Израиль

Израиль

16.05—22.05.15

 

У Аэрофлота случилась распродажа билетов, дальше всё как обычно. Бизнес класс в Тель-Авив и обратно 26000 рублей!!! Нормальная цена должна быть в районе 80000, к тому же летают туда широкофюзеляжные самолеты – Airbus A330 и Boeing 777, где кресла превращаются в полноценную кровать. Чем не повод познакомиться с историей возникновения основных религий на земле?!
Под крылом самолета… облака, Донецк, ради которого мы делаем изгиб в маршруте, белоснежная гора в Турции, которую я первоначально принял за Арарат, длиннющий хвост Кипра, и, наконец, Тель-Авив, на который мы заходим с моря. 

 

IMG_6029.JPG

 

Вместо визы выдали билетик, который надо приложить к считывателю, он откроет ворота в страну обетованную. А штамп в паспорт не поставили, и это для меня хорошо, живого места в нём нет, а мне надо дотянуть вместе с ним до окончания срока действия permesso di soggiorno.

 

IMG_6038.JPG

 

Можно поехать на маршрутке за 60 шекелей с носа, но тогда придется ждать попутчиков. Вариант с такси стоит 343 шекеля – фиксированная цена или по счетчику. Доллар стоит 3,80 – 3,94 шекеля, грубо делим на 4, чтобы понять цену в $. Фиксированную цену может подсказать аппарат, установленный в аэропорту. Куда, сколько человек, сколько мест багажа и ответ. Вышли из аэропорта, водитель маршрутки спрашивает на русском языке, куда нам ехать. Он то и объяснил, сколько будет стоить маршрутка с заездом в гостиницу, доброжелательный человек, причем сам он едет по другому маршруту, так что никакой заинтересованности нет. Он же подсказал, что по фиксированной цене выгоднее, хотя мне лично показалось, что по абсолютно пустой дороге  по счетчику будет выгоднее. До Иерусалима из аэропорта Бен Гурион мы добрались меньше, чем за 40 минут.

Шабат. Город вымер, несмотря на полдень. Все закрыто, лифт также участвует в религиозном обряде и отказывается поднимать гостей. Отель Eyal by smart hotels. Хорошо расположен по отношению к прогулочным местам на улице Шамай, дом номер 21. На косяке двери каждого номера, по иудейской традиции, прикреплена мезуза. Мезуза – это такая трубочка, в которой содержится цитата из Торы. Номера небольшие, но интересно оформлены. Цвет элементов сиреневый, на одной стене  во весь объем  наклеено  черно-белое  фото центральной улицы, соседней с нами, поверху схема города с указанием отелей сети. Внизу перед ресепшн течет ручеек, через него перекинуты мостки, а вдоль стены стоит заказной, очень длинный диван. Месторасположение, соотношение цена-качество отличное. На другой стороне улицы, совсем близко жилой дом. На окне сидит кошка и внимательно смотрит вниз. Я окликнул: — «К-с-с!» Моментально перевела взгляд на меня. Знает русский? В других странах пробовал говорить «кс-кс» – ноль эмоций. 

На улице никого, все закрыто, но один небольшой супермаркет около отеля работает, его содержат арабы.  Цены высокие, поллитровая банка Heineken стоит 13 шекелей, больше трех долларов, но поклонники отечественных напитков могут выбрать Балтику 3, Жигулевское, Балтику разливное, стоящий по соседству на полке Zatecky Gus, по моим подозрениям, тоже сделан в России. Гид Инна, которую я нашел в Интернете, посоветовала ресторан неподалеку, открытый в шабат, Zuni называется. Вполне современная кухня, биск из морепродуков с грибами, мощное шардоне в придачу. Кстати, если сомневаешься в выборе, тебе всегда предложат попробовать. Я сделал свой выбор из двух предложенных нам вин. Фрикадельки в соусе у Тани и Кати, мидии у меня. Все вроде бы неплохо, но шведские фрикадельки мягче и вкуснее, а мидии, которые подают в бельгийском кафе Chez Leon в Париже, безусловно, изысканнее. С заходом солнца закончился шабат, и пустые улицы наполнились толпами гуляющих. Параллельно нашей улице Шамай проходит пешеходная Ben Yehuda, наш гид Инна называет её местным Арбатом. Сувенирные магазины, лавки. Вышли на улицу Яффа, около неё есть переулок, сплошь из ресторанов. Зазывалы на русском безуспешно пытаются уговорить нас поужинать, классическая туристическая забава многих городов мира. По Яффе и Мамиле доходим до Яффских ворот, зашли в старый город, тут позвонил Сергей и сообщил, что затопило подвал в нашем доме. На дистанции в 3000 км пытаемся разобраться с включением дренажного насоса.
Возвращаемся домой по пешеходной Ben Yehuda,  как все переменилось! Днем, когда мы приехали, у меня было ощущение, что это – окраина города, полная глушь. А сейчас на улице не протолкнуться, шум, гам, музыка, все магазины, лавки, рестораны открыты. Зашли в небольшой супермаркет, взяли воды, мороженого и пива. Подбегает парень: — «Извините, после 11 вечера пиво не продается по закону».
Причем никто не закрывает полки с пивом и вином, просто нельзя и всё! Кстати, не только мы пребываем в неведении, еще пара мужчин вынуждены были выгребать бутылки с пивом  и напитки из своих корзин. Попробовал зайти еще в пару магазинов, та же картина. Товар на полке, но купить невозможно. Тогда в бар, если сойти с Ben Yehuda на нашу спокойную  Shamai, становится значительно тише, присели в первом попавшемся месте, выбрав столик на улице. Даже не ожидали, что нас примут за своих. Кто-то спросил – это улица Шамай?, кто-то стрельнул огонька, кто-то обратился с конкретным вопросом на иврите, ребята, извините! Не говорим мы на иврите. Далее нас развлекал работник коммунальных служб, который разбирал и сортировал мусор, разбросанный вокруг огромного контейнера. Никто не знал, что можно увлеченно следить за этим действием?
Обратился в гостинице на стойку ресепшн, можно подобрать комнату побольше, а то вещи негде развернуть, в ответ: — «Да, конечно, можно». Вечером дали ключи от номера 513 на 5 этаже, он заметно просторнее, но по убранству одинаковый, денег дополнительно не взяли, молодцы! Так что рекомендую, расположение на отлично, недорого, есть бесплатный wi-fi, и дизайн есть тоже.

Я почему-то решил, что мне ещё рано спать и отправился посидеть  еще в один пивбар напротив гостиницы. Народу немного, видно, что бар домашний, без особых понтов. Процессом заправляет блондинка, говорящая на русском языке, брюнетка, которая не говорит на русском,  и приветливый парень. Та, что говорит на русском, представилась Настей, с ней и болтаем. Она поделилась своей мечтой уехать жить в Америку, желательно в Лос Анжелес. Почему ей не живется в Израиле я уточнять не стал, посчитав это неудобным. Недаром говорят, что полнит не пиво, а чувство голода, которое появляется после употребления этого напитка. Вышел из бара и подумал, а не съесть ли мне ещё что-нибудь перед сном? Плохая идея. Прямо напротив нашей гостиницы  есть кафе быстрого питания beef burgers. Вообще супермаркет один, другой, fast food, бар, и ещё много других заведений расположены примерно в радиусе пятидесяти, максимум ста метров от входа в гостиницу. Нет, подумал я, всё-таки не более чем в пятидесяти метрах.

 

17.05. Иерусалим, день первый  

Утром нас разбудил топор дровосека. Точнее, грохот механизма, вбивающего сваи. Начали примерно в семь, невзирая на воскресенье и праздничный день. Напротив гостиницы, по диагонали, строится новое здание. Уже отрыли глубокий котлован, будущие путешественники – будьте готовы! И несмотря на этот адский шум я все равно не пожалел о выборе отеля. Мешает недолго, в полвосьмого надо вставать, а вечером мы возвращаемся, когда шум уже закончился.

Завтрак – отдельная история. Потому что он еврейский, кашрут, кошерный то есть. А кошерная пища подразумевает несмешивание молочных продуктов и мяса животных. Поэтому очень много овощей, свежих и печеных, молочных продуктов, рыба – очень соленая селёдка, салат с тунцом и кукурузой, яичница и печеные баклажаны. Чай и кофе на месте, фрукты, хлеб.

Вот и встретились с Инной. Она оказалось моложе, чем я представлял, бойкая современная женщина лет сорока. Познакомились, сели в машину и поехали на экскурсию. Ехать совсем недолго, на ту же улицу Мамилла к Яффским воротам, прямо перед воротами есть паркинг, там мы оставляем машину, вся остальная экскурсия должна пройти почти пешком. Почти, потому что подойдя к Яффским воротам, мы садимся на такси и едем на Масличную гору. Ехать недолго, пять, десять минут от силы, но такая поездка стоит 70 шекелей, около 19 долларов. Немало, надо сказать, что Израиль – совсем недешевая страна. Но короткий переезд сразу меняет угол зрения на город. 

