с мятым шифером на крышах. Подтянулись подкрепиться наши попутчики, точнее попутчицы – Анастасия и Елена, тоже увлечённые путешественники. В этот раз наш турагент предложил путешествовать с попутчиками, так веселее и дешевле, я согласился. 

В 8-00 перед входом в гостиницу ждём машину с водителем, который повезёт нас по сафари паркам страны. Есть несколько минут, я решил сбегать на рынок, он буквально в двух шагах напротив отеля. Арка с надписью City market, здание с рядами и открытой крышей, внутри много черных людей в белых халатах, на прилавках горы ощипанных цыплят и груды свежей рыбы, больше ничего, может быть это оптовый рынок?  Я с камерой тут явно лишний, народ напряжённо смотрит на меня, некоторые машут руками, дескать «не снимай!». Быстро ретировался.
 Машина Toyota минивэн, видавшая виды, громыхает на ухабах, как мешок с гвоздями, да и как не громыхать с африканскими дорогами? Водитель по имени Демс (три раза переспросил как зовут), молодой парень, на удивление тоже чёрный. Офис в потертой комнате неподалёку от гостиницы, оплатил поездку долларами (в Кении не принимают долларовые купюры выпуска до 2000 года), тут же отправляемся в дальний путь.
 
 
DSC06909.JPG
 
 
Едем в направлении бывшей столицы Кении Момбасы. Момбаса, главный порт страны на Индийском океане, оттуда идёт постоянный поток грузов в Найроби и дальше, а также в соседнюю Уганду, у которой нет самостоятельного выхода к морю. Поэтому на дороге постоянный поток машин с грузами, это заметно затрудняет движение. Подъём в гору, грузовики еле плетутся, скорость – 10 км/час. Почему, думаю? Грузовики в большей части относительно современные, 15-20 лет от роду. Почему не тянут? Поразмышлял, моё объяснение – массовый перегруз в погоне за деньгами. Недаром на выезде из Найроби все машины общей массой более 3,5 тон, прогоняют через контрольные весы. Любой подъём резко тормозит весь поток машин, в некоторых местах построена специальная дополнительная полоса движения для тихоходов, что помогает сильно, но если такой полосы нет – труба!
Найроби, главный промышленный центр страны, точнее его окрестности. Вдоль дороги протянулись офисы, склады, промпредприятия, закрытые забором с проволокой посёлки с однотипными домами для проживания. Где-то я уже видел похожий пейзаж, в ЮАР что ли?
 Посты полиции с перекрытием полосы, одна сторона дороги наглухо перегорожена, приходится медленно объезжать по встречной. Обратил внимание на грузовики с надписью: monitored by I spy Africa – наблюдается при помощи «я шпионю Африку». Полез в сеть, так называется компания, которая предоставляет транспортным компаниям услуги по управлению бизнесом и надзором за водителями при помощи GPS устройств. Чтобы не левачили. 
На многих мотоциклистах надеты одинаковые желтые светоотражающие жилетки: Кения борется с количеством аварий на дорогах. Кроме этого, Кения ещё борется с мусором на улицах, в стране официально принят закон, запрещающий использовать пластиковые пакеты.
Плакат на дороге: «Вы въезжаете в зону, свободную от коррупции. Не давайте никому взяток, не берите взятки ни от кого».
 Поворот направо, движение становится сразу менее интенсивное, еще поворот налево, асфальт исчез, дорога напоминает стиральную доску, африканский массаж - объявляет Демс.
Kibo safari camp, наш первый лодж для остановки. Расположен вдоль границы с национальным парком Amboseli. Комфортабельные палатки с туалетом, душем и умывальником, молнии на входе должны быть плотно закрыты, а не то заползёт непрошенный гость! Бассейн странной формы в виде загнутой сосиски, но все равно освежает.
 
 
IMG_8394.JPG
 
IMG_8395.JPG
 
 
Отправляемся на вечернее сафари в парк, у въезда на территорию выстроилась вереница машин, наши гиды выстроились в очередь оплатить въезд на территорию парка. Выписка квитанций происходит по-африкански медленно, я пока сфотографировался с вооружённым охранником на въезде, в его руках Калаш с отполированной шершавой рукой до серебра крышкой затвора.
 
 
IMG_8398.JPG
 
IMG_8401.JPG
 
 
Первый жираф через несколько минут после въезда в парк. Ровно год назад я уже был в Южной Африке, мы посещали сафари парки в Ботсване и ЮАР, так что есть с чем сравнить. Там было много леса, особенно в Ботсване, здесь перед нами чистое поле с очень-очень редкими деревьями, травой и небольшими кустиками. С одной стороны, это хорошо, животных видно издалека и найти проще, с другой – среди буйного африканского леса зебра или жираф выглядят гораздо эффектнее. Но самое главное в парке Амбосели, это самая высокая гора Африки, которая в хорошую погоду является отличным фоном для съёмки животных! К сожалению, мы её почти не видели. Первый раз она возникла совсем нежданно. Мы заселились в кэмп, я жду пока Женя тщательно застегнёт входные молнии в палатке, просто бросил взгляд в сторону и вдруг понял, что вижу огромную снежную вершину в небесах над облаками, минут через десять она скрылась, но Женя успел сфотографировать. Другой раз в лагере, поздним вечером иду спать, ночь, полная луна, заснеженная вершина, контрастно белое на черном, хорошо видна в темноте. Настя не поленилась и сделала отличное фото на сверхдлинной выдержке. Третий раз мы увидели Килиманджаро там, где её нужно видеть: во время сафари в парке. Но атмосфера непрозрачна и контур горы едва различим, а жаль, лучше фона для съёмки я даже представить не могу. Зато мы увидели потрясающий закат! Графичные золотые облака, солнце выглядывают между ними, красивое африканское дерево на фоне неба в драматичных красках заката.
 
 
IMG_8867_0.JPG
 
DSC06424.JPG
 
IMG_9195.JPG
 
IMG_8830.JPG
 
 
Животные начинают появляться здесь и там, уже известные нам импалы или чёрнопятые антилопы, антилопа гну, с черной полосой на боку антилопа томпсона. Дальше появились слоны на лугах, зебры пасутся в больших количествах, львицы откровенно дрыхнут в кошачьих позах. Из птиц увидели пасущихся страусов, златовласую цаплю, ястреба на дереве в ожидании добычи.
 
 
IMG_8971.JPG
 
IMG_8940.JPG
 
DSC06416.JPG
 
IMG_9126.JPG
 
IMG_9394.JPG
 
IMG_9407.JPG
 
 
Принцип сафари в Кении отличается от Южной Африки. Там используют специальные машины, как правило это Land rover defender, приспособленный для проведения сафари: три ряда сидений амфитеатром с открытыми бортами и высокой крышей от солнца. Такая машина живёт в лоджах и на общие дороги без особой надобности не выезжает. В Кении сафари проходят на тех же машинах, на которых туристы ездят между городами, только в крыше микроавтобуса вручную вырезают большую дыру, а крышку снабжают опорами, которые фиксируются в верхнем положении. В первом варианте вам не надо подниматься, чтобы увидеть и сфотографировать животных, но второй вариант, конечно, более универсальный, нет необходимости пересаживаться. 
 
