Америка

США, почти СаША.

Путешествие второе, семейное.

Июль–август 2012

 

Содержание

16.07.12 Поехали!
17.07.12 Нью-Йорк, Нью-Йорк
18.07.12 Вашингтон, D.C.
19.07.12 Бруклин
20.07.12 Свободный день в Нью-Йорке, или как я покупал iPhone
21.07.12 В Сан-Франциско
22.07.12 Сан-Франциско
23.07.12 Стэнфорд и Силиконовая долина
24.07.12 По Америке за рулём. В Соному
25.07.12 Сонома
26.07.12 В Монтерей
27.07.12 Дорога номер 1
28.07.12 Бакара. День ничего неделанья
29.07.12 В Лос-Анджелес
30.07.12 Лос-Анджелес
31.07.12 Universal studios – мир грёз,который так любят американцы.
01.08.12 Good bye, America!

 

 

16.07.12 Поехали!
 

Жара! Здесь и там. В Москве и Зеленограде около 30 градусов, в Нью-Йорке, судя по прогнозам в интернете, +36 градусов! Не знаю, как я перенесу такую температуру, поэтому сразу облачился в шорты и рубашку, в отличие от моих – они в пиджаках и куртках.

А начиналось всё так. Дамир как-то сказал:

– Давай в Америку съездим, семья хочет. А мне только адрес скажи.

– Давай! Конечно! Когда вылетаем?

Договорились поехать летом. Сначала были планы заглянуть на ETC, но со временем от них решили отказаться.

Готовиться я начал в июне, после семинара, послал запрос как водится в несколько компаний, одной из них оказалась JazzTour, при помощи которой я ездил, как мне кажется, в Исландию. Вменяемый ответ получил из двух, но JazzTour в лице Татьяны Саловой обладал явным преимуществом – сразу после отправки запроса у меня зазвонил телефон:

– Здравствуйте! Это Вас беспокоит Татьяна из Jazztour, а я Вас помню, вы с нами ездили в путешествие много лет назад.

– Ну да, конечно.

– У Вас ещё ребёнок в щель на леднике провалился.

Уппс! Так, если до того я думал, что ездил с Джазом в Исландию, то теперь я понял, мы с ними ездили в Норвегию в 2004 году, Женя там провалился на леднике в расщелину и девушка действительно нас помнит! Это предопределило дальнейший выбор.

Придумал программу: Нью-Йорк, Лас Вегас, Гранд Каньон, долина смерти, национальный парк Йосемити, озеро Тахо, Сан-Франциско, Лос-Анджелес. В назначенный день оба семейства явились на собеседование в американское посольство. И тут нас ждал подвох – Тимуру Исмагилову назначили дополнительное расследование. Это означает, что его анкету отправляют из посольства в Госдепартамент, от которого зависит окончательное решение. Несмотря на указанный срок рассмотрения 2–3 недели, по данным из Джаза с ответом всем задерживают, и мы гарантированно не успеем получить разрешение вовремя. Что делать? Уже планы составлены, авиабилеты куплены…
Забегая вперёд скажу, уже будучи в Нью-Йорке получил от Дамира сообщение, что визу Тимур получил в день нашего вылета, 16.07…

Пришлось от первоначальных планов отказаться. Дамир принял решение не ехать без Тимура. А я решил, что мы обязательно съездим с семьёй Исмагиловых, когда у Тимура появится виза. Это можно будет сделать только через год, сейчас у нас уже есть расписание, которое невозможно нарушить, с сентября начинается учебный год, соответственно надо ждать до июня следующего года. Но мои уже настроились! Я принял решение: мы летим сейчас, но программу меняем с тем, чтобы через год полететь с Исмагиловыми по разработанной программе. Я удалил весь участок, связанный с Лас-Вегасом, каньоном и национальными парками. Вместо этого добавил время на посещение мест вокруг Сан-Франциско: долина Сонома, Монтерей, Санта Барбара. И вот сегодня 16.07, мы летим на двухэтажном аэробусе А380 из Парижа в Нью-Йорк. Мне всё время на память приходит один из моих любимых анекдотов про семиэтажный самолёт. Не знаете?

Пассажиры занимают кресла в новом самолёте. В салон входит стюардесса и объявляет: Перед Вами – наш новый суперсовременный семиэтажный самолёт. На первом этаже разместились багажные отделения, на втором – кафе и ресторан, на третьем – плавательный бассейн, на четвертом – спа салон, на 5 – салон эконом класса, на шестом – салон бизнес класса, а на 7 – смотровая площадка. А теперь застегните покрепче Ваши ремни, со всей этой фигнёй мы попытаемся взлететь.

Взлетели. Причём наши места располагались на втором этаже, шума двигателей почти не слышно, да и сидеть необычно, высоко сидишь – далеко глядишь… В самолёт попали по одному из трёх телетрапов, поданных к обоим этажам, лестниц внутри не видел, должны быть по идее, может как служебные? А туалет очень просторный, не видел таких раньше. Кормили хорошо и ещё постоянно ездили с тележкой, уставленной алкогольными напитками. Настолько часто ездили, что даже я начал отказываться.

Самолёт уже садится в аэропорту JFK Нью-Йорка, совсем близко к посадочной полосе, как двигатели вновь взревели и мы начали набирать высоту, пошли на второй круг. Но повторов не последовало – сели благополучно. На паспортном контроле очередь наподобие лондонской в Хитроу. Нам несколько повезло, наш поток отправили на свободные стойки для жителей США, так что стояли не так долго. По багажной ленте некоторое время бегал рабочий, пытаясь её оживить. У него это, в конце концов, получилось и мы, забрав свой багаж, отправились на поиск такси. На улице нас встретила духота, жара и несколько мужиков, предлагающих подвезти до города. Прямо как у нас в Шереметьево. Я даже чуть не купился. Только спрашиваю у него: «А почему не на жёлтом такси? Вон их сколько» «А они все из Куинса» И сует мне бумажку, тут я взял себя в руки и отправился на посадку в официальное такси. Среди традиционных Линкольн таун каров и Фордов Краун Виктория весьма значительное количество внедорожников Ford Escape. Такой нам и достался с водителем-пакистанцем, который всю дорогу разговаривал по телефону. А когда закончил – сказал, что общался с Радж Капуром. Или я его понял неправильно?

Аэропорт JFK на меня впечатления не произвёл, прилетели мы в терминал 8, пока выезжали из него я видел некое нагромождение безликих серых коробок. Дорога в город тоже не указывала, что мы подъезжаем к финансовому центру мира – хоть и многополосная, но вся в рытвинах. Но когда вырвались на простор и впереди показались контуры небоскрёбов на фоне заходящего солнца, впечатление изменилось.

Наша гостиница в Нью-Йорке называется Andaz 5th avenue, была выбрана Катей из категории дизайнерский отель по подсказке журнала Афиша Мир. Располагается в небоскрёбе 1916 года постройки на углу 5-й авеню и 42-й улицы, правда вход в отель с 41-й. Только подъехали, таксист вынимает чемоданы, я расплачиваюсь, как смотрю – симпатичная темнокожая девушка подхватила два наших больших чемодана и потащила их в гостиницу! На входе нас встречает приветливый молодой человек, который вместо ресепшн подводит нас к барной стойке и предлагает выпить, причём интуиция мне подсказывает, что нахаляву. Я взял бокал вина, Кая – чай, Таня и Женя – воду. Пока мы утоляем жажду, нас уже зарегистрировали и принесли ключи. Молодой человек предложил нас проводить, по дороге рассказывает. Да, они стараются так необычно обслуживать гостей. Все безалкогольные напитки в гостинице бесплатные круглосуточно, а вино можно бесплатно выпить с 6 до 9 вечера (вовремя мы приехали, добрались до гостинице примерно в 7), в номере – минибар с бесплатными напитками, вайфай тоже бесплатный в номерах. Сами номера интересного дизайна: прозрачные стеклянные шкафы, светильник в виде длинной хромированной штанги, прикреплённой к потолку, туалетная комната с тропическим душем и тазиком для мытья ног, отделённая от остального номера стенкой из секций, каждую из которых можно открыть или закрыть. Краны с водой в ванной, которые отрываются друг к другу. Вентиль в душевой, один на то чтобы включить воду и отрегулировать её температуру.