Проезжаем через старый город, выезжаем через Мусорные ворота (да, да, в прошлом через них вывозили мусор), и открывается простор. Напротив Масличная гора, огромное еврейское кладбище, надгробья все одного цвета, из местного известняка, ни одного деревца, так что склон масличной горы формируется в первую очередь кладбищем. Вот над этими надгробьями мы выгружаемся из такси, Инна подводит нас в тенёк одинокого слабенького оливкового дерева и начинает свой рассказ об Иерусалиме и его истории. 

DSC00010_0.JPG

 

DSC00013.JPG

 

 

Гора напротив – Храмовая гора, слева – Сионская гора, сильно справа – Иерусалимский университет, а перед нами каменная стена, окружающая старый город. Прямо напротив на Храмовой горе расположена  мечеть Аль Акса, примерно здесь был Первый и Второй храм, которые были разрушены, перед стенами – мусульманское кладбище, прямо у нас под ногами – еврейское. Захоронение на этом кладбище стоит сотни (!) тысяч долларов. По древней традиции, клали тело еврея на камень, закрывали саваном и оставляли на год, после чего возвращались, извлекали кости, мыли их, и складывали в специальный саркофаг, равный длине берцовой (самой длинной) кости. 

 

DSC00023.JPG

 

Рассказ об Иерусалиме, а значит и об истории еврейского народа начался на вершине Масличной горы и продолжается по мере спуска. Первая точка нашего великого маршрута, путешествия во времени и вглубь религий начинается с остановки у небольшого, но привлекательного храма Слёз Господних,  в оригинале называемом Доминус Флевит. Когда в Иерусалим въезжал Иисус на осле, толпа приветствовала его. Но он, окинув взглядом город, воскликнул: «Придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне» (Лк 19: 43—44). Примерно через сорок лет, в 70 году, так и произошло – римские легионы сожгли Храм и сравняли город с землёй.
Потому все христианские храмы смотрят фасадом на восток, один нынешний только на запад. Христос смотрел на город, на место своего будущего распятия и оплакивал всех жителей Иерусалима, зная, что он будет завоеван римлянами.
Построили  храм в 1955 году, а спроектировал его итальянец, по совместительству монах-францисканец Антонио Берлуччи. Он тут много иллюстраций к Новому завету построил.  Храм совсем небольшой, но интересный. Свод золотой, а единственное окно смотрит на храмовую гору, точнее на ворота в стене, через которые в будущем должен войти мессия.  

 

DSC00038.JPG


Мы спускаемся с горы вниз, еще в письме Инна предупредила, что обувь надо надевать с очень цепкой подошвой, в противном случае можно поскользнуться на отполированных камнях. Но пропустил я мудрый совет! Так что коротенькими шажками, держась за перила, которые иногда отсутствуют. За высоким каменным забором скрывается храм святой Марии Магдалины, это наша русская православная церковь. Дверь, нажали звонок, объяснили, что мы гости из России, нас впустили. Только что закончилась служба, из храма выходит большая группа паломников (в основном женщин) из России. Почему из России? Они могли быть из Украины, например, говорят на русском. В храме хранятся мощи святой Варвары и Елизаветы, супруги брата Николая второго, принявшие мученическую смерть от большевиков в Екатеринбурге. Это так называемые новомученики, причисленные к лику святых совсем недавно, их мощи мираточат. Храм привлекает к себе внимание, его золотые купола ярким пятном  разбавляют общую картину города, основным строительным материалом которого является известняк. 

DSC00030.JPG

 

DSC00053.JPG

 

Инна много рассказывает божественных историй, но я – не лучший толкователь. Тора была написана на древнееврейском языке и впервые была переведена ещё в эпоху вавилонского изгнания, сначала на греческий,  потом на латынь, потом на остальные языки. Тора это Ветхий Завет, как я понял. История евреев описана в Торе. Истории этой более 4000 лет. Это к давно мучавшему меня вопросу, сколько лет существует еврейская нация и почему евреи рассыпаны по всему миру?

Жила-была семья, по-моему, Авраама, в которой выросло 12 детей, они то и сформировали в конечном итоге еврейскую нацию. А потом началось! Первый царь – Саул. Следующий Давид. Очень важный персонаж. Так или иначе участвовал в трех религиях: иудаизме, христианстве, исламе. Тут надо говорить или очень много, или прекратить, история еврейского народа явно выходит за формат моих дневников об Израиле.

Следующий на нашем пути вниз находится храм успения святой богородицы. Это пещерная церковь, большую часть которой построили во времена крестоносцев. В главный зал от входа ведет широкая лестница вглубь, в подземелье. Само помещение имеет форму креста, по центру которого расположена усыпальница богородицы. После яркого солнца и жары здесь сумерки и приятная прохлада. Многочисленные лампады, висящие под потолком, тускло отблескивают серебром и золотом, на большинство из них надеты стеклянные плафоны из синего стекла. Своеобразная дизайн-инсталляция добавляет церкви шарму. Храм принадлежит грекам и армянам, большие священники с окладистыми бородами степенно прохаживаются вокруг.

Но нам надо спешить, храм закрывается. Зато храм Агонии Христа или страстей господних  открыт весь день. Расположен в Гефсиманском саду среди оливковых деревьев, возраст которых четыреста – пятьсот лет, а некоторым даже шестьсот. Уже известный нам итальянец Антонио Берлуччи построил и этот храм, но значительно ранее, в 1924 году.  Здесь Христос молился о себе, зная какой будет конец его земной жизни. Здесь его предал Иуда, выдав своим поцелуем. Здесь Петр отрекся от Христа, трижды повторив отречение. Здесь Христа схватили римские стражники. Фасад храма украшен мозаикой, интерьеры тоже, в цветах преобладает небесно-голубой, необычный цвет для церкви. Выхожу обратно в Гефсиманский сад, и здесь меня впервые посещает мысль о том, что история основных религий мира в этом городе в буквальном смысле лежит прямо под ногами!

 

DSC00061.JPG

 

DSC00068.JPG

 

DSC00077.JPG

 

DSC00086.JPG

 

Пешком от агонии по дороге вдоль крепостной стены, обратно в старый город.

Слева от нас, как на ладони, огромное еврейское кладбище, которое мы обозревали с вершины Масличной горы. На кладбище нет ни единого человека, кроме одной  церемонии, среди огромного количества белых каменных надгробий, группа людей воздевает руки к небесам и склоняется над чем-то, лежащем на надгробии. До старого города мы не доходим, а отворачиваем в противоположную сторону. Здесь, на арабских территориях  расположен город Давида, главная археологическая достопримечательность Иерусалима. Сегодня празднуют день города и плату за вход в город Давида не берут. В Израиле удалось сэкономить! На кассе билет все равно дают, но бесплатно. По-прежнему жарко, везде продают бутилированную воду дорого, но из микрофонтанчиков питьевую воду можно набрать бесплатно. 

 

DSC00106.JPG

 

DSC00111.JPG

 

Опять тоже чувство, земля Иерусалима посылает знаки реальности Ветхого Завета. От билетных касс спускаемся по лестнице вниз, древние каменные стены тут же посылают сигнал, на камне, недавно найденном археологами, начертано имя человека из Ветхого завета. Наш путь постоянно идет вниз по каменным коридорам, иногда это оказываются подземные реки, под ногами течет вода. В древнем Иерусалиме существовала целая система подземных ходов, которая выводила к воде, без которой осажденный город, как вы понимаете, неизбежно падёт. Здесь даже были подземные резервуары, которые позволяли горожанам  выживать. А сейчас в огромных подземных залах установлены видеопроекторы, которые проецируют на стены сцены из жизни жителей Иерусалима 3000 лет назад. По узким проходам выбираемся наружу и оказываемся в самой нижней точке в стороне от города, на арабских территориях. За 15 шекелей автобус поднимает нас к входу в старый город. Инна поясняет, автобусы в бело-синей окраске предназначены для перевозки арабов, а в зеленом цвете – для евреев. Вот она расовая сегрегация в реальной жизни!

Главное место силы Иерусалима – стена плача. Чтобы попасть на площадь у стены, надо пройти контроль безопасности. Мы все привыкли к тезису о том, что в Израиле самая строгая и эффективная система безопасности в мире. Это так и не так. Перед стеной плача она довольно халявная, наверное, это связано с большим потоком людей. Инна доходчиво объясняет, что стена, это самое древнее и самое близкое к разрушенному храму сооружение, своеобразный портал для общения с Всевышним. Надо сказать два слова о Храме. Храм в Иерусалиме был центром единения израильского народа, местом  почитания Славы Божьей, в нем хранился Ковчег Завета, в котором в свою очередь, находились каменные Скрижали Завета. Храм был вершиной совершенства, Храм с большой буквы. Первый Храм относится к десятому веку до нашей эры и называется Храмом Соломона. Примерно в  пятом веке Храм был разрушен во время вавилонского нашествия. Строительство второго храма началось в 516 году до нашей эры благодаря указу персидского царя Кира Великого, в дальнейшем храм  перестраивался при царе Ироде уже в период с 22 года до нашей эры до 64 года нашей эры. Просуществовал он всего шесть лет и после жестокого противостояния с израильтянами был сожжен римлянами в аккурат в тот же день по еврейскому календарю, что и первый храм!
Разрушение Иерусалима и сожжение Храма положило начало рассеянию евреев по всему миру. Талмудическая традиция говорит, что когда Храм был разрушен, все Небесные Врата, кроме одних, Ворот Слёз, закрылись, а Западная стена, оставшаяся от Второго Иерусалимского Храма, получила название «Стена Плача», так как слёзы всех евреев, оплакивающих свой Храм, проливаются здесь. Так сказано в Википедии.