 
IMG_9277.JPG
 
DSC06405.JPG
 
IMG_8598.JPG
 
DSC06457.JPG
 
IMG_7780.jpg
 
 
Kibu camp. Ужин буфет, ничего специального – свинина, баранина, рыба тилапия, капуста, огурцы, помидоры. Можно попробовать местный кенийский совиньон, простенький, но ничего, пить можно. Вай-фай есть только на ресепшн и в баре, что стимулирует употребление напитков. Пиво в баре стоит 4 доллара, но деваться некуда, кстати, здесь есть Pilsner 7, ещё одна марка популярного в Кении пива, более крепкое, чем Tusker, 7% алкоголя. Кроме своих собственных сортов пива, есть международные. Вездесущий Heineken, например. Heineken, он и в Африке Heineken! Эта фраза здесь приобретает буквальный смысл.
 
 
IMG_8839.JPG
 
IMG_8842.JPG
 
Возвращаюсь домой по тропинке, в чистом небе полная луна, лес освещён мертвенным светом и я вдруг понимаю, что Килиманджаро отлично видна в темноте, по крайней мере её белоснежная шапка.
 
IMG_6536.jpg
фото Анастасии Вдовиковой
 
 
Ночь выдалась бессонной, поспать удалось два часа, потом я проснулся и не обнаружил Жени в соседней кровати, он оказался на улице, полнолуние подействовало, потом в углу долго тарахтел преодолевший все преграды огромный жук, ближе к утру он добрался до балахона, закрывающего кровать от насекомых, а после того как я его сбил на пол и вовсе забрался ко мне на подушку. Пришлось встать и книгой его прибить. Ночью на улице кричат животные, так что беруши при ночёвке в лоджах не повредят.
 
 
3.01. Амбосели – Найваша
 
Завтрак и отправление в полвосьмого. Тот же парк, мы его пересекаем и уходим в другую сторону, наш водитель решил вернуться в Найроби альтернативным путём. Килиманджаро, хоть и не ярко, но контур виден, величественно возвышается над всем животным миром. Представляю, как это прекрасно выглядит, когда гора становится контрастной, да ещё в лучах заката. Каких-то ярких встреч с животным миром сегодня утром не получилось. Разве что обезьяна позирует на заборе вокруг безлюдного лагеря. Брошенные дома, вполне ещё нестарые, полгода назад было сильное наводнение, оно затопило и привело в негодность все строения на территории лоджа. Тройка гиен перебежала дорогу, вчера мы их не видели. Долгая дорога по пустынной местности, бескрайние поля с редкой травой, признаков жизни не видно. Наконец въехали в лес, невысокий и негустой, среди деревьев успел заприметить масайскую деревеньку, очень примитивное поселение, на уровне племён.
 
 
DSC06387-1.jpg
 
IMG_9287_0.JPG
 
IMG_9311.JPG
 
IMG_9317.JPG
 
IMG_9334.JPG
 
IMG_9387.JPG
 
IMG_9382.JPG
 
 
Из леса выезжаем в жизнь, в городок Наманга, налево – граница с Танзанией, погранпост в двухстах метрах, но нам туда не надо.  Заправка, магазин с пустыми полками, туалет без света, либо справлять нужду с открытой дверью, либо искать нужное место на ощупь, смартфон с фонариком остался в машине. Около заправки маленькая лавка, скорее даже будка с позитивной кенийкой, у неё можно купить напитки, крупу, масло, яйца, наверное, это самое нужное для местных жителей. Дорога по сравнению с вчерашней, на удивление не загружена. Дремота подступает. Перед Найроби оживаю, пробки, движение хаотичное, кто-то едет по канавам, кто-то по разделительной, несколько мелких аварий. Так обходим Найроби. Уходим левее центра, сразу после нищих трущоб Кибера на склонах появляются очень даже ухоженные и дорогие коттеджи. Социальная пропасть налицо. 
Взбираемся в гору, дорога идёт по краю, слева о нас внизу, в дымке, видна плодородная долина. Это Great rift valley, Великая рифтовая долина, протянувшаяся на 9600 километров через весь Африканский континент, от Мозамбика до Израиля. Долина наверняка великая, но что нас, разве удивишь долиной? 
 
 
IMG_8462_0.JPG
 
 
Вдоль шоссе расположились многочисленные смотровые площадки, просто хорошо утоптанная широкая обочина с сувенирными лавками и кафешками. Все эти халупы одинаково раскрашены рекламой Кока Кола, но не по чётко очерченному трафарету, а так, как рука ляжет, отчего в набившей оскомину рекламе появляется что-то наивно-человечное. Демс (он в нашем рассказе пока Демс, скоро немного изменит своё имя) уверенно сворачивает к развалюхе-кафе, похоже он в договоре с хозяином, тот его кормит, а он подвозит туристов для покупки сувениров. Но в результате Демс ест кукурузу, пьёт кофе, а мы не оправдали надежд, только туалетом воспользовались.
Продолжаем путь, следом за парадом Кока-кола кафешек, по краям дороге появился ещё один тип африканского общепита. Несколько камней по краям огораживают тлеющий огонь, чтобы ветром не задувало, на такой примитивной печи пекут и продают кукурузу в початках, видимо внизу в долине поблизости есть кукурузные поля. 
 На обочине можно увидеть неподвижно лежащего в траве человека, то ли жив, то ли мёртв? Нет, ножкой дрыгает. Африка! 
Траффик ужасный! Тяжело гружёные грузовики очень медленно, не боле 10 км/час, ползут как вверх, так и вниз, явно не доверяя своим тормозам. Обгон на такой дороге дело сложное, надо найти дырочку во встречном потоке. Ситуация усугубляется тем, что Демс постоянно говорит по телефону, звонят ему и он сам набирает, конечно, он пытается одновременно управлять машиной и говорить, но получается не очень. Час езды от Найроби превратился в 2,5 часа. Слава, организатор поездки, позднее сказал, что постоянные разговоры ни о чём по мобильнику – национальная привычка кенийцев. Демс, не самый худший вариант, но воспитательные беседы пока не привели к положительному результату. Кстати, пора уже, наверное, назвать нашего водителя. В смс от Славы я прочитал его имя – Джеймс! Так какого? Я его три раза переспрашивал по слогам: - Д-е-м-с?
- Да, - кивает.
Sanctuary farm. Отличное место! Огромная территория на берегу озера Найваша. Дом с рестораном, недалеко от него одноэтажное здание с номерами, выстроенное периметром с внутренним двором, у каждой комнаты есть терраса со столиком, диваном и креслами. Всё это находится в роще с большими африканскими акациями, среди которых растёт невысокая трава, где пасутся зебры, антилопы, газели,  жирафы. Обезьянки тоже присутствуют, но ведут все ненавязчиво, тихо жуют траву, перемещаются и никак нам не мешают, отчего воцаряется настоящая идиллия гармонии человека и природы. Всё это происходит на расстоянии вытянутой руки, но если надо сходить вечером на ужин в ресторан, вас обязательно отведёт провожатый, дикая природа, как не крути!
 