Неплохо! Особенно необычно организовано пространство в лобби, и даже бар, вроде как и не бар, а место для общения, нет человека за стойкой, а просто тот, кто тебя увидел, подходит, спрашивает что ты хочешь и достаёт напитки из неприметного шкафа в стене. А налив, сядет с тобой, завяжет беседу. Во всяком случае, именно так случилось со мной, когда мы с Женькой сразу после размещения отправились на разведку вокруг. Наш отель расположен в самом сердце Манхэттена, прямо в двух шагах от входа здание национальной публичной библиотеки, Таймс Сквер в трёх минутах ходьбы, столько же в другую сторону до вокзала Grand Central. Сделали круг, за библиотекой обнаружили небольшой Bryant парк, полностью наводнённый людьми, которые сидят на траве на подстилках и едят. На площади сооружен киноэкран и на нём сегодня собираются показывать «Римские каникулы» с Одри Хёпберн, идёт фестиваль, и каждый день в парке показывают фильмы бесплатно. На лужайку, правда, пускают только после досмотра службы безопасности. Только приехали в город, ещё ничего не видели, а я уже заметил, что после трагедии 09.2001 американцы очень серьёзно относятся к безопасности. По пути в город перед въездом в туннель надпись – строго запрещена видео и фотосъемка внутри туннеля.

На ужин решили пойти в ресторан на центральном вокзале, по совету путеводителя всё той же Афиши Мир, Oyster bar называется и считается старейшим в Нью-Йорке. Помпезное здание начала прошлого века, с огромным залом с высоким потолком, украшенным светящейся картой звёздного неба. Но ресторан расположен на цокольном, полуподвальном этаже. Низкие своды, подсвеченные гирляндами из лампочек, судя по ним, энергосбережение в Америке ещё не достигло европейского уровня. Я взял устрицы, они в Америке очень мелкие, но хорошо отделяются от раковины и вполне себе вкусные. Таня – гаспаччо и коктейль из лобстера, Катя взяла по моему примеру черную треску, а Женя – салат с лобстером. В целом всё неплохо. Гаспаччо немножко вульгарен – вид томат пасты с перцем, в которую немного постругали крабового мяса. Чёрную треску подали с рисом и недоваренными овощами – морковкой и зеленью. Рыба была слишком мягкой и на мой вкус сыроватой, но есть можно. Вода со льдом и хлоркой была, хотя и не так ярко, как в моём прошлом путешествии в Чикаго. Но в целом, повторюсь, неплохо.

Поужинав, мы выкатились в тёплый, душный вечер на улицу и решили пройтись до Таймс Сквер. Кто-то сравнил её с Красной площадью. Занятное сравнение. Выставка передовых достижений светоэкранных технологий. Толпа народа, поглазеть и сфотографироваться. Татьяна из агентства говорила, что это точка силы. Не понял пока, может надо ещё днём прийти?

Наша гостиница расположена прямо напротив Национальной библиотеки, возвращаемся в номер, а перед входом в библиотеку – толпа. Ещё днём я заметил, как у входа раскладывали красную дорожку. А сейчас по этой дорожке дефилировали голливудские знаменитости, «The Dark Knight Rises afterparty» – сказал мне работник отеля. Женя успел заметить главную героиню фильма в красивом белом платье. Забегая вперёд скажу, на следующий день, проезжая на такси мимо центрального парка, мы опять увидели толпу, правда состояла она сплошь из молодых девчонок. Снимали фильм, главный герой прохаживался вдоль по аллее в сопровождении камеры, осветителей и операторов. А девочки, похоже, пришли приветствовать своего кумира. Не часто ли происходят встречи со знаменитостями? Город такой, наверное.
 

17.07.12 Нью-Йорк, Нью-Йорк.
 

Ночью меня разбудил звонок К.И.Крока. Забыл выключить звонок, взял трубку спросонья, не знаю, что говорить. Но сон уже дальше не клеился. Так и ворочался в кровати, пока наконец, не встал и пошёл писать дневник. Часа через два с лишним поднял остальных, и мы отправились на завтрак.

Завтрак накрывают в небольшом закутке при кафе, открытом для посещения всеми желающими. Народу много, шумно, ньюйоркцы завтракают вместе с нами. Хотя, на мой взгляд, завтрак недешев – тарелка с яичницей, hash brown и сосиской стоит 20$, а стакан чая – 5$. Заказываем по меню и ждём, в Америке в гостиницах не принято включать завтрак в стоимость проживания.

В 10 утра у нас предусмотрена экскурсия по Манхэттену. Гидом оказалась женщина в широкополой соломенной шляпе за 60 по имени Людмила. А водителем – Эдуард, Эдик, 14 лет назад эмигрировавший из Молдавии, который сразу и запросто перешёл со мной на ты. Первая остановка совсем близко от нашей гостиницы – Рокфеллер центр, золотая скульптура и небольшая аллея с каскадом из фонтанов и небольших декоративных растений, которые часто меняются, до того по словам Людмилы здесь росли берёзы. История про хорошего капиталиста Рокфеллера, который задумал строительство огромного торгового центра, но тут грянул великий кризис. Друзья сказали ему:

– Что ты делаешь?

– Мы зарабатывали на людях, теперь пришёл час сделать что-то для людей – сказал добрый и честный буржуй и построил вместо торгового центра бизнес-центр, и создал много новых рабочих мест и потом заработал ещё много денег.
Лобби центра выполнено в стиле ар деко, потолок украшен фресками (фрески – это когда краски наносят по сырой штукатурке, поясняет нам недоумкам Людмила), на которых изображены титаны, скованные цепями рабства, которое сдерживает прогресс и символом стагнации изображены ещё пара атлантов, разбивающих песочные часы. А на свободных местах потолка небо бороздят эскадрильи довоенных самолётов. Через боковую дверь заходим в магазин сувениров, Людмила, как о большой интриге, сообщает – сейчас мы увидим самую необычную рекламу в мире! Кате: не отвлекайтесь на сувениры! Некогда!

Самой необычной рекламой оказалась эмблема телекомпании NBC, «это у нас тут, как у Вас первый канал», в виде цветного павлиньего хвоста, который наполнен драже M&M`s.???

Ну хорошо, ну что тут такого необычного?

Продолжаем объезд Манхэттена. Планировка острова выполнена гениально просто и понятно. Попав в город впервые, вы сразу же сориентируетесь. С юга на север протянулись длинные авеню, пронумерованные по возрастающей, правда, среди них иногда попадаются с именем собственным, Мэдисон авеню, например, около которой мы живём. А с востока на запад, от East river к Гудзону их пересекают многочисленные стриты, вот здесь уж точно сохраняя нумерацию с первой по… не знаю какую, но сильно за сотню, а то и за две (на карте разглядел 220-ю улицу). Восточнее 5-ой авеню они имеют приставку ист, а западнее – вест. Направление на север обозначается uptown, на юг – downtown, поперёк острова – crosstown. Заблудиться невозможно. Только одна Broadway сбивает с толку, единственная авеню, которая идёт слегка по диагонали. Кроме Манхэттена в Нью-Йорке есть ещё четыре района – Бруклин, Бронкс, Квинс, Стетен Айленд. Сообщаются они при помощи мостов и тоннелей, в номерах автобусов перед цифрой стоит буква, указывающая на принадлежность маршрута к определенном району: «м» – Манхэттен, «b» – Бруклин, и так далее.