И вот, спустя почти 2000 лет мы добрались до святыни. Стена Плача поделена на две части: мужскую и женскую, между собой они разгорожены лёгким забором. Прежде чем подойти к Стене, надо омовить руки и лицо,  для этой целью здесь установлены раковины с водой, в которых лежат металлические кувшины с двумя ручками. Предназначение их я понял, посмотрев, как израильтяне совершают процедуру омовения:  сначала надо взять кувшин левой рукой и оросить правую, потом правой рукой оросить левую. Кувшин прикован цепью, чтобы не утащили.
В непосредственной близости к стене раздают маленькие кипы, хоть я и не иудей, а надеть надо. Подошёл, попытался сконцентрироваться и отправить сигнал Богу, для лучшей связи закрыл глаза, но полной уверенности, что сигнал был принят, у меня нет. Тем более хочешь, не хочешь, а приходится отвлекаться: за спиной прошли два человека, что-то обсуждая на русском с вкраплением матерных выражений.
Слева от стены вход в синагогу. Не выключая видеокамеры зашел, здесь богопослушные евреи, стоя у стен, совершают молитвы, за их спинами на полках обширная библиотека, многие сидят на стульях, раскачиваются и читают тору.
Как и везде в Израиле, на площади перед стеной много солдат: парней и девчонок, Не могу точно сказать, кто из них выполняет задачи по охране, а кто просто пришел помолиться. Отошли от стены к противоположной стороне площади и по лестнице поднялись на уровень выше. Да! Как и везде в Иерусалиме, расстояния между святынями различных религий минимальные. Сразу за стеной возвышается мечеть с большим золотым куполом, называется она Купол скалы. Её часто путают с более скромной, но боле значимой для мусульман мечетью Аль Акса, третьей святыней ислама после мечетей в Мекке и Медине. Воздвигнута она как раз на месте второго Храма. Негромко, но я не раз за время путешествия слышал, придёт время и построят третий Храм. А как его построить, не разрушив мечеть?

 

DSC00121.JPG

 

А на небольшой площади наверху по центру стоит так называемая менора Рабиновича, золотая менора, подаренная городу украинским евреем Вадимом Рабиновичем. Наверное, во искупление грехов своих. На менору надет прозрачный колпак их толстого стекла, но все равно как-то непривычно видеть посреди улицы предмет из чистого золота. Точнее, не посреди, а в самом  начале средневековой улицы Кардо, когда-то главной торговой улицы Иерусалима. Пока я разглядывал менору, ко мне подскочил еврей и вот я уже стою с оберегом в виде красной тесьмы, ловко навязанной (во всех смыслах) на мою руку. Человек тут же сообщил, что он приехал из Грузии и попросил денег. Когда я протянул ему мелочь, он взял её, но тут же заявил, что лучше дать ещё не мелочи, а бумажку. Я уже пришел в себя и предложил поискать более крупные деньги в другом месте.
Нам пришло время подкрепиться, Инна предложила поесть в кафе прямо около меноры. Кафе называется Рова, квартал по-нашему. По лестнице надо подняться еще выше, с открытой площадки открывается вид на площадь перед Стеной плача и мечетью на заднем плане. Тыкаешь пальцем в витрину, через некоторое время тебе приносят  выбранную еду.  Я выбрал рыбу в кляре, Сан Пьетра, солнечник в переводе, вездесущий хумус, картофельное пюре и пиво. Около 500 шекелей на троих получилось, Инна утверждает, что гиды питаются за счет заведения. Где бы мы не питались на туристической тропе, почему-то всегда выходит 500 шекелей.

Движемся вперед, город я разглядываю через видоискатель. На улице много людей, в основном молодёжь, они несут израильские флаги, повсюду слышна музыка. Сегодня израильтяне отмечают праздник – день Иерусалима, день города как сказали бы жители Москвы. На ближайшей площади играет ансамбль, а молодёжь вихрем кружится в танце и над ними плещется бело-голубое море национальных флагов.  

 

DSC00125.JPG

 

DSC00147.JPG

 

Мы, по–прежнему, находимся на улице Кардо, её оригинальный облик вскрылся благодаря трагическим событиям шестидневной арабо-израильской войны 1967 года. Тогда израильтяне отвоевали значительную часть города, находящуюся под контролем Иордании. Арабы, уходя, из мести, взорвали центральную часть города, еврейский квартал, в результате взрывов обнажились многовековые культурные слои, в том числе нижний слой с древнеримской улицей Кардо. Часть улицы с колоннами и картина, на которой изображен процесс торговли в римско-византийские времена восстановлена, туда можно спуститься с нынешнего уровня городских улиц.

 

DSC00140.JPG

 

 В закатном солнце выходим из старого города через Яффские ворота и спускаемся на автостоянку, ноги гудят после длительного хождения.  Группа девчонок 18 летнего возраста, в военной форме и с автоматами М16, стоят группой, смеются и болтают между собой. Смотрю и не понимаю – неужели они начнут стрелять боевыми пулями после получения приказа?

 

DSC00437.JPG

 

Инна поясняет, служба в армии – дело чести для израильской молодёжи. Девушки служат 2 года, парни – 3 года. Ни о какой дедовщине не может быть и речи. Вечером солдаты приходят ночевать домой (иногда), а утром возвращаются в расположение части. Я спросил Инну, а как с романами между военнослужащими разных полов?
— Ещё как! Дополнительный стимул к службе в армии!

 

DSC00433.JPG

 
Напряженность, она где-то витает в воздухе. Прочитал на израильском Яндексе (есть такой) на следующий день – в день Иерусалима у Дамасских ворот произошла стычка, жители восточного Иерусалима кинули камни в демонстрацию ортодоксальных евреев, кто-то ранен, пострадали полицейские. Инна говорит, что сионисты (к которым она в целом хорошо относиться и название которых происходит от горы Сион), сами провоцируют  арабов. Далее в новостях Израиля на Яндексе: девочкам окончательно запретили служить в танковых войсках, репатрианты из Эфиопии проведут демонстрацию, в секторе Газы взрыв – ранено 40 человек. Вот так живет государство Израиль.


А мы усталые вернулись в отель. Хотя это было непросто. Проехать с Инной на машине к отелю не удалось, улицы перекрыты, праздничные демонстрации молодёжи заполнили улицы. Мы попали в водоворот, где сначала были мальчишки, крутили хороводы, а потом тоже самое делали девчонки. Не знаю по какой причине, но девушки и мальчики праздновали раздельно. Пройти было невозможно, буквально продирались через толпы, камеру я не выключал, так что все можно посмотреть в кино. В том же кино есть кадры, которые я снял с балкона в нашем номере,  парни опять закруживают вихрь, но точка съёмки совершенно другая, с высоты по макушкам!

Ещё одна рекомендация от Инны – ресторан Mantra, как раз на той улице, где полно ресторанов и кафе. Мы сели на открытом воздухе, блюда вроде не сложные, но и не простые: салат с голубым сыром, в котором не видно сыра, но чувствуется его вкус, израильское севиче, кольца кальмаров в панировке. Отличный самодельный горячий хлеб и бутылка местного белого вина. Вполне.

 

18.05. Иерусалим, день 2.

Израильский Яндекс предупреждает – тяжёлый хамсин добрался до Израиля. Хамсин – это ветер из пустыни Сахары, он приносит жару и песок. Его ещё называют Хамсин-50, потому что дует он 50 дней в году. Сильного ветра не заметил, песок тоже на языке не скрипел, но на улице стало заметно жарче. Второй день в Иерусалиме начинается, так же как и первый. Мы садимся в машину, доезжаем до паркинга у Яффских ворот, оставляем машину на стоянке, платим деньги за билеты и поднимаемся на стену, окружающую старый город. Кстати, туристов  на стене практически нет, вообще никого не видно.
 

DSC00169.JPG

 

 Крыши, храмы, христианский квартал, много школ и всяких религиозных центров, город буквально кишит религиозными центрами, институтами, приходами. За стенами, снаружи Иерусалим нал застраиваться только в 1860 году. Турки после крымской войны начали выдавать разрешения на застройку. За стенами было страшно, волки, гиены, когда была чума, город закрыли на карантин, часть людей со страху вышли за стены города и провели там ночь. Одну, другую, видят, волков нет, решили там остаться жить. И пошло, поехало.