 
IMG_7090.jpg
фото Анастасии Вдовиковой
 
IMG_8516.JPG
 
 
По приезду запланирована экскурсия по озеру на лодке. Садимся в обычную моторную лодку, поехали! Около берега с винтом обращаться приходится очень осторожно, глубина – метр с кепкой. В воде стоят сухие деревья без листвы, между ними с сетью бродят местные рыбаки, ловят рыбу. Рыбина нам, рыбина другой лодке. Далее следует заказной прыжок: лодочник кидает рыбу, свист, огромная птица взлетает и на бреющем идёт к воде, раз!, добыча уже крепко зажато в когтях.
 
 
IMG_9449_0.JPG
 
IMG_9459.JPG
 
IMG_9455.JPG
 
 
Сухие деревья стоят в воде вдоль берега и поодаль, выглядят очень графично, среди сухостоя видны уши бегемотов, но мы их уже видели предостаточно, так что добавить нечего.
 
 
IMG_9496.JPG
 
IMG_9468.JPG
 
DSC06514.JPG
 
 
Crescent island, в прямом переводе означает «остров в форме полумесяца», а по факту – место, обильно засранное птицами, их здесь очень много, но названия запамятовал. Утки очень красиво стартуют, разгоняясь по водной глади и отталкиваясь лапками, пока не оторвутся. Старый, очень старый Land rover на берегу выполняет роль лодочной станции. Скинули в него спасательные жилеты и самостоятельно пошли в свой дом. Издали забор не заметен, подходим ближе, редко натянутая проволока под напряжением в качестве изгороди.
- Да нет там никакого напряжения – говорит Настя, я уже касалась. Первая попробовала пролезть между проволокой и получила удар током. Пришлось делать большой крюк, чтобы в специальный проход обогнуть забор.
 
 
IMG_9475.JPG
 
IMG_9545.JPG
 
IMG_9584.JPG
 
IMG_9569.JPG
 
IMG_9589_0.JPG
 
IMG_9594.JPG
 
Вечером на улице пошёл сильный дождь, на ужин в ресторане пришли мокрыми, гусь, печёные овощи и пиво помогли согреться, также, как и огонь в огромном металлическом тазе, жить можно и нужно. Пиво относительно недорогое, 300 шиллингов за бутылку, в магазине ненамного дешевле. Живописный сортир в полной темноте, я не смог нащупать выключатель на стене, при свете фонарика обнаружил женские тела на картинах в стиле то ли Ван Гога, то ли Эгона Шиле.
 
IMG_8566.JPG
 
 
4.01. Озеро Накуру
 
Место хорошее, люди приветливые, на раздолбайство присуще многим, в том числе африканцам. 
Яичницу ждали очень долго, наконец принесли. Два раза просил принести кофе, в общем термосе кончилось. Когда подошёл к дядьке третий раз, тот всё бросил и просто кубарем скатился по лестнице за напитком.
Сегодня мы совершаем выезд в заповедник на озеро Накуру, ночевать возвращаемся обратно. Утром Джеймс дал нам спокойно выспаться, после завтрака с удовольствием прошлись по нашей территории, мягкое солнце, тепло, но не жарко, вокруг мирно жуют траву разнообразные представители животного мира, вот он заповедник, и ехать никуда не надо.
Дороги в Кении разные, от Найроби в Момбасу очень даже приличная, есть похуже, двухполоска с плохими краями, есть совсем разбитая асфальтовая и есть та самая африканская грунтовка по образцу стиральной доски.
Поселения: кто их поймёт, где город, а где деревня? Центр деревни на дороге, скопление машин и людей, корявые неказистые ларьки с овощами в основном, ярко раскрашенные халупы с надписями: паб, бар, отель. Отель может представлять из себя конуру из листьев шифера, размером 3х4, выкрашенный яркой краской с гордой надписью Royal palace. Конечно, грязь вокруг, мусор в сточных канавах и ямах. И много народа повсюду. Одеты по разному. Большинство на европейский манер, но есть достаточно людей в тканях ярких африканских расцветок. Наденет мужчина тряпку, как-то перевяжет, в черном рту два белых зуба торчит, позднее я узнал, что так одеваются представители народности масаи. Женщины есть в ярких одеждах, юбках, а есть и в обычных джинсах, совсем непритязательно. Основной строительный материал, используемый при строительстве, цементно-песчаный блок. Из этих серых блоков построено всё: дома, сараи, высокие заборы. Почти всё, ещё металлический шифер является строительным материалом для всяких магазинчиков, мастерских. Блоки почти не штукатурят, отчего деревни принимают тёмно-серый цвет, разве что крыши зеленые или синие. Дома расставлены как придётся, хаотично, ни о каких архитектурных изысках и речи не идёт, просто коробки.
 
 
DSC06536.JPG
 
DSC06537.JPG
 
DSC06538.JPG
 
 
Халупы-магазины вдоль дороги ярко раскрашены в фирменные цвета различных компаний. Например, зеленая эмблема Safaricom, местного мобильного оператора, или If you like it… crown it – реклама красок фирмы Crown. Предположу, что хозяева получают за это деньги, а компании – дешёвую и объёмную рекламу. Часть посёлка, выходящая фасадом на дорогу, окрашена в яркие кислотные цвета, чуть вглубь и цвет становится уныло-серым.
 Кения – страна, ставшая христианской в ХХ веке, 85% населения – христиане, среди них большинство католики и пятидесятники, но также есть англикане, баптисты, адвентисты и другие христианские течения. Типичная кенийская церковь выглядит так: барак из металлического шифера, с коряво сваренным крестом на коньке при входе, некоторые из таких церквей-бараков подписаны. Я видел Message believers church и Assemblies of God.
 
 
DSC06575.JPG
 
DSC06597.JPG
 
DSC06630.JPG
 
 
Накуру, город, одноимённый озеру. В торговом центре поели в кофейне Java, очень распространённая сеть кафе-кофеен в Кении. Цены – вполне европейские, курица с овощным и картофельным гарниром стоит почти 10 долларов, но людей в заведении достаточно, здесь едят обеспеченные кенийцы. Отошёл в туалет, был удивлён, кроме естественных надобностей, здесь можно привести в порядок свою обувь. 
 