А мы продолжаем объезд центральной части города – Таймс Сквер, приснопамятный шар на шпиле, которого вдруг не оказалось на месте – на ремонт увезли? Через пару дней он вернулся, мы видели проезжая мимо. Следом выезжаем к центральному парку, который поражает размерами, но мы к нему ещё вернёмся. На краю парка останавливаемся у красивого здания с флигелями, у арки внутреннего двора которого дежурят два охранника. Это Дакота building, дом, в котором жил и у которого погиб Джон Леннон. А около него, в парке Йоко выкупила кусочек земли и построила мемориал в память о Ленноне.

– Давайте выйдем и посмотрим!

– Нельзя! А то мы всё посмотреть не успеем.

Музей Метрополитен и опера. Проехали мимо фасадов и всё. Людмила говорит, что цена билета на посещение музея высокая – 25$, но по существующему с давних времен закону, заплатить можно as you wish, сколько пожелаешь – и меньше и больше. Не знаю как в Метрополитен музее, а в музее Фрика так сделать можно только в один день, в воскресение до обеда, в остальные дни платёж имеет обязательный характер. Южный порт, около него навечно встали старые корабли, тут же развлечения в виде прыжков на батуте, отсюда уходят экскурсионные катера и паромы. Людмила заученно провела нас через здание вокзала на противоположную сторону, отсюда открывается красивый вид на Бруклинский мост. Здесь надо обязательно сфотографироваться! Дальше остановка – в начале Бродвея, по соседству с Battery парком. На средине улицы в небольшом сквере – здоровенный железный бык с натёртыми до блеска яйцами. Якобы погладить их к богатству.

– Вот ещё у нас принято сфотографироваться с яйцами!

– Есть желающие? – уже я вещаю. Понятно, это я не к нашим обращаюсь. Есть, молодая девушка уселась на то место, куда в аккурат должны попадать блины из под хвоста, позирует в камеру вместе с бычьими гениталиями. О времена, о нравы!

Чуть ниже небольшой сквер, время обеденное, все скамейки заполнены людьми, которые что-то жуют. Обычно это сэндвич, салат или азиатская лапша в ланч-боксе. Такую еду можно купить в небольших многочисленных магазинах в центре. Это и не магазин даже, а смесь небольшой закусочной с продуктовой лавкой. Хочешь – поешь здесь, хочешь – возьми готовую пищу с собой, хочешь – возьми полуфабрикаты и быстро приготовь дома после работы. Отношение к еде как к физиологической обязанности. Надо – засунул в рот что-то и пошёл дальше заниматься чем-нибудь.

Ещё ниже – небольшой Battery парк и форт, куда раньше прибывали эмигранты. В нём установлен монумент в виде земного шара, который ранее стоял у зданий всемирного торгового центра и чудом уцелел при катастрофе. Он покорёжен и перед ним горит вечный огонь. Здесь же на несколько сот метров протянулась очередь на катер, который возит туристов на островок со статуей Свободы и на остров Эллиз. Никакого смысла не вижу, лучше взять водную экскурсию вокруг Манхэттена и подплыть к статуе, без всяких очередей. На острове Эллиз до 50-х годов прошлого века находился приёмный лагерь для эмигрантов, пассажиры низких классов в обязательном порядке проходили проверку на предмет наличия денег, возможности их заработать, ну и на наличие всяких заразных болезней типа туберкулёза. А пассажиров высоких классов обслуживания пускали в Америку сразу, без прохождения лагерей, считалось, если ты можешь заплатить деньги за свой проезд первым классом, то место тебе в Америке всегда найдётся. Как это по-американски: деньги правят миром, у кого они есть – тот и прав. На этот остров по сюжету прибывает герой фильма «Однажды в Америке». С учётом того, что Голливуд давно и безраздельно правит миром кино, вся Америка так или иначе связана с кинематографом. Вот здесь снимали «Красотку», здесь – «Форест Гамп», Здесь – «Лицо со шрамом». Это я не про Нью-Йорк конкретно, а в целом про Америку.

Людмила спрашивает, знаете почему среди американских итальянцев было так распространено имя Тони? Потому что на лбу приезжих писали надпись To N.Y., языка они не знали и не могли ответить, куда направляются.
Из Бэттери Парка идём пешком к зданию Мирового финансового центра, через холл поднимаемся на второй этаж, отсюда Людмила показывает нам Ground Zero – место, где стояли башни-близнецы. Сейчас тут кипит работа, по периметру площадки строят пять зданий различной величины, которые в совокупности составят новый деловой центр, а на самой площадке сооружается мемориал в память о жертвах катастрофы. Посетить его можно и сейчас, но для этого нужно зарегистрироваться в интернете, отложим на следующий раз, глядишь, и достроят к тому времени. На этом экскурсия заканчивается примерно в без десяти два, потому что ровно в два у Людмилы следующие туристы. На прощание она шёпотом замечает: «Мне самой не надо, но у нас тут принято давать экскурсоводу чаевые». Мог бы ответить язвительно: «Хорошему гиду почему бы не дать», но промолчал. Зачем?

Вернулись в гостиницу, спросил на ресепшн, где можно поблизости можно вкусно и быстро поесть – сходите в Essen, первый блок направо по Madison avenue. Масса белого цвета: столы, стулья, стены, и еда в пластиковых контейнерах. Салаты, мясо, супы. Вроде и не фаст фуд а по смыслу тоже самое – напихал в себя побыстрее и побежал дальше, вдогонку за американской мечтой.

Музей Фрика мы обошли за один час, коллекция небольшая, но хорошая – Вермеер, Рембрандт, Тёрнер (видел в Tate Britain, в Лондоне). Отличные интерьеры из резного дерева.

Примерно на другой стороне Центрального парка от музея находится Дакота building, мы хотели вернуться туда и посмотреть монумент в честь Джона Леннона, но пересечь парк оказалось непросто. Простая и ясная система вертикальных авеню и горизонтальных улиц в парке нарушается, и замысловатые дорожки уводят нас явно куда-то не туда. Спрашиваю у встречных как пройти, но не до конца понимаю ответы, наконец приладился идти вдоль озера. Увидев воочию, я понял, почему Центральным парком так гордятся ньюйоркцы. В самом сердце огромного мегаполиса – большой зелёный прямоугольник размером примерно четыре километра на километр, один из самых больших парков мира. Многократно используемый как съёмочная площадка Голливуда, парк стал широко известен повсеместно. Чуть позже сегодня, мы увидим съёмочную группу за работой на аллее по границе парка.

А пока я вижу четверых японцев, пытающихся справиться с весельной лодкой в пруду. Один гребёт в одну сторону, другой в другую, лодка крутиться на месте, а они никак не поймут, что делать! Людей вокруг много, но парк такой большой, что никто никому не мешает. Кто-то бегает, кто-то спит на лужайке, кто-то читает, а кто-то поедает сэндвичи. Мы держим направление на Strawberry fields, так Йоко назвала кусочек земли, на котором она установила монумент в память о Джоне Ленноне. Монументом назвать трудно, посредине небольшой площадки выложен знак в виде солнца, в центре на диске надпись «imagine», а орнамент расходящихся лучей отображает here comes the sun Джорджа Харрисона в память и о нём тоже. Об этом мы узнали от экскурсовода-общественника, дежурившего у памятника. Средних лет хиппующий дядька в джинсовой куртке без рукавов, увешанной по всей поверхности значками, когда скапливается достаточное количество любопытствующих, начинает рассказывать короткую историю о памятнике, Йоко, Джоне и их сыне Джулиане. По окончанию рассказа все желающие могут кинуть по купюре в бейсболку на асфальте. На кругу солнца лежат цветы, зелёные яблоки (неужели и здесь Apple поработала?) и фотографии певца.