Идем дальше по стене, постепенно из-за поворота открывается вид на начало Яффской улицы, здесь  на небольшой площади расположено здание мэрии Иерусалима, точнее здания два: одно традиционное, а другое цилиндрической формы. Следом показался дворец, от вида которого у меня возникло чувство, что я его уже видел в своей жизни неоднократно. Сомнения развеяла Инна, это больница-копия Palazzio Vecchio, главное здание на площади Piazza del campo в родной Сиене, которое построено все тем же Антонио Берлуччи. 

 Доходим по стене до мусульманского квартала. С уровня стены хорошо видны крыши домов в виде куполов, мусульманский кондиционер, это когда в кладку замуровано много керамических труб для создания сквозняка. А вообще сверху все грязновато, встречаются заброшенные дома, при том, что жильё в старом городе стоит баснословных денег (по Инниным меркам). Печет, но воздух сухой и переноситься вполне комфортно. 

 

DSC00192.JPG

 

DSC00189.JPG

 

По стене мы добрались  до Дамасских ворот. Спустились и сразу попали в атмосферу арабского квартала. Прямо в арке Дамасских ворот пожилые и полные арабки в хиджабах продают белую шелковицу и другие фрукты. Продолжаем идти по улице, которая разделяет восточный Иерусалим от западного. Как я уже писал, напряженность сохраняется. Есть даже специальная «пограничная» полиция с темно-зеленой полосой на борту. А мы ныряем в пещеру Седекии, широкая, большая, ну чуть ли не Индиана Джонс её открыл, точнее, его прообраз. Масонская она, масонская. Мы в данный момент единственные посетители, стоим в огромном подземном зале, в полной тишине слушаем приглушенный шёпот Инны, отчего её рассказ о масонах выглядит более убедительным. Еще более убедительной выглядит надпись на стене: «Воронеж».

 

DSC00218.JPG

 

DSC00221.JPG

 

Нестерпимо яркое солнце на выходе поджидает меня. Нет сил смотреть на мир вокруг, надо купить солнцезащитные очки, по этой причине мы пересекаем невидимую границу между еврейским и арабским кварталам через пешеходный переход. Так мы оказались в Восточном Иерусалиме. Евреи сюда без надобности не заходят. С другой стороны, как объясняет Инна, арабы не проявляют агрессивности, когда видят израильского гида с туристами, прекрасно понимая, что туризм приносит доход всем жителям Иерусалима. В частности, предстоящей покупкой дешевых китайских очков за баснословные деньги. Инна позже сказала, она начала говорить с продавцом лавки на иврите, но он сделал вид, что не понимает, хотя она уверена, здесь все знают иврит.
Купив очки, тут же возвращаемся обратно. В следующие ворота, Львиные или Овечьи, простите!, я уже запутался, входим в старый город, попадаем в грязноватый мусульманский квартал, дальше в арку, поворот налево, и мы в монастыре Святой Анны, это французский католический приход. Кроме бюста какого-то дядьки с голубиной парочкой на голове, есть храм из песчаника, абсолютно аскетичный, три нефа из камня, никаких украшений, вся мозаика осталась в прошлом, но в подвале есть место, где родилась Святая Дева Мария. На момент нашего появления один из паломников, в моем понимании, американец, поёт псалмы, аудитория ему подпевает. Мы проходим мимо и попадаем в место, очень напоминающее развалины римского форума. Это Вифезда, неблагозвучно, но как есть. Так называются древние бассейны и остатки храмов над ними времен далеких. Каких? Крестононосцев? Христос исцелил здесь немощного, но сделал это в шабат, в субботу, чем заслужил неоднозначную оценку общества.
На выходе из католического монастыря находится небольшой греческий православный храм святых Иоакима и Анны, можно взять ключик от двери в подвал и спуститься к месту рождества богородицы. Не может быть два место рождества. Инна поясняет: они соседствуют там, в подземельях, бок о бок друг к другу. Типа у католического храма с одной стороны подход, а у православного – с другой. Хотя  по другим сведениям они отстоят друг от друга на 70 метров.

 А церковь милая. Монашка в углу сидит, спокойная, несуетливая, говорит на русском, да и церковь не в нашем понимании православного храма с его размерами, необычная, но с духом своим. Все кулуарно.

 

DSC00226.JPG

 

DSC00238.JPG

 

DSC00256.JPG

 

По мусульманскому кварталу старого города, по узким улочкам, умудряются ездить  автомобили, и мы тут ходим, некомфортно расходиться с ними. В своих лавках арабы продают чипсы, сладости, напитки, в том числе и пиво. Вода стоит 5—8 шекелей за поллитровую бутылку местного разлива. У нас в супермаркете под окнами отеля ситуация не лучше, те же 7 шекелей за бутылку San Benedetto. 

Via Dolorosa – дословно переводится как улица скорби, главная улица старого Иерусалима, предполагаемый последний путь Христа. Инна называет её склееной улицей, потому что по факту она состоит из нескольких отрезков, а с учетом того, что Иерусалим был полностью разрушен в первом веке,  эта улица не могла сохранится в первозданном виде, но именно так путь был установлен монахами-францисканцами в 14 веке. На всем скорбном пути Иисуса располагалось 14 остановок, станций, как их здесь называют, девять находится на via Dolorosa, оставшиеся пять в храме Гроба Господня. Сегодня эта улица благодаря туристам представляет собой одну сплошную барахолку. Торговля на скорбном пути процветает! Сувениры, ювелирные украшения, продуктовые лавочки – одной сплошной стеной, каменных стен не видно, все завешено товаром.

 В самом начале улицы расположены церковь глумления, церковь наложения креста, все тот же итальянец  Берлуччи отличился. Что-то уж больно много он тут настроил!  Приговор Пилата, глумление, наложение тернового венца, наложение креста, первое падение, встреча с матерью, платок, поданный женщиной («Не обо мне плачьте! О себе!»), второе падение, …. — это 14 событий, происшедших с Христом на последнем пути.
Всем этим остановкам присвоены номера, их можно увидеть на стенах города, только надо быть внимательным. Не только номером отмечены станции,  где-то стоит часовня, где-то памятный знак. Над подземельем, где закованный в кандалы Иисус провел последние часы перед казнью, располагается греческая церковь. Мы и сейчас видим два отверстия в камне, в котором был закован Христос. Трое преступников дожидались распятия в помещении ниже. Да, их было трое, а не двое, одного из них, Варнаву, утром помиловали. Кстати, по совету Инны, сувениры Святой Земли надо покупать именно здесь, в греческом соборе. Тут они значительно дешевле, чем в многочисленных лавках храма Гроба Господня.

 

DSC00268.JPG

 

DSC00266.JPG

 

Примерно на середине скорбного пути есть кафе, Инна советует остановиться, выпить чашечку кофе. Варит его хозяин вручную, в турках на раскаленном песке, даже меня уговорили выпить чашку. Кофе действительно ароматный, со своим, особым вкусом. На столах под стеклом лежат денежные банкноты разных стран, на нашем мирно уживаются российские рубли и украинские гривны. 

 

IMG_6073.JPG

 

Десятая станция на крыше Храма Гроба Господня, не зная, не найдёшь. Неприметная дверь,  проходим внутрь, на входе небольшое помещение эфиопской церкви, проходим через неё, спускаемся вниз и попадаем в ещё одну эфиопскую церковь. А уже из нее путь лежит прямо на площадь перед входом в храм. Инна обращает наше внимание на деревянную лестницу, стоящую на фасаде, на одном из верхних окон. Храм принадлежит шести конфессиям: армянской, коптской, эфиопской, сирийской, католической, греко-византийской, то есть православной, все решения принимаются коллегиально. А у шести нянек, как известно, дитя..,  лестницу якобы забыли строители много лет назад, убрать её никак не получается, потому что представителям всех конфессий надо собраться вместе и принять  совместное решение, но люди все занятые, никак вместе встретиться не могут…
Инна показывает человека средних лет, он нам приветливо улыбается, это ключник, главный человек в храме, без которого просто не попасть в нужные помещения, да еще в отсутствие должного взаимодействия между конфессиями.

Заходим в храм, поднимаемся по лестнице вверх, на Голгофу. Небольшая очередь выстроилась дотронуться до камня, на котором был распят Иисус. Вокруг много металлических лампад, они загадочно блестят от пламени свечей в полутьме. Мне понравилась атмосфера, атмосфера загадочности и тайны. Вообще храм очень интересный, в нем нет четко спланированной геометрии, несколько залов, некоторые выше уровня земли, некоторые расположены в подземелье. Часто Вас окружает полумрак, цвета и оттенки вокруг в основном черные и серые, золото и серебро блестит на фоне серого камня. Есть атмосфера места, атмосфера таинства и сопричастности к великой истории великой религии. 