 
IMG_8528.JPG
 
 
Да! Местная валюта – кенийские шиллинги, в аэропорте поменял по курсу 100 kes = 1 US$, стоит столько же сколько и непальская рупия, один кенийский шиллинг равен одному непальскому рупию!
По соседству приметил магазин с алкоголем, wine gallery называется, решил сэкономить, купил пиво и местное вино. Бутылка вина стоит 950 kes, за точно такое я заплатил 2500 в Kibu camp, а вот на пиве много не выиграешь, Tusker в магазине стоит 180 за банку, а в Sanctuary farm в ресторане – 300. 
Парк начинается прямо на окраине города и расположен вокруг озера. Специалитет этого места – белые и черные носороги, колония розовых фламинго. Джеймс говорит, что фламинго было намного больше, но они ушли на другое озеро в ста километрах отсюда, в Накуру вода стала менее солёная, а фламинго любят солёную воду. Носороги, по его словам, отличаются характером и формой рта. Белые более добродушные, а верхняя губа имеет прямоугольную форму. Черные носороги характером более агрессивны, а верхняя губа у них округлая, напоминает формой большой палец человека. Жирафы, зебры, антилопы, обезьяны уже не представляют для нас особого интереса, мы можем их лицезреть прямо в лодже. Дорога обратно под дождём. Елена и Настя в эту ночь заселяются в другую гостиницу в городе Найваша. А мы едем на свою «Святую ферму», здесь так спокойно и хорошо!
 
 
IMG_8555.JPG
 
IMG_9685.JPG
 
IMG_7136.jpg
фото Анастасии Вдовиковой
 
IMG_9719.JPG
 
IMG_9739.JPG
 
IMG_9818.JPG
 
DSC06540.JPG
 
На ужин подали мясо вроде стейка, но оно оказалось жёстким, картошку, фасоль, пельмени мо мо с курицей. Непал! Привет! Управляющая гостиницей, молодая австралийка, найдёт время подсесть и поговорить с каждым своим гостем, в темноте перед входом в ресторан в огромном металлическом тазе медленно горит большая чурка. Исключительно для умиротворения. 
 
IMG_8559_0.JPG
 
 
05.01. Едем в национальный парк Масаи мара
 
Тост с авокадо и poached eggs на завтрак, свежее манго, дольки арбуза, арбузы в Африке почему-то не особо вкусные.
У Джеймса сломалась машина, клинят тормоза, поэтому выехали на полтора часа позже. Дорога и дорога, кенийская дорога, в городе Накор остановка на обед в столовой при гостинице: суп из чечевицы, рис, спагетти, курица, жесткое тушеное мясо, без изысков (Не стоит ехать в Африку в надежде на кулинарные шедевры, их тут нет). Сворачиваем с асфальтированной дороги на грунтовую, которую нынче строят китайцы на деньги всемирного банка. Кстати, китайскую экспансию мы уже видели сегодня, строятся мосты под будущую железную дорогу в сторону границы с Угандой. А пока африканский зубодробительный массаж продолжается! Стиральная доска, по которой мы едем, плотно слежалась, вся машина грохочет, как ящик с болтами! Два часа езды! Надо сказать спасибо, что дождь не начался, а то мы бы стали похожи на корову на льду. Редкие деревеньки, редкая растительность вокруг, но травяной покров имеется. Коровы, ослики, овцы щиплют травку, местность вроде бы безлюдная, но вышел «проверить давление в шинах» (так я придумал называть санитарные остановки по малой нужде), специально подобрал местность без признаков жизни, поднял глаза от струи, ко мне со всех сторон больше десятка ребятишек бежит! Я, конечно, бегом от них, в машину.
 
DSC06608.JPG
 
DSC06591.JPG
 
Иногда на обочине можно увидеть мужчин или женщин, которые косят траву на свой африканский манер. Металлическая полоса, слегка загнутая к низу и заточенная, сверху – деревянная ручка. И вот бредёт он или она по канаве и медленно с ленцой машут своей косой. Толку мне кажется, немного. 
 
DSC06623.JPG
 
Наконец, подъезжаем на въезд в национальный парк, могучие ворота и автоматчица, как обычно. Интересно, а если попробовать прорваться без билета, она действительно будет стрелять? Джеймс ушёл оформлять въезд, процедура небыстрая, нас облепили торговки сувенирами. Не успел закрыть до конца окно, мне в щель суют бусы, жирафиков, брелоки и прочую туфту. Я отвечаю принципиально только на русском, чтобы они отмотались, но не тут-то было, они начинают повторять за мной русские слова! Не хочу! – говорю я. Неочу! – повторяет за мной. Тётки то сами по себе колоритные, чёрные (это Африка на минуточку, других здесь нет), в ярких платьях-палатинах, Женя на заднем сидении взял в руки Canon и начал снимать, какое-то время они не замечали, но, заметив, сразу замахали руками: no foto! На что я им ответил: - no foto, no souvenirs!, и закрыл окно. 
 
IMG_8404.JPG
 
Парк – самый большой в Кении, по словам Насти, граничит с другим большим парком Серенгети в Танзании, во время великой миграции животные огромными стадами по тысячи и более голов уходят из одного парка в другой, пользуясь безвизовым режимом. Только что начался дождь, он нам и подгадил. Почва раскисла, и машина стала буксовать, другие посетители на старых Toyota Land cruiser чувствуют себя намного увереннее, а мы не рискнули броситься под горку в раскисшую жижу на лысой резине, и правильно сделали! На другой стороне небольшой реки, в траве сидит леопард, но далеко, даже 600 мм объектив не способен нормально передать его изображение. В общем, рыбалка, тьфу!, сафари сегодня не удалось, но и ладно, мы искренне надеемся на следующий день, который всецело проведём в парке Масаи Мара. Лёгким утешением стали бои двух мужских особей антилоп за право контроля над стадом самок, бородавочник, который для удобства употребления травы, встаёт передними ногами на колени, и длиннохвостые птицы, название которых я не помню.
 
IMG_9879.JPG
 
IMG_9913_0.JPG
 
IMG_9933.JPG
 
IMG_9948.JPG
 
IMG_9969_0.JPG
 
IMG_9999-1.jpg
фото Анастасии Вдовиковой
 
Следующее место жительства называется Sentrim Mara, лодж, расположенный на территории парка. Это я попросил сделать бронирование здесь, то место, которое предложил Слава изначально, показалось мне по фото в сети совсем спартанским. Но облом случился именно здесь: нет вай фай, нет просто сигнала мобильного телефона, москитные сетки над кроватями все в дырах, электричество с дизель генератора включают с 18 до 22-00, а на стене висит инструкция как себя вести при встрече с леопардом. 
 
IMG_8668_0.JPG
 
Ужин в 19-30, есть какое-то мясо – говядина, тушеная в соусе, есть индейка, рис, картошка, овощи тушёные. Но! Не ждите экзотическое мясо, его нет, и, как я уже писал, кулинарные открытия вы вряд ли здесь совершите. Поэтому надо переключить мозги и относится к еде, как к способу поддержания жизнедеятельности.
Прохладно, но не холодно. Тяжёлое тёплое одеяло утепляет, легли спать после ужина стразу, примерно в 21-20. Да, в ночи кто-то покрикивал, но спалось в общем неплохо.
 