Подустав, повторно выходим к Дакоте и ловим такси. Я подглядел, в NY такси останавливают ладошкой, поднятой вверх. Поездка по центральной части Манхэттена стоит 10–15 долларов. Внутри машины металлическая перегородка, на переднее кресло сажают, но отодвинуть его нельзя, поэтому мои длинные ноги прижаты к подбородку.

Сегодня нам посоветовали сходить поесть в заведение бразильской кухни под названием «Плата форма». По центру зала есть весьма разнообразный буфет и его одного вполне хватит, чтобы уйти отсюда сытым. Кроме того, можно подписаться на разнообразные шашлыки, которые постоянно разносят официанты. На столе два знака – красный круг и зелёный, в зависимости какой лежит сверху, официанты проходят мимо или останавливаются около тебя, предлагаю всё новые и новые виды мяса. Здесь говядина, курица, индейка, телятина, овощи гриль. Мясо нанизано большими кусками на шампуры, от которых официанты остро отточенными ножами отрезают тонкие куски. Некоторые из них вполне обычные, но есть мясо выдающееся, сочное и очень вкусное. В таком ресторане много лет назад я был во Флоренции в обществе Ренато Феррари и группы гостей Clay Paky со всего света. Я ещё очень удивился тогда – чтобы Феррари в родной Италии повёз куда-то далеко есть бразильскую еду?! Но когда попробовал первые куски, понял, почему…

Запивали мясо вполне приличным мерло из штата Нью-Йорк. Чек нам принесли с отдельно посчитанными до цента чаевыми.
 

18.07.12 Вашингтон, D.C.
 

В шесть тридцать выезжаем – гид Алла, возрастом около 60, с хриплым голосом. Первое c чего началась экскурсия: строгий запрет – снимать в тоннеле нельзя, прозвучало громко и категорично. Я это уже знаю, таксист позавчера говорил, когда тоннель проезжали, но тон не понравился. А видеорегистраторы на грузовиках? Они тоже, по команде, на въезде в тоннель или на мост выключаются? Такой закон, не обсуждается.

Позавтракали, выехав из Нью-Йорка в придорожном фаст-фуде яичницей с гамбургерами и в гамбургерах. Едем по многополосной дороге через New Jersey, который около Нью-Йорка представляет собой одну сплошную промзону. При этом на номерных знаках штата Нью-Джерси красуется надпись garden state, я понимаю надпись на номерных знаках штата Нью-Йорк – empire state, а тут какие сады? Но Алла заверила – сады есть, штат очень зелёный. А здесь, в пригородах Нью-Йорка, свои лаборатории имели Эдисон и Тесла, Тесслер как его называет Алла. Так что радио пошло по миру именно отсюда. По мере удаления от Нью-Йорка исчезает промышленность и уже скоро дорога идёт по лесистой местности, с обеих сторон прямо к дороге плотно подступают деревья, съездов не так много и вообще складывается ощущение, что мы едем где-то в глубинке. Встретился мост через большую реку, расчехлили камеры, но Алла тут же напомнила о запрете съёмки. И привела пример, что ехала она как-то с ребёнком, та игралась телефоном, якобы снимая, вокруг никого, через пять минут останавливает патрульная машина – что снимаем? Страна всеобщего стука. Невольно начинаешь рассматривать пассажиров соседних машин – кто из них потенциальный стукач? По пути обратил внимание – на указателях часто указывают съезд на некий населённый пункт Turnpike, но едем давно, а Turnpike с указателей не исчезает. Почему? – поинтересовался я. Это не город, это название пришло из прошлого освоения Америки. Turnpike – «отверни пику» дословно. Сейчас так называют въезд на платный участок дороги – русские американцы их называют толлы, от английского слова toll – сбор за пользование. Что интересно, будучи в Сан-Франциско, я спросил у местного гида Ильи, почему я не вижу слова turnpike на указателях? В ответ он спросил у меня – «А что это такое?». Две стороны Америки не во всём живут одинаково, на западном побережье я не видел платных участков дороги, сборы взымаются только за проезд мостов. Эдик пожаловался, что толлы за поездку от Нью-Йорка до Вашингтона и обратно составят более 200 долларов.

Катя ещё в Москве списалась с Наташей, её школьной подругой, которая сейчас работает по контракту в Вашингтоне, обучает инструкторов по безопасности в плавательных бассейнах. Они договорились встретиться. Катя названивает Наташе, чтобы определиться с местом встречи. Спрашиваем Аллу, можем ли мы заехать за Катиной подругой? Нет, пусть подъезжает и ждёт нас на нашем маршруте. Катя опять связывается с Наташей, она не может встретиться с нами в этой точке - там негде оставить машину, а на общественном транспорте добираться очень долго. Опять обсуждаем с Аллой, где мы можем подобрать Наташу. В ответ раздражённо звучит категорическое «нет», у нас экскурсия для Вас, а не для неё. Тут взорвался я. Громко гавкнул на всю машину – кто платит деньги? Мы! Значит, мы решаем – куда ехать и что и с кем смотреть. Аргумент «плательщик всегда прав» действует в Америке магически, но может и громкость, с которой я эту фразу сказал, тоже имела значение – Алла моментально преобразилась, резко поменяла интонацию и согласилась со мной:

– Да! Конечно! Вы платите деньги, и Вы решаете, как распорядиться временем в Вашингтоне. После переговоров с Наташей решили, что встречаться будем прямо перед Белым домом.

А тем временем наша машина упёрлась в глухую пробку на хайвее. Глухую, потому что стоим и совсем не двигаемся. Слева от нас – резервная полоса, но никто на неё не вылезает, нельзя. Правда минут через двадцать стояния у нескольких человек нервы не выдержали и три-четыре машины пронеслись по резервной полосе, а может, это просто были наши соотечественники? Эдик, томясь за рулём, вдруг восклицает:

– А у Вас права есть с собой?

– Есть.

– Так садись за руль и пошли по резервной. Тебе с русскими правами они ничего не сделают.

– Да нет, неудобно.

– Как неудобно? Давай! Давай!

Я не согласился, хотя соблазн похулиганить был. Но тут пробка медленно, но поехала, ещё чуть-чуть, и мы увидели причину. Часть полос огорожена и там убирают последствия аварии – в хлам разбитый кузов грузовика из сэндвич-панелей.
За окном ничего особенного, только лес, проехали по территории штатов Филадельфия, Мериленд, стороной объехали Балтимор, огромный порт, через который проходит уголь, соль, автомобили, а население превышает два миллиона человек. Наконец, въезжаем в Вашингтон, город начинается с «чёрных» кварталов, которые можно отличить по цветным фасадам домов. В прошлом город был полностью заселён афроамериканцами, его построили в 1845 году специально как столицу США на площадке размером десять на десять километров. А так как в Америке всё покупается и продаётся, даже столица, соседний штат Вирджиния умудрился отхватить кусок у города и ничего с этим теперь не поделаешь. Как-то незаметно приехали в самый центр, парковаться негде, мы вышли из машины, а Эдик отправился кружить вокруг в поисках места. На улице стоит запредельная жара, зашкаливает за сотню градусов по Фаренгейту, по нашему 38–39 градусов Цельсия, находясь на солнце реально за короткое время схлопотать тепловой удар. Стараемся идти в тени деревьев. За небольшим сквером улица, закрытая для движения, а за ней – Белый дом, резиденция президента США. Всё вокруг довольно буднично, народа совсем немного – немногочисленные группы туристов (возможно, остальных разогнала жара) да пара палаток с протестующими, как символ успехов демократии. Я установил штатив и стал снимать на камеру Белый дом и человека с плакатом. Алла показала нам окна Овального кабинета, они почему-то оказались прямоугольными, а вот окна президентской спальни, наоборот, овальные. В углу двора штабелями лежат осветительные приборы ARRI и другая съёмочная техника, наверняка приготовленная для освещения всяких официальных церемоний. Продолжая снимать, целясь в окна президентской резиденции, моя персона вызвала интерес, снайпер на крыше зашевелился и пристально посмотрел в мою сторону. Через окуляр прицела.