 

DSC00295.JPG

 

DSC00312.JPG

 

А сейчас мы спускаемся с Голгофы, здесь, перед главным входом в храм, находится другой очень важный камень, на котором тело Христа, снятого с креста, омывали и заворачивали в саван. В соседнем зале посреди стоит кувукля, часовня другими словами, каменное сооружение, предохраняющее то место, где был установлен гроб с телом Иисуса, купол собора в прошлом уже падал не раз. В куполе есть специальное окно сверху, через которое ровно в 12, в Пасху на гробницу падает луч света, от которого вспыхивает благодатный огонь. Сбоку саркофага есть окошко, через которое огонь передают остальному миру. Инна попросила священника, регулирующего очередь, пропустить нас вперед, для двоих, по её словам, получается. Но нас трое, священник отказал. Очередь идет довольно быстро, 15—20 минут, священники не дают задержаться перед камнем. Внутри каменная плита, много свечей вокруг. На выходе горит огонь, от которого принято зажигать по 33 свечи, по числу лет Иисуса, и тут же затушить их, чтобы можно было взять с собой. Инна верно заметила, если напрячь воображение и убрать все храмовые надстройки, то останется гора Голгофа, кладбище, части древнего города, где разворачивалась библейская история.

 Храм Гроба господня – сплав всех конфессий, центр христианской религии, своеобразный пуп земли. Так и есть, в соседнем с кувуклей зале, на середине прямой линии, соединяющей с алтарем, стоит мраморная ваза, в чаше которой лежит шар, на котором начертан крест. Это пуп земли, центр христианского мира. А чтобы его не утащили, он прикован цепью к ближайшей колонне.

 

DSC00319.JPG

 

Вниз по лестнице, в подземелье находится армянский придел, на стене висит огромное полотно, посвященное крещению армян в 301 году, а на стенах лестницы нацарапано множество мелких крестиков, это, оказывается, много веков назад крестоносцы отметились! Вот уже сколько лет живет в людях привычка начертать сакраментальное: «здесь был Вася».

Вокруг храма процветает торговля, под сенью Христа. Лавки, лавки, магазины.  Завершаем экскурсию, выходя из старого города через Яффские ворота к уже известному нам паркингу.  Стоит группа молодежи,  мальчишки и девчонки лет восемнадцати, болтают и смеются. В форме солдат израильской армии. Девочка, ну совсем молоденькая, держит тяжелую автоматическую винтовку М-16 и охраняет безопасность государства Израиль. Смотрю на них и представляю, дают ей приказ, и она из этой пушки начинает мочить по всему живому! Невероятно! (повторился и ладно, я действительно два раза обратил внимание на хрупких симпатичных девчонок с тяжелыми автоматами)

 На выезде с паркинга Инна предъявляет бэдж гида и с гордостью сообщает, что она с этим удостоверением имеет 50% скидку. Если обычно надо заплатить 50 шекелей за стоянку, то со скидкой только 25. Кстати, вполне лояльно, по израильским меркам (блин, по–божески, мы же в Иерусалиме).  Едем на рынок, медленно, пробки в Иерусалиме не хуже московских.  На самом деле Инна везёт нас не за покупками, а поесть. Пересекаем  две главные рыночные улицы,  в небольшом закутке пожилые граждане Израиля играют в нарды и шахматы. В уголке закутка находится совсем крохотное заведение под названием Azura. Нигде об этом на английском не написано, я понял только из грамоты Tripadvisor на двери кафе. Как сказал  хозяин, многое за день уже съели. Но ещё есть Куба. Конечно, есть! В январе там были. На самом деле кубэ хамо — это большая пельменина с фаршем внутри, в оболочке из манной каши, в наваристой, немного острой жижечке с хорошо разваренным нутом. У Кати – котлетки поменьше, а бульон более кислый за счет всякой зелени в нем, щавеле в том числе, наверное. У Тани пельмени похожего размера, но в бульоне уже доминируют помидоры и лук. Трио кубэ! На закуску, конечно, а как без него в Израиле, хумус. Из большой стеклянной банки нам достали соленые овощи – острый перец и огурцы. Плюс ко всему мусака – баклажаны, меж которых все тот же фарш в большом количестве соуса. Не нажраться невозможно! А еще парень обслуживает с модельной внешностью, почему молодые девушки не замечают? На стене фото Шимона Переса с хозяином ресторана, я его тоже сфотал. На прощание он мне кинул: «приходи завтра в районе часа дня – будет все». Хорошее место, при этом за троих я заплатил 247 шекелей. Пожалуй, это самая дешевая и сытная еда, которую мы ели в Израиле. 

 

IMG_6088.JPG

 

IMG_6091.JPG

 

В гостиницу  возвращаемся пешком, но сначала надо преодолеть рыночные ряды. Здесь есть фрукты, овощи, а также кофейня и винный магазин. Три банки пива здесь стоят всего двадцать шекелей, когда у отеля в магазинчике каждая по десять, то есть две – за двадцать, да и то это касается только Будвайзер, а остальные и того дороже. В одной из лавок я обнаружил местное оливковое масло, в добротных бутылках с серьезными этикетками. Спрашиваю у хозяина, какое из них лучшее. Он показывает мне, бери вот эту бутылку. По-своему истолковав моё замешательство, продавец дал мне свою визитную карточку:
— Не понравится, вернёшь!
Проверим, есть с чем сравнить. Это я про Тоскану. Кстати, пишу в Андреевке, когда мы уже съели масло. Хорошее, добротное, но без тосканского аромата и характерной горечи во вкусе.


Пешком домой идти недолго, по ходу разглядываю надписи на фасадах домов. Русские евреи задают условия жизни в стране. Через одного все понимают русский, через троих могут говорить. Надписи на русском – «ремонт обуви», «центр трудозанятости», «вазы для цветов» – ну точно не для туристов. В Израиле для русских и носителей нашего языка особая атмосфера – ни в какой другой стране мира (известной мне) невозможно окунуться в свой родной язык  так, как в Израиле. Вроде бы вокруг родная речь, но как все отличается! Из 8,37 млн. граждан Израиля , 6,3 млн. евреи, из них 1,5 млн. приехали в последние 25 лет и в основном из советских республик. Эти люди способствовали развитию государства, потому что приезжали уже сформировавшиеся личности, со знаниями и опытом работы. Израиль их принял, они изменили Израиль и сами при этом изменились!


В прошлые дни заметил в конце нашей улочки несколько керамических салонов с совсем небанальной керамикой, которые были закрыты. Наконец-то я застал их открытыми. Зашёл в один, другой, приглядел вещицу, на обратном пути решил купить. Перед этим заглянул в винный магазин, поболтал с хозяином и неожиданно обнаружил на полке совиньон Astrolabe, я уже писал об открытии этого вина в Новой Зеландии (см. дневники). Между тем в магазин зашел  местный итальянский еврей, по его совету я прихватил  на пробу бутылку израильского  шардоне. А салон керамики как раз закрылся к этому времени.

 

19.05 На воды!

Что-то кашрут* притомил. С одной стороны на завтраке множество различной пищи. С другой — отсутствие комбинаций не дает возможность насладится вкусом продуктов. Например, на завтраке масса печёных овощей: баклажаны, кабачки, перец всех возможных цветов. Но что такое печеные овощи без куска мяса? И ещё: а что стоит раковина и махровые полотенца для рук на входе в зал для завтрака?!

Найти место для парковки машины в центре города очень непросто. Наблюдаю за стычкой у отеля за место на стоянке. Мужчина начал совершать маневр для парковки, тем временем на облюбованное им место заехала девушка. В результате словесной перепалки ей пришлось ретироваться. 

 Сегодня мы поедем на Мертвое море. Наша дорога ведет на выезд из города, мы объезжаем слева Масличную гору и устремляемся по пустынной местности в сторону границы с Иорданией. Инна по пути показывает на холмах вдоль дороги жилые постройки. Это израильские поселения на территории палестинской автономии, так мы их называем. А израильтяне их называют просто поселками за зеленой линией. И как там переселенцам живется? По словам Инны опять же выглядит это так: 4-х  комнатная квартира Инны в хорошем районе Иерусалима стоит 1 700 000 nis, новых израильских шекелей то есть, а у ее подруги в поселке, который мы проезжаем, есть квартира из 6 комнат да еще с участком земли перед домом стоит 1 200 000 nis. Вот потому израильтяне и не покидают поселения. Дорога идет через песчаные, лысые, без растительности, горы, постепенно спускаясь вниз. На обочине стоит бетонный знак- sea level, дальше мы едем практически под водой! Примерно через 45 минут езды от Иерусалима подъезжаем к серебряной луже, это знаменитое Мёртвое море, а если по честному — Солёное озеро.
К побережью ведёт простая, грунтовая дорога среди пустынных колючек и старых брошенных казарм иорданской армии, за въезд на территорию отдыха надо платить 50 шекелей. Здесь есть кабины для переодевания, сувенирная лавка, туалет, кафе, далее к воде ведёт широкая деревянная лестница. Сам берег представляет из себя слежавшийся песок с мелкой галькой и грязью, на нем разбросаны в разнобой лежаки. Конечно, поваляться в водах Мёртвого моря это своеобразный аттракцион. Заходить в воду советуют осторожно, ложиться надо спиной, а не падать вниз животом, иначе вода может попасть в рот или в глаза тем более. Ощущения, конечно, те ещё. В какой-то момент понимаю, что я стою в воде, но дна ногами не касаюсь. Можно лечь на спину и болтаться на поверхности, я почему-то все время боялся перевернуться через голову, то есть голова перевесит ноги и уйдет под воду. Но через некоторое время приловчился и ощутил себя маятником. Надо быть готовым к тому, что солнце сожжет Вас как факел, если не спрятаться в тени. Для меня полчаса эксперимента оказалось достаточным, желания ехать специально «на воды» Мёртвого моря у меня не возникло. А вот заехать на час очень даже прикольно.