 
6.01 Масаи Мара. День великого облома. 
 
Встал я рано, в семь часов. Нет. На 5-40 был заведён будильник, а встал в 5-20. Ещё лёжа в постели говорю Жене: вот сейчас бы завтрак с варёными яйцами и Геру потискать! С Герой чуда не произошло, но на завтрак, факт, впервые подали просто варёные яйца!
Выезд в 7-00, долго едем по бесконечной стиральной доске, изредка встречаем антилоп, буйволов и вот она, большая удача! Львиное семейство в составе: папа лев, пофигист, лежит себе, лениво поглядывает на нас, туристов, заботиться о своём семействе никак не собирается. 5-6 котят, да нет!, львят конечно, носятся по кустам. Мама степенно поднимается в поисках нового места удобно поваляться. Львята, шаля по дороге, двигаются за ней. Вот один, влетел по стволу на дерево, насколько смог, другой караулит его внизу. Мама нашла подходящее место, легла, один львёнок сразу пристроился к одной, второй подтянулся к другой сиське. Третий прилечь не может, к лицу мамы протиснулся, обласкала мама его, облизала языком, картина просто идиллическая!
 
IMG_7814.jpg
 
IMG_7888.jpg
 
IMG_7965.jpg
 
 
Но не забываем, львы хищники! Джеймс везёт нас немного выше, там другая львиная семья обгладывает рёбра антилопы, тут и мама, и ребятишки. Мы подъехали совсем близко, Джеймс объясняет, мы съехали с дороги, за это штраф 50 долларов, так что давайте быстрее. Да, Джеймс, мы стараемся побыстрее!
Сильный момент, львиное семейство, не торопясь, обгладывает мясо с косточек, уверен, такие сцены достаются далеко не всем посетителям парка, нам повезло. Едем дальше, зебры, жирафы, разные типы антилоп, слоны, уже того внимания не вызывают, ну пасутся и не хай! 
 
 
IMG_8072.jpg
 
 
Хотя слоновья семейства интересны, гиены пугливы, а среди антилоп мы продолжаем открывать новые виды. Взять, например, топи, антилопа темно-коричневого цвета в чёрных чулках на всех четырёх ногах.
 
 
IMG_9942.JPG
 
DSC06721.JPG
 
 
Небольшой бетонный столб посреди саванны, это знак, определяющий границу между Кенией и Танзанией, на нем полоса, слева буква «Т», справа «К», сверху накорябано «21» и «2». Если отойдёшь на 21 метр влево, то попадёшь в Танзании, на 2 метро вправо – в Кению. А что посредине? Правильно! Зона duty free! 
 
 
IMG_8635.JPG
 
 
Специальное место для нас, туристов, на берегу реки Мара, пограничники подрабатывают. Берут туристов, ведут по берегу, показывают бегемотов, крокодилов на берегах, возвращают обратно и деликатно просят деньги. «Не понравилось, не плати!» Действительно много бегемотов в одной точке, примерно 30. Здоровенные крокодилы прикидываются палкой на другом берегу. Наш высокий погранец Дэвид показывает тропы бегемотов и объясняет: если ты видишь бегемота и сойдёшь с его тропы, он тебя даже не заметит, но если ты встанешь преградой на пути…
 
 
DSC06734.JPG
 
DSC06736.JPG
 
DSC06726.JPG
 
 
Бегемоты, слава Богу!, принимают водные процедуры, не обращая на нас никакого внимания, а мы переходим реку по мосту, под ногами попадаются яркие красно-синие ящерицы. Совершенно непонятно, откуда у природы взялись такие цвета? На другом берегу находится пост национального парка Мара треугольник (хотя правильно называть его резерват, земля в нём не принадлежит государству), туалет и небольшой сувенирный магазин. Возвращаемся к машине, далее следует остановка на пикник в национальном парке. Пакет из отеля: кусочек курицы, сэндвич, варёное яйцо, чипсы, мандарин, яблоко, девушки угостили нас банкой пива, чем не праздник?
Поступил сигнал, водители машин общаются по рациям и сообщают информацию об активности животных. Подъезжаем, стоит одинокое дерево у маленькой речки, на горизонтальной ветке лежит леопард, хвост свободно свисает, лапы тоже, глаза прикрыты в сладкой дрёме. Поза что надо. Из соседней машины попросили наш суперобъектив, чтобы снять большую кошку вблизи, ну как тут откажешь!
 
 
IMG_8442.jpg
 
IMG_8473.jpg
фото Анастасии Вдовиковой 
 
IMG_8647.JPG
 

Послеобеденный фотодесерт: антилопы гну, гиены, про зебры уже просто молчу.
Долго ехали вдоль небольшой реки или ручья, Джеймс показывает на раскидистое дерево, на котором висят плоды, издали похожие на кабачки. Это сосисочное дерево, в прошлом из них варили пиво.
 
 
DSC06751.JPG
 
DSC06746.JPG
 
 
Деревня масаи мара! Супер! Встречает глава администрации по имени Морис. После краткого вступительного слова, приветственный концерт сельской самодеятельности. Как и положено масаям – поют и прыгают, прыгают и поют. Неплохо, благодаря потоку туристов спетость и сыгранность отменная.
 
 
DSC06760.JPG
 
DSC06769.JPG
 
DSC06780.JPG
 
IMG_8618.jpg
фото Анастасии Вдовиковой
 
 
Морис провожает нас в деревню, которая представляет из себя мазанки высотой примерно 1 метр 70 см, обмазанные смесью глины и коровьих какашек. Крыша покрыта тем же коровьим помётом, говновый дом что-ли? Внутри темно и тепло: горит очаг, хозяйка с малолетним ребенком сидит на приступке, напротив очага спальное место родителей, дети спят по другую сторону от огня.  Детей в семье Мориса шестеро, младшему 8 месяцев, старшему 17 лет, главе семейства 38 лет, я поначалу давал много больше, но Женя убедил меня, что тот выглядит не таким старым. Что едите, спрашиваю?
- Разводим коров и овец, покупаем маис. Живем коммуной, если покупаем кукурузу, тот делим её по-честному на всех. 
 
 
IMG_8652.JPG
 
 
Детвора позирует, навёл объектив на одного, ещё десяток устремляется сюда. Денег не просят, но готовы схватить любой подарок. Взрослые хоть и держатся, но так и норовят что-нибудь впарить. Например долго крутили палочку, чтобы получить огонь, огня не получили, только дым. Передали досочку с дырочкой и палочку Жене, типа дома разожжёшь. На выходе за досочку попросили 10 долларов. Были посланы. Большое внутреннее поле, окружённое хибарами. Дополнительная территория с края деревни представляет собой рынок сувениров. Цены надо делить на три, как минимум. Масаи не мудрствуют с арифметикой, но и не упираются. Две деревянные ложки отправляются в Москву, цена снижена с 30 до 10 долларов всего за один шаг.
Затвор фотоаппарата раскалился от яркой и колоритной фактуры вокруг. Красные палатины на чёрном фоне, огромные дырки в мочках ушей, в них не менее огромные самодельные серьги. Так выглядят масайские мужчины.
 