Наташи всё нет. Катя просадила все деньги на переговоры с поиском друг друга на своём телефоне и принялась за мой. Мне непонятно – встретиться перед Белым домом очень легко, место очень понятное и никакой шумной толчеи, однако это вызывает у молодых девушек трудности.

Ждём, прошли через сквер, там стоит один из многочисленных памятников, и церковь президентов, в которой они молятся перед вступлением в должность. Я опять расставляю треногу, но ко мне тут же подходит человек в штатском: «Убери-ка ты штатив! И вообще хватит здесь отираться!». Наконец появилась Наташа, и мы можем покинуть площадь. Проходя мимо японской туристки я услышал её слабый вскрик – у неё из под ноги побежала маленькая мышка. Центр самой могущественной страны мира во власти Микки мауса!

Побыстрее в машину, к спасительной прохладе кондиционера! С неприязнью поглядывая в сторону Наташи, Алла продолжила экскурсию. Наташа же только встретившись с Катей решила поболтать с ней, при этом ещё успевая вставлять свои комментарии к пояснениям Аллы. Конечно, Алла не могла такого потерпеть и сделала Наташи замечание. Наташа ответила ретиво, но постаралась перейти на шёпот. Я предпочёл на этот раз не вмешиваться, при том что правота какой-либо стороны теперь не была столь очевидной.

Проезжаем монумент независимости, такой высокий и толстый гранёный карандаш, который простоял наполовину недостроенным сто лет из-за отсутствия денег на строительство. Когда его, наконец, закончили, на монументе стала заметна граница в цвете более старого серого камня и нового, более белого. Она и сейчас хорошо заметна.
Продолжаем движение по городу, следующая остановка – Капитолий. Кажется, что жара достигла своего апогея. Чуть ли не бегом к зданию, чтобы быстрее вернуться в машину. Только достаю штатив, как мне опять запрещают снимать. Капитолий эффектен, мне всегда нравилось это здание, хотя в жизни оно кажется более приземлённом, чем в кино или на фото. Бегом в машину, едем к памятнику президенту Рузвельту. Алла и Эдик путаются в дороге, Наташа приходит на помощь, диалог постепенно налаживается.

Вашингтон интересный город, параллель можно провести с Санкт-Петербургом, городом Бразилиа и Астаной, все они были спланированы и строились сразу как столица государства. Прямые улицы, свободно расставленные правительственные учреждения, опрятные газоны, парки и сады со смыслом и многочисленными памятниками, посвящёнными американской истории. Погуляли по парку с памятником Рузвельту, описывать его не буду, лучше посмотреть кино, которое я там снял. Только замечу, что президент изображён сидячим вместе со своей любимой собакой. От памятника, вдоль реки Потомак к машине, немного проехали и остановились у памятника Эйнштейну, милый такой добродушный старичок, которого Наташа назвала Ньютоном. Что поделаешь, институт физкультуры. Дальше больше, ещё один парк и монумент Аврааму Линкольну, знаменитый профиль Дяди Сэма с бородкой надёжно укрыт от солнца павильоном, похожим на пантеон или мавзолей. На одной линии с ним монумент независимости, отсюда он выглядит весьма величественно. В этом же парке находится монумент американским жертвам второй мировой войны, войны во Вьетнаме и в Корее. Памятник жертвам вьетнамской войны представляет из себя аллею, плавно опускающуюся ниже уровня земли и поворачивающую под прямым углом, также плавно поднимаясь наверх. С одной стороны аллеи выложена из черного гранита стена, на которой выбиты имена всех погибших в этой войне американцев. Кроме нас здесь один крупный стареющий дядька в майке-матроске и в штанах-униформе, присел около одного из имён. Наверняка ветеран той неправой войны. А год назад мы видели во Вьетнаме ровные ряды памятников воинам, павших с другой стороны…
Просторно, геометрически правильно, вполне интересно, но почти сорокоградусную жару никто не отменял! Хочется есть, а ещё больше хочется пить, желательно пива! Возможно это только под мощным кондиционером, в противном случае, весь употреблённый напиток в ту же минуту выйдет через все поры тела влагой наружу. После короткого митинга мы решили пропустить поход на Арлингтонское кладбище и Пентагон – туда нас всё равно не пустят – и отправиться поесть по Наташиному совету в ресторан Friday's в Александрии. Город маленький, переезжаем по мосту и оказываемся уже в другом штате и в другом городе. По дороге с моста углядел симпатичное местечко на будущий визит, называется Georgetown, небольшая набережная у реки с ресторанами и площадками для отдыха. А на другом берегу из машины видно мемориальное кладбище, которое по легенде началось с покупки одной семьёй дома (опять покупка, опять деньги!), вокруг которого они стали хоронить военных, павших в разных войнах. Так возникло главное воинское кладбище Америки. Простите, если что переврал. Как услышал и как запомнил, так и пишу. А пентагон с поверхности земли совсем не впечатляет, его мы тоже видели из окна машины, так что сильно ничего не пропустили.

Приехали в Александрию, в ресторан Friday's. Несмотря на то, что все старания кондиционеров уменьшают температуру в помещении до 25–27 градусов, после 39 это кажется настоящим раем, да ещё с холодным пивом! Из предложенных мне на выбор я предпочёл американское из Бостона, но, честно говоря, не всё ли равно какое! Обед умиротворил всех. Алла прониклась к Наташе. Расспрашивает её о том, чем она здесь занимается, где училась и где живёт. Эдик тоже проникся к Наташе, успел сунуть свою визитку и позвать в Нью-Йорк, но Наташа отшила дешёвое ухаживание.

Попрощались перед выходом из ресторана с Наташей, за ней на машине заехала подруга с которой они вместе снимают жильё, и отправились в обратный путь. Большую часть пути проспали послеобеденным сном, по приближению к Нью-Йорку, уже в темноте, разговорились. Алла всё время путает право и лево, квадратные метры и квадратные футы. Посмотрите направо, сама рукой показывает налево. Чертыхается, но через некоторое время делает точно также. Рассказывает про пьяных депутатов («только фамилии я вам не скажу!»), Наташу Королёву, про Игоря Крутого и квартиру, которую он купил на Манхэттене за 48 млн. долларов (самая дорогая квартира!). Про себя – в Америке уже 38 лет, была замужем за американцем, он умер, было тяжело, пришлось даже машину продать, потом наладилось, одно время владела цветочным магазином, занималась недвижимостью, сейчас живёт одна с маленькой собачкой, сыну – 32 года, он адвокат и сейчас ищет квартиру на Манхэттене.

В темноте беседа приобретает доверительный характер. Алла рассуждает о недвижимости и с явной мечтательностью в голосе об удаче в бизнесе. Да, сейчас кризис в Америке и кажется, что ничего не покупается и не продаётся. Но это только на первый взгляд. Всегда есть возможность что-то выгодно купить и выгодно продать. Только надо знать – кому и когда. А для этого надо иметь хорошие знакомства. Как это знакомо?