 

IMG_3099.JPG

 

IMG_3135.JPG

 

Наша экскурсия продолжается, мы берём курс на север страны. Дорога идёт буквально в тридцати метрах от забора из металлической проволоки, разделяющего Израиль и Иорданию. 

 

Иордания захватила часть территории Израиля в 1948 году в результате арабо-израильской войны, потом Израиль в шестидневной войне 1967 года отыграл их обратно. Но до сих пор не все спокойно в королевстве. Главная проблема в сосуществовании с Палестиной и её гражданами. По соглашению между государством Израиль и руководителями Палестинской автономии создана Палестинская национальная администрация, которая управляет населением на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа. Последнее время палестинцы называют эти территории государством Палестина. Из примерно 29000 кв. км территории Израиля примерно  9000 кв.км занимает Палестинская автономия. Израильтян – более 8 млн., палестинцев – 4 млн. ( по разным источника от 2,4 млн  до 4,2 млн). Палестинцы, арабы в Израиле есть как граждане Израиля, так и жители автономии. Инна говорит, что «наши» палестинцы вполне лояльны и опасности для общества не представляют. Смуту сеют жители автономии. На территориях Палестинской национальной администрации функционируют собственные институты власти, а также органы министерства финансов Израиля, выдающие пенсии и другие пособия. Свои паспорта, своя полиция и органы власти, которые оплачивают израильтяне. На всей территории палестинской администрации или государства существует единая валюта Израиля – nis, новый израильский шекель.
 Палестинская автономия и государство Израиль не имеют обособленных друг от друга территорий. Как выразилась Инна, Палестинские земли напоминают дырки в головке сыра под названием государств Израиль. То же самое можно сказать о еврейских поселениях на палестинских территориях. Соответственно их разделяют заборы, линии разграничения. Колючая проволока, системы наблюдения, вышки, столбы с системами слежения.
Вот так и едем вдоль забора с колючей проволокой на север, ближайшая остановка в специально отведенном месте на реке Иордан для купания в святых водах. Инна поясняет, что многие туристические группы не везут так далеко от Иерусалима и купают гораздо ближе к столице, но вода там в реке красноватая, глинистая, купаться не очень приятно. А здесь на севере река имеет приятный голубой цвет, прилегающая территория облагорожена, есть помещения для переодевания, белые купальные рубахи, полотенца. Место называется паломнический центр Иорденит. В раздевалке надписи на русском без дублирования на другие языки, чем не знак? Ступени в воду, поручни  – процесс полностью взят под контроль, конечно, для посещения надо купить билет. А что тут делает пара китайцев в переодевалке?
Спустились по ступеням в воду, которая оказалась вполне тёплой, три раза окунулись, надо прочитать молитву, но мы, к сожалению, её не знаем.

 

IMG_3171.JPG

 

IMG_3172.JPG

 

Продолжаем путь дальше, впереди у нас Галилейское море, в миру озеро Кинерет. Дорога идет вдоль побережья, через некоторое время делаем остановку у небольшой церкви на берегу. Это русский участок прихода святой Марии Магдалены. На стенах церкви изображены библейские сцены из жизни Христа, связанные с периодом пребывания на Галилейском море. Здесь же расположена небольшая крипта Святого Илии, в славянской традиции повелитель грома, огня, дождя. Он же покровитель воздушно-десантных войск.

А нам пора обедать. Инна привезла в ресторан, расположенный на той же дороге, зал большой, но мы одни, наверное, время обеда уже прошло. Sea bream, морской лещ, обжаренный до хрустящей корочки, традиционные еврейские закуски, поели и двинулись дальше. 

 
Греческий Храм Петра и Павла и 12 Апостолов в Капернауме. Храм розового цвета утопает в зелени, что нетипично для Израиля. Отец настоятеля храма приехал сюда из Греции, возделывает огород на участке у храма, курит, пьет и уже за 90. Следом за нами прибывает автобус с паломниками из России. Сразу становится многолюдно, но уединенную беседу священника с прихожанкой я успел запечатлеть.

 

DSC00463.JPG

 

DSC00465.JPG

 

Местечко на озере, где можно хорошо отдохнуть называется Бора Бора. Платный пляж, по 30 шекелей с носа, по-моему, недорого, зато бокал пива в баре стоит 33 шекеля, это почти 10 долларов! Вот такие в Израиле цены! Вода слоями, горячими, теплыми и холодными. Я сначала не понял, что это за пузырьки такие возникают на поверхности воды? Разглядел – это рыбки от жары высовывают рты  подышать. Не видел такого раньше! Низкие и мягкие диваны с видом на море, под ногами коврик с имитацией травы, хорошее место. Обратно – по той же дороге вдоль реки Иордан и границы с Иорданией возвращаемся в Иерусалим. Среди небольших городков вокруг мелькает название Тверия. Да, наша соседка Тверь, названа в честь этого библейского поселения.

По дороге Инна рассказывает о некоторых иудейских традициях, в частности о Ханукии, девятисвечнике.  После того, как греки осквернили иудейский храм, в нем зажгли свечи, но масло было также осквернено греками, остался только один кувшин с печатью первосвященника, залили масло в ханукию, в обычных условиях его хватило бы на один день, но они горели все 8 дней. С тех пор празднуют Хануку - праздник света и свободы. Все свечи в подсвечники зажигают от девятой свечи, так принято. На этот праздник детям принято дарить монетку. А я по приезду пошел покупать ханукию, ту, которую еще намедни приглядел в сувенирном магазине за углом.

 

20.05. Хайфа и Якко.

Сегодня мы прощаемся с Иерусалимом.  После поездки в Хайфу Инна привезет нас в Тель Авив.

На выезде из города я увидел горизонтально изогнутый вантовый мост, фото которого висело в ванной комнате отеля.
 

IMG_6138.JPG

 

В районах, где живут ортодоксальные евреи, на время шабата закрывают себе улицы шлагбаумом.

На выезде из Иерусалима есть гора, с которой арабы во время войны 48 года обстреливали евреев. Там вдоль проезжей части до сих пор стоят всякие тракторы и строительная техника, с помощью которой евреи построили дорогу и подавили укреп район.
Дорога №6 имени Ицхака Рабина – платная, оплата происходит оригинальным путем, камера фотографирует транспортное средство, по адресу проживания владельца приходит счёт, его требуется оплатить.

Ландшафт вокруг значительно отличается от виденного вчера. Пустыня, поселения и покрытые пленкой посадки. А здесь зеленые поля вокруг, силуэты городов с высокими зданиями по левую руку в сторону побережья, поселения с мечетью и черными баками для воды на крышах, палестинские, по правую сторону. А между ними построен высокий забор, стена, наподобие берлинской. Когда её построили, резко сократилось количество терактов. Заборы с колючей проволокой – непременная черта Израиля.

 

IMG_3490.JPG

 

Не вижу номеров автомобилей сопредельных государств – Иордании, Сирии, Ливана, Египта. Спросил Инну – ездите к соседям? Нет. Не те отношения.

Едем, вокруг история, вот здесь была битва царя Давида с Голиафом, которого он метко камнем убил. Филистимляне большим войском пришли на израильские земли. Среди них был огромный Голиаф, который предложил бой с любым. Кто проиграет, та нация будет порабощена. Сорок дней он издевался над израильтянами и богом, пока молодой пастух не пришел к царю Саулу и сказал -  я  готов бороться с Голиафом. Как? А вот у меня есть рогатка (праща) и камешки,  призову господа в помощь. Так и поступил. Всадил камень в лоб, упал огромный Голиаф, Давид быстро подбежал к нему, выхватил меч Голиафа и контрольным образом отрубил ему голову. Эта битва – символ того, что маленький, но гордый еврейский народ может хитростью победить превосходящие силы противника. Ассоциация с шестидневной войной 1967 года. Кстати, филистимляне не были арабами, арабы впоследствии присвоили их название, от которого произошло слово «Палестина».

Поля вокруг. Шина шпита, ударение на последнюю букву, (субботний год), когда земля должна отдыхать. А что делать фермеру год без урожая? Местные муниципалитеты пытаются скомпенсировать потери от простоя полей, но выделяемые пособия не могут возместить все расходы.
Самария – земля, где живут палестинцы. Добрый самаритянин (самарянин), библейская притча. Самаряне были иноверцами для евреев, однако именно самарянин, просто добрый человек, не прошел мимо израненного путника, как это сделал священник и левит. Это история также проходила здесь, где мы сейчас проезжаем. Человек, который подвергся нападению разбойников, шёл из Иерусалима в Иерихон.