 
DSC06795.JPG
 
DSC06801.JPG
 
DSC06819.JPG
 
DSC06823.JPG
 
DSC06833.JPG
 
DSC06851.JPG
 
 
Настя и Лена предусмотрительно взяли с собой конфеты, Женя волей-неволей принял участие в их раздаче масайской детворе. А ещё показывал деткам картинку в глазок видеокамеры. И на его лице отразились чувства, которых я раньше не видел. 
Здорово заглянули к масаям. На прощание под моим руководством африканцы разучили фразу «большое спасибо!», так что будете в Африке, услышите благодарность на русском, ну знаете откуда…
По приезду я решил сходить на массаж в избушку на курих ножках, когда вернулся в номер, застал Женю в глубоком расстройстве.
- Папа! Убей меня! Я стёр из памяти все фотографии, которые мы сегодня и вчера снимали!!!!

……..

Да! Обидно! Ведь именно сегодня были сделаны самые колоритные снимки: львиная семья доедает антилопу, леопард на дереве, масайские дети… Что-то возьмём у Насти, но досада глубокая, Женя даже на ужин не пошёл, лёг в кровать в шесть часов и встал только утром.
 
 
07.01. В Найроби
 
Раньше, ещё раньше. В 5 встали, в 6 на завтраке, в 6-30 выехали. Напоследок сафари, а вдруг повезёт? Нет, вчерашнего успеха с львиным семейством не повторили, три гиены собирались любовными играми заняться, но мы их, похоже, смутили. Слоны, различные антилопы, зебры – это пожалуйста, но драматургии со съеденной антилопой увидеть не получилось.
 
 
IMG_8909.jpg
фото Анастасии Вдовиковой
 
 
К концу второго цикла сафари я, похоже, могу классифицировать различных африканских антилоп. Первые, самые распространённые антилопы, импала: невысокие, рыжие, на попе две вертикальные чёрные полоски. Следующая, похожая на импалу, газель Томсона, отличительная черта – большая горизонтальная черная полоса на брюхе. Топи заметно крупнее, темно коричневая, ноги чёрные. Гну – лик дьявола, почти черная, самая крупная и непривлекательная. IMG_6024.jpg фото А.Вдовиковой
Примерно в 8-20, поколесив в резервате, встаём на обратный путь в Найроби. Та же глиняная дорога, которую строят китайцы, только обратно она прошла полегче, может дождь пыль прибил?
По дороге строят небольшие мосты, перед каждым из них есть весьма заметный горб, укатанный из глины, вы ещё где-то видели глиняных лежачих полицейских? Еще горбы имеются у худых коров, которые пасутся вдоль дороги. А у коров имеются пастухи, те самые масаи, одетые в ту же самую ярко-красную клетку. Прямо Африка-Африка! Вообще Кения гораздо больше похожа на Африку, чем Южно-Африканская республика, Зимбабве я не разглядел, а в Ботсване большую часть времени провёл в природном парке. Пейзажи, в основном саванна, с редко растущими африканскими акациями, придорожные деревеньки с хаотичной застройкой, люди, в конце концов, очень тёмные все как один, какими и должны быть африканцы.
 
 
DSC06883.JPG
 
DSC06884.JPG
 

Мясные лавки в Кении называются butchery и выглядят небольшой застеклённой будкой, внутри которой висят полутуши, говяжьи или бараньи. Одну такую решил запечатлеть, из соседней кафешки выскочили две молодые африканки и давай позировать, заливаясь хохотом.
 
 
DSC06894.JPG
 
 
По дороге остановились передохнуть, в небольшом кафе можно выпить кофе из термоса и съесть кукурузную лепёшку. И то, и другое по доллару. Вместе с кофе прилагается большой барак-магазин сувениров. Целая поляна деревянных масок, малахитовых бегемотов, мраморных слонов. Решил прицениться к бегемоту средних размеров, сантиметров двенадцать в длину – 360 долларов! А их тут штук двести стоит.
Да ты богач!, – говорю продавцу.
Уже знакомая дорога к Найроби, подъём вдоль великой рифтовой долины, на дороге ступор, всё встало, грузовик завалился в канаву. Мы в Африке, водители вокруг – африканцы, они пытаются объехать пробку по обочинам, причём с обеих сторон, в результате упираются друг в друга, многократно усложняя ситуацию. Джеймс говорит, что такое случается, простоять без движения можно весь день, но нам неожиданно повезло, каким-то удивительным образом машины стали разъезжаться.
В нашей сегодняшней программе предусмотрен посещение жираф-центра в Найроби. Оказывается, в городе есть тихие, зелёные кварталы с красивыми и дорогими особняками за высокими заборами. Здесь живут не просто богатые, а очень, очень богатые кенийцы. На одной из таких улиц находится жираф-центр. Спросите, а зачем жираф-центр, если их достаточно в естественной среде обитания? Отвечаю: - не знаю! Наверное, затем, что за приличную сумму, во время кормления жираф своим длинным языком обслюнявит вашу руку. 
 
 
IMG_0739.JPG
 
 
На обратном пути я решил остановиться в хорошем отеле, чтобы передохнуть от постоянных перемещений. Наш отель с непонятным названием Dusit 2D расположен в стороне от центра и напоминает резервацию. Отель является частью резиденции, бизнес-центра, некого анклава для европейских экспатов. Поэтому два уровня контроля безопасности, чтобы попасть на территорию, досмотр на входе в отель, включая сканер вещей и багажа, рамка для посетителя, такая же проверка, как в аэропорту.
Здесь мы попрощались с Джеймсом, Леной и Настей, компанию была хорошей, а Джеймс вполне добросовестно исполнил свои задачи. У нас поздний вылет завтра, полдня проведём в гостинице, полдня посвятим столице Кении с другим водителем. 
 
 
DSC06907.JPG
 
 
Итак, отель Dusit 2D: номер хороший, просторный, а как круто оформлен лифт! 
 