А знаете, какие деньги делают на Манхэттене? Как можно зарабатывать белый нал? Представьте себе – одна компания покупает недвижимость на Манхэттене, сдаёт аффилированной структуре эту недвижимость по очень высокой цене, сама в результате банкротится, а деньги из второй компании попадают к себе в карман…На самом деле я переврал, потому что говорила Алла долго и непонятно, а я пытался дремать при этом. Просто я привожу пример мышления, как бы где и на чём заработать – эта мысль не даёт покоя американцам. Русским американцам. Рано или поздно все разговоры заканчиваются темой – как бы разбогатеть? Наверное, это присуще не только русским, вообще всем американцам.
Пригороды Нью-Йорка встречают нас мириадами огней. Катя, по совету Эдика, высунулась в люк и снимает панораму. Нас подвезли к гостинице, и, несмотря на трения, возникшие в начале поездки, простились хорошо – дал Алле 50$ и мы пожелали друг другу всего хорошего. А Эдика мы ещё завтра увидим.

«Счастливые часы» в отеле давно кончились, но добрый парень налил мне бокал вина нахаляву. Быстро выпив я решил попросить добавки, парня не нашёл и спросил у проходящей девушки. Строго посмотрев на меня, она сказала: «Счастливые часы уже кончились, теперь надо деньги платить, но хорошо, я сейчас спрошу у коллеги». Подошёл тот парень, налил бокал и сказал с укором: «Ты уж меня не сдавай». После третьего халявного бокала я отправился спать. Есть хорошие парни в Америке!
 

19.07.12 Бруклин
 

Проснулся около семи, подумал, и на Бруклинский мост не пошёл. Помучился с почтой и написал план дневников. После завтрака подошёл на ресепшн заказать экскурсию на воде и ресторан на завтра для встречи с Самиром Назимовичем. Здесь и встретил Алексея – нашего сегодняшнего гида.

Давайте посмотрим Манхэттен – предложил он.

– Но мы уже смотрели.

– А Уолл-стрит смотрели?

– Не смотрели.

– Давайте посмотрим.

– Но мы хотели посмотреть Бруклин.

– Там смотреть нечего.

– Я поднимусь и обсужу со своей семьёй.

– ОК!

Едем. По дороге Алексей настырно пытается уговорить поехать по Манхэттену – смотреть авианосец Intrepid в качестве музея, потом финансовые центры… я говорю – нет! – мы хотим ехать в Бруклин. ОК! Мы едем в Бруклин. Переезжаем по Бруклинскому мосту, и останавливаемся под мостом около River Cafe, в которое я собираюсь повести нашу семью и семью Самира. Вид на Манхэттен – замечательный. После фотосессии едем вдоль залива на Брайтон-Бич, попутно знакомимся с Бруклином. Брайтон довольно далеко от центра, за мостом, ведущим на Стетен Айленд. Как говорит Алексей, на Брайтоне находятся самые лучшие пляжа Нью-Йорка. По дороге – закусочная Natan`s, откуда пошли хот-доги. По легенде первые посетители хватали горячую сосиску и, обжёгшись, говорили: «Горячая, собака!» Дальше – парк аттракционов на берегу, с первыми американскими горками. Наконец добрались до Брайтон Бич, это улица, идущая параллельно океану, над которой идёт надземная линия метро. Аптека, адвокат по иммиграции, ресторан «Волна», свежие продукты из России, колбаса докторская – 2,90 (только за фунт, а не за килограмм!) – такие вывески вокруг. Но не только на русском, на английском тоже достаточно. Как сказал Алексей, молодёжь из русской эмиграции, которая выросла здесь, стесняется этого квартала. Проехали взад вперёд и отправились на набережную. А надо было бы походить, зайти в магазинчики, пообщаться с людьми. Не сделали этого, Алексей нас сразу потащил в ресторан, Татьяна называется и расположен прямо на променаде вдоль океана. Променад длиной 5 км, но участок с ресторанами и деревянным настилом небольшой – метров 300–400. Говорят, раньше он был гораздо длиннее, но в результате реконструкции поменяли на бетонное покрытие, а зря. По одному краю широкого настила расположены рестораны, а по другому – лавочки, повёрнутые в сторону океана. Уникальное место для сладкой тоски по родине! Спокойные воды океанического залива слегка подёрнуты дымкой, на горизонте корабли и прощальный гудок перед отплытием в дальние страны, широкая полоса пляжа, поодаль лежат редкие отдыхающие. Время течёт медленно. Старики и старушки, повернув головы туда, за спокойную водную гладь, с неторопливой бесконечной беседой о судьбе далёкой родины.

По дороге к ресторану Эдик увидел высокого, лысого и слегка сутулого мужика с авоськой в руках. А! Это господин Икра! У него всегда в руках сумка, в которой есть пакет свежезамороженной красной икры и знакомая синяя полукилограммовая банка чёрной икры с розовой резинкой по боку, он ходит по улицам и предлагает её встречным купить. Продав, через некоторое время он появляется со следующей банкой. Эдик подозвал его к нам, он с готовностью подошёл и предложил нам купить икру – 180$ за банку.

– Так это значительно меньше, чем в Москве! – воскликнул я.

– Да! Я знаю, – с загадочной улыбкой сказал он.

Вытерли слюни и пошли обедать.

Меню ресторана на русском и английском. Сказать, что это целиком русская кухня нельзя, но основные блюда представлены – икра красная и чёрная, селёдка, баклажанная икра, пельмени, шашлык по карски, борщ. В винной карте обнаружил Киндзмараули, но выбрал калифорнийское шоссе (я так написал, потому что Катя трындит на ухо, а я отвлекаюсь), шардонэ конечно! Молодой парень-официант говорит на русском, из динамиков звучит «Русское радио», а на экранах ТВ Путин проводит очередное совещание. Людей немного, кто-то прогуливается, кто-то остановился для беседы. А вот два бравых хлопца быстро идут, качаясь в разные стороны. Прямо перед нами они разошлись, чего-то не поделив, один устало присел на лавку, а другой продолжил писать кривую на променаде.

Хорошее место для наблюдения за жизнью.

Пока сидели, ждали еду – я высказал Алексею своё неудовольствие. Зачем мы сели есть так рано (примерно в полпервого), когда лучше было провести экскурсию, зачем мы остановились у Бруклинского моста, когда мы туда собираемся завтра в River cafe и вы присутствовали при его заказе, зачем нам вообще есть во время экскурсии, которая стоит весьма значительных денег, когда мы можем это сделать самостоятельно по завершению экскурсии? Алексей начал оправдываться тем, что в Бруклине смотреть нечего, все достопримечательности на Манхэттене, но по поводу раннего обеда признал, и пообещал продолжить экскурсию после приема еды.

Так оно и получилось. Эдик живёт здесь, на Брайтоне, хорошо ориентируется. Бруклин, включая Брайтон – это совсем другой Нью-Йорк, разительно отличающийся от Манхэттена. Вместо небоскрёбов и толп народа – в большинстве своём небольшие тихие улицы с двухэтажными домами. Местами вполне нарядными, местами вполне заурядными, простите за каламбур! На американский манер покрытые сайдингом, или коричневым кирпичом, что, по словам Эдика более престижно. Нации перемешаны в этом котле, поэтому встречаются магазины с вывеской одновременно на английском, русском и китайском. Или иврите и польском, например. Более всего запомнился квартал с хасидами на улице. Их много здесь, иногда даже других людей, кроме как в черной одежде и в шляпах совсем не видно, и это впечатляет. Катя была поражена, да и я, честно сказать, тоже, тем, что женщины в иудаизме, сбривают собственные волосы наголо и ходят в париках! А некоторые просто надевают на голову платок, покрывая лысую макушку. То ли денег на парик не хватает, то ли лысина потеет. Стоит на обочине хасид (так их Алексей и Эдик называют), ловит машину. Прислонился к корпусу стоящей машины и так пальчик указательный на руке отогнул, ждёт когда его наконец отвезут. Со слов наших сопровождающих я понял, что отношение к хасидам презрительное. Дескать, ходят в одной и той же одежде, пованивают, особо ни чем не занимаются. А мэрия Нью-Йорка сознательно проводит политику по смешиванию разных наций в местах проживания с тем, чтобы научить людей с разным цветом кожи и вероисповеданием жить вместе. Такая глобальная мировая задача на примере конкретного города. Например, при помощи дешёвого муниципального жилья и дотаций на проживание. Получается это у них с переменным успехом. Где то смешиваются, где то нет. Такой анекдот ребята рассказали – в одной машине едет еврей, русский, мекс (так они мексиканцев называют) и чёрный. Вопрос: «Куда они едут?» Ответ: «В полицейский участок и один из них – полицейский» Алексей говорит: «Вот здесь, в этом месте, вы не увидите ни одного чёрного. А у пейсидов в районе надписи на школьном автобусе только на иврите, и вряд ли мы увидим внутри кого-то, кроме детей ортодоксальных иудеев. Сложно научить людей жить вместе, но попытки это сделать заслуживают с моей стороны уважения»