Мы приезжаем в город Хайфа. Город уникален единением нескольких религий. Наряду с понятным нам иудаизмом, христианством Хайфа является столицей бахаизма. По центру город рассекает улица, поднимающаяся к основанию горы Кармель,  она упирается в ворота, за которыми находятся Бахайские сады. Парк террасами поднимается вверх по склонам горы. По центру идет широкая мраморная лестница, которая заканчивается храмом с золотым куполом.
При помощи автомобиля мы поднимаемся вместе с парком все выше и выше, останавливаясь на промежуточных уровнях. Средний уровень – уровень храма, усыпальница основателя учения бахаизма. По-моему, туда не могут войти женщины, я вошел в одиночестве. Ничего интересного там нет.  Последний  уровень расположен над храмом, отличный взгляд на панораму города и сада под ногами.

 

IMG_3229.JPG


Центр ещё одной мировой религии – Бахаизма, тоже под ногами. В 1844 году некий Баб провозгласил приход нового Мессии, его казнили и сейчас его могила находится здесь, в этом храме. А в 1863 году, Бахаулла, выходец из знатной персидской семьи, объявил, что именно о нем  провозгласил Баб. Сегодня у религии около 6 млн. последователей по всему миру.

Бахаизм включает ряд постулатов, признание которых является обязательным условием для верующего:

• Единство всех религий;

• Отсутствие посредничества между Богом и человеком, при этом каждый верующий должен самостоятельно искать истину;

• Толерантность — отсутствие притеснения по расовому, половому, религиозному и другим признакам;

• Гармония религии и научного знания;

• Стремление к всеобщему образованию;

• Социальная справедливость — борьба с бедностью;

• Стремление к политическому объединению мирового сообщества как единой федерации;

• Создание новой цивилизации, в основе которой лежат духовные приоритеты;

• Личное следование моральным принципам, отказ от фанатизма, азартных игр, потребления алкоголя и наркотиков.

Парк создан совсем недавно, 10—15 лет назад, аккуратный, ухоженный, с большим количеством цветов. Со смотровой площадки Хайфа – как на ладони. Центральное место занимают порт и похожее на дворец зернохранилище. Справа виднеются нефтеперерабатывающие мощности, а слева в дымке видны контуры города Акко.

IMG_3218.JPG

 

Гора Кармель, на которой мы стоим, дала имя ордену Кармелитов. У основания горы, «где гора встречается с морем», есть монастырь кармелитов Стелла Марис, Звезда морей. Это отсюда кармелиты разошлись по всему христианскому миру. Перед входом в храм – скромный памятник воинам армии Наполеона. Отсюда его выгнали в 1799 году турки. Якобы именно здесь он написал своей возлюбленной: «Жозефина, не мойся, я еду».

 

IMG_3231.JPG

 

После короткого визита в Хайфу по новой дороге едем в Акко. Город преимущественно арабский, древний, в отличие от Хайфы, ему 4000 лет, в прошлом – вторая столица крестоносцев. Ричард Львиное сердце некоторое время правил здесь. Центр города составляет арабский квартал с Цитаделью, базары, набережная. В Цитадели открыт музей, оснащенный видеопроекцией, акустическим сопровождением, светопроекцией. Меня не тронуло, Глеб Фильштинский сделал музей потех в Петродворце гораздо интереснее. Среди прочего у Цитадели есть тоннель длиной 350 метров, который соединял крепость с портом. Его обнаружили совсем недавно, у хозяйки образовался затор в канализации, решили хорошенько прочистить, обнаружили пустоту,  да так и попали в тоннель. А еще на центральной площади крепости есть специальная широкая каменная лестница, по которой кони вместе с всадниками могли подниматься на центральный плац.
Инна предложила на выбор несколько мест для обеда, я выбрал ресторан Uri  Buri с отличной рыбной кухней на набережной около маяка. В путеводителе потом прочитал, что это, возможно, лучший рыбный ресторан Израиля. Рыбный суп с кокосовым молоком, креветки с артишоками, мясо краба в сливочном соусе и с травами, морские гребешки… Главное вовремя остановиться! Дороговато, но соответствует месту. Примерно по 60 $ на человека. Можно сэкономить, заказав меню за 180 nis и отказаться от вина, бутылка шардоне Clos de gat стоит 250 шекелей. И не надо брать полную порцию, слишком много, все берите по полпорции. Да! Парень принес счет и спросил – сколько мы хотим добавить за обслуживание? Будьте готовы заранее.

 

IMG_3257.JPG

 

IMG_3283.JPG

 

IMG_3286.JPG

 

IMG_3314.JPG

 

IMG_3325.JPG

 

IMG_3403.JPG

 

IMG_3380.JPG

 

IMG_3417.JPG

 

IMG_3413.JPG

 

IMG_3449.JPG

 

IMG_3452.JPG

 

IMG_3460.JPG

 

После обеда прогулка вдоль моря по каменной стене форта, пацаны  прыгают с высоты в воду через лучи заходящего солнца, очень графично. Мечеть Аль-Джазар, в честь Ахмеда по прозвищу мясник, был такой османский губернатор в 19 веке. Если кто-то не нравился – отрезал уши, нос, пальцы. Услышав, что кто-то из его гарема ему изменил, вывел гарем во двор и убил всех по очереди. Здесь же находится его усыпальница, которую охраняют многочисленные кошки, бесцельно бродящие по площади перед мечетью. В Израиле на улицах много кошек, в большинстве своем худые.

Пора на выезд. Через платный тоннель попадаем на дорогу, идущую вдоль побережья. Около трассы высятся современные корпуса технопарков, так называют сосредоточение высокотехнологичных исследовательских центров. Распределены они по стране так, чтобы равномерно покрыть территорию, и работникам было удобно жить неподалеку. Несмотря на пять полос в каждую сторону, к вечеру собирается медленно текущая пробка, люди возвращаются с работы.

 

IMG_3493.JPG


А мы возвращаемся в Тель Авив, въезжаем с севера и вдоль моря спускаемся к нашему отелю. Попрощались с Инной. Давид Интерконтиненталь  расположен среди прочих на набережной, протянувшейся вдоль всего городского побережья. Высотное здание, мы на 20 этаже, номер в традициях сети, только мезуза на входной двери напоминает о стране пребывания. Из окон открывается панорамный вид на город и море, а внизу прямо перед нами мечеть. Рассадник терроризма, - бросила на прощание Инна, - именно отсюда раздаются неприкрытые призывы к джихаду.

IMG_6159.JPG

 

21.05 Тель-Авив

В узкую щёлку толстых светонепроницаемых штор пробивается тоненький лучик яркого солнца. Подошел, приоткрыл, а там уже давно бушует свет! 

 

IMG_3503.JPG

 

Надо обязательно воспользоваться возможностью искупаться в море накануне сезона.
Спускаюсь вниз, перехожу дорогу и направляюсь на ближайший пляж, своих пляжей у отелей нет. На травке, на разделительной полосе дороги спит человек. Нищие и попрошайки в Израиле есть, особенно в Иерусалиме у святых мест. 

Иду вдоль моря по променаду, разглядываю заброшенное строение между дорожкой и морем, мне его отлично видно из гостиничного номера. Это бывший дельфинарий, у входа в который мое внимание привлек небольшой обелиск, памятник жертвам теракта, происшедшего 14 лет назад. Более двадцати молодых людей погибли в результате взрыва бомбы на вечеринке в дельфинарии. Большинство фамилий в списке имеют русские корни. 

 

IMG_6182.JPG

 

Первый пляж на моём пути предназначен для сёрферов, купающихся здесь не видно, прохожу к  следующему. Не знаю правил пользования пляжем, предположу, что надо заплатить за лежак, но в ранний час много свободных шезлонгов, я бросил полотенце на крайний и пошел в воду. В конце концов я не собираюсь загорать, только искупаюсь и пойду обратно в отель. Вода нехолодная, но и нетеплая, 20-21 градус. Заход по песку удобный, идти недалеко. Пока плыву, вспоминаю, в этом году я уже плавал в Карибском море, Атлантическом океане (на Кубе), Индийском океане (на Бали), в Мёртвом «море», Галилейском «море» и вот добрался до Средиземного с противоположной стороны.

 

IMG_6186.JPG

 

IMG_6191.JPG

 

IMG_6195.JPG

 

Завтрак подают в огромном атриуме, толпы проживающих, среди которых много азиатов.
Сегодня мы исследуем Тель Авив самостоятельно. Совсем близко от нашего отеля расположен популярный рынок Кармель, с него и начинаем исследовать город. По дороге к рынку есть небольшой продуктовый магазинчик с товарами первой необходимости: молоко, вода, орешки, пиво и… шахматы!