 
IMG_8731_1.JPG
 
 
Гостиница дорогая, что стоит пиво 0,33 Heineken за 7 долларов! Но африканская: метки холодной и горячей воды перепутаны, всегда есть шанс насладится кипятком под душем, лёд в номер несли 40 минут, открывашки для бутылок в минибаре нет, открывая ложкой залил тоником весь стол, в холодильнике напитки почти комнатной температуры. Прицепится всегда найдётся к чему.
Зато красный бассейн с подогреваемой водой экстравагантной формы. Прямо в чаше бассейна есть сухие островки с утопленными ниже уровня воды диванчиками и столиком. Зачем, не знаю, лежак на берегу более удобный, может быть, специально для таких необычных посетителей, как эта дама. Полноватая молодая африканка в зеленом платье, зеленых туфлях с золотыми пряжками, большой шляпе и зеркальных очках. Села к бассейну с одной стороны, сделала десяток селфи, пересела в нишу с диваном, ещё десяток селфи, попросила дайкири ярко розового цвета, ещё десяток селфи, не выпив первый коктейль, заказала ещё один такой же, снимки в очередной раз повторились, а коктейли так и остались не выпитыми.
 
 
8.01. Найроби перед отлётом
 
После долгого отсутствия на завтрак появилась колбаса! Сходил искупаться, собрались, приехал водитель по имени Винсент на Toyota fielder, едем на экскурсию в город. Toyota всех поколений – самая популярная марка в Кении. Номера у машин спереди белые, сзади желтые, принадлежность Кении определяется начальной буквой «К» в буквенно-цифровой комбинации. Своя эмблема у нашей Toyota только одна, сзади, спереди другая, потому что в Индии сделана.
 
 
IMG_8744.JPG
 
IMG_8745.JPG
 
 
С достопримечательностями в Найроби туго: обзорная площадка на крыше высотного здания KICC, ресторан с мясом на гриле, район трущоб (та ещё достопримечательность), жираф-центр (вчера смотрели), крокодилья ферма (как они меня достали!), национальный парк Найроби (ну сколько можно?).
В сухом остатке: обзорная площадка, проезд мимо российского посольства, эфиопский ресторан на обед, трущобы, сувенирка, супермаркет, ресторан Carnivore. Поехали! 
KICC, международный конгресс центр, цилиндрическое высотное здание из семидесятых, потёртое внутри, с шапочкой-обзорной площадкой наверху, один из символов города Найроби. Для прохода требуется паспорт и роспись в журнале, подъём наверх в стареньком скрипучем лифте, выход на круговую площадку. «Шляпка» обзорной площадки больше в диаметре самого здания, «поля шляпки» выходят за габарит, отчего разглядывать окрестности можно прямо под собой. Все главные здания города собраны вокруг нас: сенат (парламент) страны, city council – городская администрация, памятник Джомо Кеньятте – первому президенту независимой Кении, голая многоэтажка – резиденция президента страны, католический собор. Винсент показывает рукой за многолюдную улицу – эта часть города небезопасна. ОК, Винсент, мы туда не поедем.
 
 
IMG_0812.JPG
 
IMG_0828.JPG
 
IMG_0832.JPG
 
IMG_8736.JPG
 
DSC06920.JPG
 
Лучше поедем пообедать, по пути проезжаем глухой бетонный забор с до боли знакомым гербом на воротах, только вытаскиваю айфон сфотографировать, из будки у ворот к нам наперерез бросается африканский охранник: -«Нет! Нельзя!» Ладно, нет так нет, что так волноваться? Каково было моё удивление позже, когда я просматривал фото, оказалась получилась вполне чёткая, несмазанная фотография, я сам даже не понял, как сфотографировал.
 
DSC06930.JPG
 

Поиск на небольших тенистых улицах наконец привёл в эфиопский ресторан «Хабеша», их здесь несколько, скорее всего эфиопская кухня ценится на континенте, лично я никогда не пробовал такую. Фишка эфиопской кухни - все блюда подаются на огромной, ноздреватой лепёшке ынджера, приготовленной из муки местного злака теф. Ынджера исполняет роль тарелки, а также ложки и вилки. Столовых приборов эфиопы не используют, отрывают кусок лепёшки от края и уже им берут пищу. Лепёшка на вкус очень кислая, кроме той, на которой лежит пища, нам в качестве столовых приборов подали ещё четыре. Максимум, что я смог, обглодал часть своей тарелки. В меню разнообразные блюда из баранины и говядины (свинину эфиопы не едят, несмотря на отсутствие религиозных ограничений), много различных овощных, ореховых соусов, всякие вегетарианские пасты. Мой выбор по совету эфиопа-официанта пал на teff shekla tibs. Teff здесь значит та самая лепёшка, shekla (ударение на «а») – небольшая керамическая сковородка с местом для углей под ней, на которой подаётся tibs – жареная на shekla козлятина с луком и перцем. Вкусно, хотя мясо местами жёсткое. Запиваем всё тем же местным Tusker. Вполне приличное пиво африканцам досталось, конечно, от колонизаторов. 
 
 
IMG_8759.JPG
 
 
Пока мы ели, Винсент сгонял за ещё одним гидом. Высокий, спортивного телосложения африканец по имени Питер, он готов нас сопровождать по трущобам Найроби, всего за 30 долларов. Кибера – главная антидостопримечательность столицы Кении. И в то же время самая яркая достопримечательность города. Ничего меня так не заинтересовало в Найроби, как Кибера. Питер сказал, что здесь живёт 1,7 млн. человек! Не знаю, в сети много разных данных, да и кто их здесь посчитает! Но точно могу сказать – много! Надо попасть туда, чтобы понять, как хорошо мы живём!
 
 
DSC06934.JPG
 
DSC06994.JPG
 
 
Кое как сколоченные хибары из железного шифера, мусор и грязь, здесь же людей стригут, кормят, одевают. Очень много людей. Повсюду. Железная дорога выполняет роль центральной торговой авеню и главной пешеходной артерии поселения. Каково было моё удивление, когда я услышал, что к нам по рельсам приближается самый настоящий тепловоз! Народ, идущий по рельсам, привычно расступается, и, через несколько секунд опять занимает путь на колее. По обе стороны от железнодорожных путей располагаются лавки, а то и просто товар выкладывают прямо на отсыпь. Старые ботинки в ряд, музыка и фильмы на CD и DVD, овощи, специи, продукты в лавках.
 
 
IMG_0870.JPG
 
DSC06950.JPG
 
IMG_0879.JPG
 
IMG_0883.JPG
 
IMG_0913.JPG
 
DSC06953.JPG
 
IMG_0927.JPG
 
 
Не самый благополучный район города, но опасности не чувствуется. Во-первых, после плотного обеда под пиво настроение благодушное, во-вторых, окружающие нас люди выглядят миролюбиво, в-третьих, с нами местный провожатый, похоже он пользуется здесь уважением.
 
 
DSC06948.JPG
 
IMG_0895_0.JPG
 
 
С небольшого возвышения, насколько хватает глаз, тянутся хибары под ржавыми крышами. Главный строительный материал – старый металлический шифер. Очень символично, если пройти взглядом по уходящим вдаль рельсам, то где-то вдалеке, в конце пути, виден современный небоскрёб из стекла и стали, а на переднем плане – бесконечные мято-ржавые джунгли. 
 