Подискутировали с Алексеем о разрешении на оружие, он: «В тех штатах, где законодательство на ношение оружия более мягкое, там меньше преступлений», а я: «В США в целом периодически случаются немотивированные расстрелы невинных людей в публичных местах, в школах, например» И именно в этот день какой-то безумец расстрелял людей в кинотеатре на премьере нового фильма Тёмный рыцарь, 14 человек погибло, 40 ранено. Кстати, во время поездки по Брайтон-бич остановились у небольшого пруда, окруженного магазинами. Сюда я как-то выбросил свой пистолет – махнув в сторону воды рукой, пояснил Эдик. Купил по случаю, разрешения не было – решил избавиться. Это – Америка!
 Из Бруклина по Бруклинскому мосту попадаем на Манхэттен. А дальше, по набережной едем в Heliport, место, откуда вертолёты отправляются на экскурсии в небо над Нью-Йорком. Примерно полчаса ожидания и мы взлетаем на современном и удобном вертолёте Bell 407. Хотел сесть на место около пилота, но сопровождающий нас сотрудник показал рукой мне на брюхо, дескать, сначала сгони десяток килограммов, а потом вперёд, к пилоту на сиденье лезь. Поэтому меня посадили на заднее, а впереди расположилась пушинка Катя. Экскурсия рассчитана на 15 минут, можно также заказать 20-ти и 30-ти минутные, но стоят они значительно дороже. Я решил ограничиться общим видом. Подлетели к статуе Свободы, однако не так близко, как хотелось бы, сделали петлю, и полетели над Гудзоном вдоль Манхэттена. Интересно, конечно, наблюдать за городом с высоты, но не настолько, чтобы платить огромные деньги. Всё-таки эффектно, когда ты над крышей пролетаешь, а так ощущение, как с заходящего на посадку самолёта.

Алексей уехал, а Эдик продолжает нас ждать, чтобы отвезти на следующий тур, который мы самостоятельно заказали в интернете – на яхте вокруг Манхэттена. Время, как мне кажется, ещё есть и я попросил заехать в гостиницу, чтобы взять тёплые вещи. От вчерашней жары не осталось и следа, небо затянуто облаками, температура что-нибудь около 23 градусов. Поехали, хотя Эдик выразил беспокойство, что можем не успеть. Я подумал – перестраховывается, но чем ближе мы подбирались к 5-й авеню, тем более очевидными становились его опасения. Чтобы не крутить, мы встали на 42-й, вход в наш отель с 41-й, я остался, а Таня с Катей и Женей побежали за вещами. Стоять здесь совсем нельзя, сзади вплотную к нам в пробке стоит полицейская машина. Эдик взял в руки телефон – ну подъедут, пусть видят – у меня срочный телефонный звонок, я вынужден остановиться. Но всё обошлось, проползли мимо нас, ничего не сказав. Наши вернулись, нам надо пересечь Манхэттен на west side, а впереди перед нами по 42-й улице Таймс Сквер и машины стоят наглухо. А поворачивать нам перед 5-й авеню нельзя. Ни направо, ни налево, только прямо. Но шлагбаума не стоит! Нельзя, но можно! Эдик, выворачивает руль на перекрёстке налево, встречный поток не даёт свернуть, сзади сигналят, мы заперли движение, при этом одновременно Эдик вынужден крутить головой, чтобы не пропустить полицейского. Но всё обошлось, огромный автобус, которому можно, прикрыл наш манёвр и мы юркнули за ним. На месте у пирса 61 мы были вовремя, даже с запасом. Тепло попрощались с Эдиком, всё-таки он неплохой парень, немного балабол, но кто у нас не любит поболтать!

Яхта оказалась яхтой, длиной 103 фута, реплика той, которая в 1851 году победила на первых всеамериканских соревнованиях. Посадили нас прямо на палубу. Всего человек 25–30. Дядька в микрофон объяснил, что за борт лучше не выпадать, на ящиках с напитками лучше не сидеть и когда поднимут паруса, голову под перекладину не совать. Но главное не в этом – он сказал, что всю поездку они нас будут поить нахаляву! Шампанское, вино, пиво нескольких сортов, вода, кола, сок. Отличная поездка. Неспешно по Гудзону в сторону Battery парка и статуи Свободы. Мы удачно выбрали время – в 18-40, часть поездки проходит при свете дня, а часть – в сумерках при включении подсветки. Нас обслуживает команда из трёх человек. Больше всего работает единственная девушка в команде – и канаты отвязывает, напитки разливает, паруса поднимает. А мужики штурвалом рулят. Подняли паруса, правда не сразу получилось – запуталась парусина, и какое-то время шли под парусом, без двигателя. Подплыли в статуе Свободы и развернулись на Манхэттен. Вид потрясающий. Такая махина города с плотным частоколом небоскрёбов, вся в миллионах огней. Вот это масса и даёт эффект рукотворного чуда, сделанного людьми, достигшими такого прогресса. Настроение хорошее, а у Кати совсем хорошее, возможно не без помощи напитков, предложенных на борту. Кстати, пока никто не спрашивал у Кати удостоверения личности, по её предположению потому, что она вместе с нами и американцы считают, что родители не будут сознательно спаивать свою дочь – подростка.

Сойдя на берег, мы решили добраться до гостиницы пешком, с 21-й улицы на вест сайде на угол 5-й авеню и 41-й улицы. У меня иногда на Манхэттене складывается ложное впечатление о дистанциях. Можно окинуть взглядом большое расстояние – вон видишь, Chrysler tower стоит, около которого мы живём, и за счёт огромной высоты зданий дистанция скрадывается. Не так и далеко, кажется. А час шли, причём в быстром темпе. Но переварить обед в «Татьяне» целиком всё равно не удалось. На ужин не идём – отправляемся спать. А я ещё потюкал и, в конце концов, заказал еду через room service – создайте свой собственный салат! – так, мне пожалуйста туда салата айсберг, руколу не кладите, варёное яйцо порежьте, креветки и помидоры добавьте.

 

20.07.12 Свободный день в Нью-Йорке,

или как я покупал iPhone.
 

Таня и Катя после завтрака самостоятельно отправились за покупками, а спустя минут десять и мы с Женей отправились в сторону Apple store. Только вышли на улицу, сразу за углом в нашем здании, на 5-й авеню, небольшой магазин электроники.

– Давай посмотрим цены на iphone.

– Давай!

– Сколько стоит iPhone с памятью 64 мБ?

– 799$, – отвечает продавец, невысокий молодой человек с латиноамериканской внешностью, – но сейчас у нас действует скидка в 30% (показывает рукой на объявление на витрине) в связи с тем, что мы закрываемся на инвентаризацию сегодня в пол четвёртого и 5 дней работать не будем.

– Мы – Ваши соседи, живём в гостинице в этом же здании

– Тогда Вам полагается ещё дополнительная скидка в 10%. Итого 420$ – 10% = 360$

– Хорошо, мы зайдём попозже.

– ОК!