 

IMG_3505.JPG

 

IMG_3509.JPG

 

IMG_3515.JPG

 

IMG_3520.JPG

 

IMG_3530.JPG

 

IMG_3534.JPG

 

Через рынок Кармель, длинная улица с лавками по обе стороны. Громкие крики торговцев, ряды халвы, селедка и скумбрия, которую ловко разделывает хозяин лавки, лепешки, которые печет арабка, а мы через толпу пробиваемся вперед. Рынок на улице закончился так же неожиданно, как и начался, «под острым углом», как говорит женщина, спрятавшаяся в моей навигации,  поворачиваем на другую улицу, я бы назвал её улицей швей. Прямо как в прошлом! Рулоны тканей лежат на прилавках магазинов, тут же разговор о выкройках,  раскрое и оверлоке.
  Отсюда при помощи карты города двигаемся на бульвар Ротшильд. Бульвар назван  в честь барона Ротшильда, известного мецената, который финансировал переселение евреев на свои исконные земли. Его вклад был столь весомым, что, практически в каждом израильском городе есть улица Ротшильда. О вкладе барона Ротшильда в развитие Израиля лучше всего сказал он сам: «Без меня сионисты мало чего достигли бы, но без сионистов мое собственное дело погибло бы». Бульвар является одной из самых популярных улиц города, с архитектурной точки зрения в постройках вдоль улицы доминирует стиль баухаус. Идем по тенистой алее по центру улицы, зелени в центре немного. В Тель-Авиве очень много киосков по продаже свежевыжатого апельсинового сока, которые пользуются большой популярностью. Меня архитектура улицы не поражает, хотя случаются забавные эпизоды, например, скульптура из троих поющих на балконе. Розовая женщина, желтый высокий мужчина и еще синяя женщина. Открыв нотные тетради поют во весь гипсовый рот, стоя на одном из балконов обычного дома.(фото поющих на балконе)  Свернули на Sheinkin street,  тихая улочка с модными магазинами, сели в  кафе попить пива с хорошим десертом. Дальше – Бен Цевек, downtown, старый квартал города. Ничего особенного,  не могу почувствовать дух старого города. Уже давно пора пообедать, но я никак не могу найти  подходящее место.  Уже чувствую, что останемся без обеда, как я, наконец, на краю квартала нашёл ресторан Далляль из рекомендаций, нанесенных на туристической карте. Какое мясо на шпажке!!!

 

IMG_3537.JPG

 

IMG_3558.JPG

 

IMG_3559.JPG

 

IMG_6169.JPG

 

 

Около ресторана пролегает граница с древним городом  Яффо, сегодня он практически слился с Тель-Авивом. Здесь находится специальный сквер для выгула собак, я уже видел такие в городе.

Сразу за сквером небольшая калитка, которая открывает путь к старой железнодорожной станции, сейчас потерявшая актуальность и переделанная в квартал модных бутиков. Людей мало, заходить в бутики неохота. Пересилил и зашел в магазин всяких дизайнерских приколов. В результате в Москву поехал трафарет для изготовления яичницы в виде рожицы с двумя глазами – желтками. А на старых жд путях любят фотографироваться супружеские пары. И необязательно с осиными талиями. 

 

IMG_3576.JPG

 

Я стараюсь вовремя вернуться в гостиницу, вчера я видел замечательный закат в море, но снять не успел, поэтому надо успеть сегодня. До отеля недалеко, возвращаемся, и я занимаю съемочную точку у огромного окна в номере. Но сегодня облачко не позволяет солнечному диску нырнуть сразу в море, хотя все равно красиво. 

 

IMG_3599.JPG

 

Мы отправились с Катей в Яффо, Таня идти отказалась. Из окна гостиницы кажется близко, а минут сорок шли. Подошли в темноте, прошлись по набережной, поднялись по лестнице в старый город. Всё известняк, всё одного песчаного цвета, но некоторые кафе светодиодным цветом красят. На самой набережной расположен популярный ресторан «Старик и море». Ждать места для посадки не надо – диспетчер сажает, а следом за ним приходит поднос с закусками. Двадцать три тарелки с разнообразными закусками, я специально подсчитал! Выкладывает их официант на стол картинно, с грохотом. Жаль, не успел занять на видео!
 Странным потом кажется вопрос – что будете есть? Я все-таки заказал мясо крабов. Вкусно, в белом сливочном соусе, кусочки краба, которые надо обсасывать. Людей вокруг много, но и посадочных мест много. Рекомендую.

 

IMG_3622.JPG

 

IMG_3626.JPG

 

IMG_3633.JPG

 

22.05 День перед отлетом.

Встал я рано…  Ещё одна возможность искупаться, вода бодрит, волна заставляет напрячься. Домой, душ, завтрак. Темнокожий повар готовит яичницу, среди напитков есть игристое вино, но мы пропустили. Перед блюдами с едой надписи на иврите, английском и русском. На улице ветер, но мы предпочитаем завтрак на свежем воздухе у бассейна. Традиционная селедка, скумбрия и овощи, свежие и печеные.

У меня есть бзик. Велик. Есть карта велостоянок в городе, одна из них расположена около нашего отеля, бегом на улицу, в запасе только час. Все велосипеды напрокат зеленого цвета, на стоянке есть терминал для банковских карт. Вставил карту, последовал инструкциям. 17 шекелей – право аренды на день, до получаса пользования – бесплатно, до часа – 5  шекелей. Далее шкала оплаты возрастает в прогрессии, например 4,5 часа езды обойдутся в 150 шекелей, это почти 40 баксов! По городу разбросано примерно 200 велостоянок, так что запросто можно передвигаться между ними с получасовыми интервалами. Главное, возвращая велосипед, поставить его на место, вставить запорный замок и (!) нажать около задних звездочек на большую кнопку и дождаться характерного щелчка. А сейчас я гоню по велодорожке вдоль моря на север, за отелем Sheraton поднимаюсь от моря, под прямым углом углубляюсь в город по улице Бен Гурион, поворачиваю направо в обратном направлении на улицу Ben Yehuda …. Кстати, в топонимике Тель-Авива есть много понятных нашему уху названий: Соколов, Жаботинский, Арлозоров. Последняя улица уж не в честь ли телеведущего, сатирика Яна Арлозорова?

Еду обратно и долго изучаю карту перед площадью …. Вперед на подъем, дальше спуск через площадь, ещё вперёд, опять большая площадь и я…, я заблудился. Многоточия в моем тексте от того, что ездили мы в мае, а сейчас на дворе декабрь и все названия в памяти восстановить не удалось. Совет прохожих, гоню в обратном направлении, и понимаю, что опаздываю. Если вы склонились над картой, ждите, спустя небольшое время к вам обязательно подойдёт местный житель и спросит, нужна ли помощь? Несмотря на гонку, по прежнему считаю велосипед отличным средством знакомства с новыми городами и странами. Велосипед сочетает в себе заметно большую скорость, чем у пешехода и отсутствие границы между тобой и окружающим миром, как это происходит в случае с автомобилем.

Влетаю в номер, весь потный, но времени на душ нет, спускаемся вниз, а на ресепшн – длинная очередь отъезжающих, примерно на полчаса, а то и больше. У меня есть очень сильный аргумент – золотая карта IHG, сети которой принадлежит наш отель, и красная дорожка на полу для нас, членов. Один подбежал – почему без очереди, другой с тем же вопросом…. Даже объяснения сотрудницы были восприняты с трудом. До аэропорта ехать на такси 20-25 минут. На паспортном контроль длинная очередь. Но с краю есть терминалы для автоматической регистрации визы. Девушка, сотрудница аэропорта – вы знаете английский, скажите об этом пожалуйста остальным русским. Так что прошли границу мигом. Израильтяне не оставляют следов в паспорте, распечатка туда и считыватель, тоже и обратно. Зал ожидания бизнес класса – редкое говно. Напитков нет, горы грязи на столах. Никто не собирается менять к лучшему. В duty free общая очередь на кассы напоминает длинную очередь на контроль безопасности, но идёт довольно быстро, постоял 10-15 минут. Но все позади, мы на борту лайнера Аэрофлота, улыбчивые стюардессы, шампанское и недолгий путь домой. 

Еду недавно по Москве, на высотном здании, что на Соколе во весь рост реклама: «Израиль – земля обетованнная. Хоть раз в жизни каждый должен там побывать». Согласен полностью. По-своему уникальная страна. Ни на кого и ни на что непохожая. Народ интересный, как он может быть неинтересным – это же евреи! Страна, которая научилась мирно жить во враждебном окружении. Которая создала, возможно, самую дееспособную армию в мире. Сильную медицину, передовую науку, современное сельское хозяйство в условиях дефицита плодородной земли. Где все связано с великой историей возникновения веры в Христа, иудейской религии, уезжая невозможно усомниться в реальности библейского сюжета. Хоть раз в жизни каждый должен здесь побывать.

Андреевка.
7.12.2015

 

DSC00156.JPG

 

DSC00180.JPG

 

DSC00278.JPG

 

DSC00292.JPG

 

DSC00401.JPG

 

DSC00430.JPG

 

DSC00456.JPG

 

IMG_3123.JPG

 

IMG_3294.JPG

 

IMG_3369.JPG

 

IMG_3586.JPG

 

IMG_3587.JPG