 
DSC07006.JPG
 
 
Сворачиваем с железной дороги на боковую улицу, ну если так можно назвать узкую грязную грунтовую дорожку между халупами. Стало попадаться очень много детворы, на железную дорогу их, видимо, не пускают, но тут полно. А что им делать в этих жалких лачугах? Дети грязные, из носов текут зелёные сопли, но они с радостью позируют перед камерой. Если я навёл фотоаппарат на одного, к нему тут же со всех сторон устремляются остальные. При этом все они очень фотогеничные, тёмные лица, белые зубы, яркие эмоции на лицах. У меня даже появилось возбуждение от такой контрастной натуры. Есть, что выбрать из снимков.
 
 
DSC06987-1.jpg
 
DSC06963.JPG
 
DSC06974.JPG
 
DSC06960.JPG
 
IMG_0941.JPG
 
IMG_0945.JPG
 
IMG_0946-1.jpg
 
IMG_0950.JPG
 
IMG_0952.JPG
 
 
Следом встречаем еще один любопытный персонаж. Весёлый, говорливый паренёк, поддатый или обкуренный, всё время талдычит о Ямайке и упорно зовёт к себе в гости, на Ямайку, конечно. Еле отвязались. 
 
 
IMG_0960.JPG
 

В самой низкой точке трущоб течёт небольшая речка, её берега забиты мусором, в воде также мало свободного места. Похоже, лучшее имя для реки – «Центральная канализация». Во всей этой грязи играет ватага детворы.
 
 
IMG_0971.JPG
 
IMG_0979.JPG
 
IMG_0982.JPG
 
IMG_0992.JPG
 
 
Питер, наш чернокожий Петя, зовёт нас посмотреть клуб-дискотеку, который содержат его родственники. Всё те же шиферные халупы, вывеска, дверь, заходим внутрь. На удивление внутри нормальные штукатуренные стены, покрытые фактурными обоями «под камень». Мягкие стёганые диваны из кожзаменителя, красный люминесцентный свет, по центру бар, забранный металлической решёткой с небольшим отверстием для денег и передачи напитков. Хозяйка заведения, толстая негритянка средних лет, Петя приглашает нас наверх, на террасу, откуда открывается «захватывающий» вид на трущобы.
 
 
IMG_1051.JPG
 
IMG_1070.JPG
 
DSC06980.JPG
 
 
Невесть откуда появилась ещё одна африканка, довольно молодая девушка в футболке и джинсах, якобы племянница нашего Пети, прилипчивая, то повиснет на Женином плече, то ко мне подберётся, в процессе пытается танцевать нечто, по её мнению напоминающее чувственный танец. Моё благодушие нарушено, я внутренне несколько напрягся, опасаясь провокаций. Спустились вниз, Петя предложил что-нибудь выпить, взял пиво себе, колу Жене, Петя и наша «подруга» тоже взяли по напитку. За мой счёт, конечно. Посидели, поговорили о футболе, ещё о какой-то ерунде. «Подруга» норовит прилечь ко мне на плечо, я стараюсь деликатно отстранится. Спрашиваю её: - Сколько тебе лет?
Мой вопрос застал врасплох, некоторое время она напряжённо морщила лоб, потом ответила:
- Я родилась в 1987 году (!!!) Посчитать, сколько лет, у дамочки не получилось. 
 
 
IMG_1083.JPG
 

Моя расслабленность давно прошла, я собран и внимательно контролирую ситуацию. Что это – дискотека, притон, нас пытаются развести, или Петя действительно просто пригласил в гости? Предлагаю двинуться вперёд, не встречаю возражений, выходим на улицу и тут же опять окунаемся в водоворот жизни. Людей много, мимо спешат озабоченные хозяйки, под ногами путается детвора, прямо на улице готовится еда на продажу. Вот, к примеру, хозяйка жарит в глубокой сковородке, в кипящем масле, порционные куски рыбы. Сырые заготовки лежат поблизости на мятой решётке в обществе большого количества мух. Слово «мятый» весьма подходящее для описания внешности этого района.
 
 
IMG_1087.JPG
 
 
 
IMG_1109.JPG
 
IMG_1115.JPG
 
IMG_1117.JPG
 
DSC06989.JPG
 
DSC06992.JPG
 
IMG_1095.JPG
 
IMG_1031.JPG
 
 
Настроение восстановилось, куда ни направь объектив, везде интересно, колоритно, фактурно. Ещё несколько застывших фрагментов стремительно несущейся вокруг меня жизни, выходим из пешеходной части трущоб, садимся в машину и выезжаем по улице с автомобильным движением, со всех сторон утыканную разнообразными лавками. Наш визит в Киберу закончен, эмоций и впечатлений – масса!
Настроение приподнятое от полученных впечатлений, спрашиваю у африканских товарищей: - а какие африканки самые красивые?
- Туниски и эфиопки – получаю ответ.
Следом в программе значится сувенирная лавка, где я собираюсь купить масайский палатин. Почему-то с нами продолжает поездку киберийский Петя, хотя его обязанности закончились вместе с окончанием экскурсии по Кибере, но я на это не обращаю внимание. Большая ярко-красная тряпка в клетку уезжает в Москву, была жестко сторгована с 20 до 15 долларов.
Следующий пункт программы - посещение африканского супермаркета. На стене написано: Think Kenyan, think Tuskys, «Думай по-кенийски, думай, как Tuskys». Ниже приписка: «единственная сеть в Кении, находящая в собственности у кенийцев и управляемая кенийцами». В Москву уезжает косметическое масло ши, заказанное Катей, и несколько коробок кенийского чая. Интересная закономерность, все посещённые нами в последнее время страны являются производителями чая: Грузия, Непал, Кения. Забегая вперёд скажу, следующий за Кенией Маврикий тоже является производителем чая.
Петя продолжает ходить за нами по магазину, возникает резонный вопрос: - зачем? Он, как раз, улучив момент, когда водитель Винсент (Петя называет его Вин), отошёл за машиной, начал мне что-то бормотать про племянницу, понять на английском не могу, но интуиция подсказывает – клянчит деньги. Был послан. 
Ресторан Carnevour – популярный туристический аукцион. Некая африканская разновидность знаменитой бразильской чураскерии. За 36 долларов ты получаешь неограниченный поднос разнообразного мяса с гриля: говядина, курица, козлятина, мясо страуса и крокодила. Я не успел проголодаться, есть не стал, взял бутылку Tusker, а Женя смог, я у него только маленький кусочек крокодила и страуса попробовал.
Уже стемнело, пора ехать в аэропорт. Первый кордон безопасности установлен на дальних подступах к аэропорту, пассажиры выходят из машин, проходят через металлоискатель и ждут на перроне свой транспорт после досмотра. Обязательный заезд на паркинг, чтобы отметить въезд, далее подъезжаем к терминалу. Вылет в Париж, а там ещё немного и Москва.
 
Андреевка, 01.04.2018