Я вернулся в отель и спросил у парня на ресепшн – Что это за магазин за углом и хорошая ли цена за него в 360$?
Молодой человек дипломатично ответил, что он не знает этот магазин, сам там ничего не покупал и сказать ничего не может. Но в двух кварталах от нас по 5-ой авеню есть магазин Best Buy, который хорошо известен и покупать там безопасно. Хорошо, решил я, дойду и сравню цены. Проходя мимо «нашего» магазина, я заглянул уточнить:

– А налоги в эту цену входят?

В этот момент два продавца разговаривали между собой на повышенных тонах. Тот, с которым я общался, говорил другому: Какого хрена! А что я должен делать? Мне надо продавать!

Я повторил свой вопрос.

– Да, все таксы включены.

Мы с Женей отправились дальше и буквально через двести метров обнаружили магазин Best Buy, нормальный магазин в несколько секций, с техникой, телефонами, CD и DVD. Нашёл продавца и спросил – сколько будет стоить iPhone 4S с памятью 64 мб без контракта?

– 399,99$ плюс таксы(потом в Лос-Анджелесе я смотрел цену – 700 с лишним, наверное мне сказали цену с контрактом).

Так, подумал я, по любому там дешевле. Набрали с Женей CD-юков со старым добрым американским роком и решили вернуться назад.

– Да, мы берём iPhone. Ещё чехол для него, зажигалку Zippo и вот ту смешную телефонную трубку, которую можно подключать к iPhone.

– Хорошо, это будет стоить со скидкой 90$

– Да, мы берём.

– Сейчас, надо только подождать, мы получим сертификат на iPhone.

Самое интересное, я даже не задумался – какой сертификат? Никаких сертификатов отдельно от телефонов никто никогда не получал. Ждём, стоим перед стойкой. Он говорит:

– Так много русских сейчас в Нью-Йорке и все они покупают один и тот же набор – iPhone, iPad и Axer ipro.

– А что это такое?

– Идите сюда, сейчас покажу.

Заводит в небольшой тёмный чуланчик и показывает небольшую чёрную коробочку, подключает к iPhone и показывает на стенку качественное HD видеоизображение.

– Отменное качество, размер изображения до 4 метров.

– Хорошая игрушка, а сколько стоит?

– Лист прайс – 4600$ - 30% - 10% = 2389$

Переспросил цену, да именно так. Стою и думаю, игрушка хорошая, только зачем она мне? А продавец продолжает давить – открывает компьютер и показывает:

– Amazon знаешь?

Я неуверенно кивнул, вроде слышал такое.

– Это как e-bay. И показывает мне страницу:

– Видишь коробочку – такая же, видишь название модели – такое же. Видишь цену – 4600$.

Как нас легко купить? Я задёргался, но решил написать смс Сергею Юрченко, что он вообще думает о таком устройстве? Сергей ответил, что такого производителя он не знает, тогда я ему отправил адрес в интернете. На что он мне ответил, что это так называемый пикопроектор, он очень сомневается, что он может полноценно показывать изображение размером 4 х 4 метра, и что для такого проектора цена в две с лишним тысячи долларов явно завышена. Я перестал метаться, зачем мне такая дорогая игрушка, если я не совсем понимаю, для чего она мне нужна.

– Нет, мы не будем брать проектор, возьмём только iPhone и аксессуары.

– Ты не представляешь, какую ошибку ты совершаешь! Ты можешь приехать в Москву, продать его через интернет и окупить всю свою поездку.

– А почему Вы её так дёшево продаёте?

– Мы сегодня закрываемся на инвентаризацию и будем закрыты 5 дней, нам нужно распродать свой склад.

– Нет, мне просто ни к чему это устройство, я возьму только iPhone.

Тут к процессу подключился другой продавец, с которым они спорили при мне, и он явно выше рангом «моего».

– Смотри! – говорит он мне, – iPhone стоит 360, плюс всё остальное на 90, если ты берёшь проектор, ты всё это получаешь бесплатно!

Я опять колыхнулся, но здравый смысл возобладал, и я опять сказал:

– Нет, сейчас брать не буду, может позже.

– Сейчас или никогда!!!

– Ну, тогда никогда.

Похоже, мужик рассвирепел, швырнул под стойку приготовленные к покупке вещи.

– iPhone продайте мне – ещё раз попросил я.

– Да, только по отдельным счетам.

– ОК! Мне всё равно.

Разделил мне на две бумажки и считает стоимость, прибавляя таксы.

– Ты же говорил, что все таксы включены?

– Я этого не говорил.

– Как не говорил? Говорил.

– Всё! Разговор окончен. Ничего не получишь.

Я уже слегка обалдел от такого напора и грубости. Но решил – ладно, не буду скандалить, куплю с таксами, у них действительно висит объявление о том, что цены без такс. Только я ведь хорошо помню свой вопрос, трудно было меня не понять, что это за игра такая?

– Хорошо, мы берём по цене плюс таксы.

Продавец нехотя выписал счёт, какой там счёт!, бумажка от руки, я заплатил сто с небольшим за аксессуары, а для iPhone надо ждать, когда сертификат получат.

– Сколько ждать?

– Ну, ещё минут тридцать.

Так. Мы уже потратили немало времени на все эти разговоры. Но Женя сказал, что он долго ходить не хочет – голова заболела, поэтому он готов сходить ещё в магазин с музыкой и вернуться в гостиницу. Я попросил Женю – а можешь, если я тебе дам деньги, купить телефон на обратном пути?

– Да.

Я говорю продавцу – через полчаса придёт сын и купит iPhone, сколько ему денег дать вместе с таксами?

– 391$

Мы пошли с Женей дальше по 5-ой авеню, дальше за Best Buy обнаружили книжный магазин, где так же была секция с музыкой. Поковырялись, купили ещё несколько дисков, на улице тем временем начался дождь, сели перекусить в кафе Starbucks, расположенном прямо в магазине. Поев разошлись – Женя пошёл обратно в гостиницу вместе деньгами на покупку телефона, а я продолжил шоппинг на главной улице города. Через некоторое время звонит Женя:

– Я зашёл в магазин, а продавца, который с нами работал, нет. Что мне делать?

– Попробуй последний раз зайти ещё через полчаса.

– Ладно.

Хожу по магазинам, сделал ещё один вывод. Дешёвые цены в Нью-Йоркских магазинах в центре города – миф. Европейские бренды, в первую очередь итальянские, стоят столько же и даже немного больше, как в Милане, Лондоне, Париже и даже, может быть, в Москве. Корзина брендов примерно такая же, как и в любой европейской столице или даже азиатской, в Токио, например. Глобализация делает своё дело, возможно есть какие-то небольшие локальные марки, но на 5-й авеню они не представлены. Я для себя ничего интересного не нашёл. Только обратил на такую местную особенность, связанную с шоппингом – как только начался дождь, у входа в магазин появились служащие с пакетами, специально предназначенными для мокрых зонтов. В некоторых даже есть специальные машинки – вставляешь в неё зонтик, и он сразу одевается в полиэтиленовый пакет. Попытаешься проскользнуть не одев – остановят. Добрался до Apple store, ещё звонок от Жени.

– Папа! Они полные уроды. Я пришёл, они мне показали чек, где к цене в 360 баксов прибавлен один налог, другой налог, ещё один и в конце стоит общая сумма – 949$!!!!

– Женя! Всё! С ними закончили.

– Папа! Будешь мимо них проходить, кинь в них гранату!

Слов нет.

Зашёл в Apple store – толпа народу, шум, гвалт и посреди всего этого сидит темнокожая женщина, положила голову на стол около MacBook и спит! А в другом конце зала за стойкой сидит белокожая женщина и обсуждает что-то с консультантом, а на её футболке надпись – Мариинский театр, Санкт Петербург. Цен нигде не написано, я подошёл к сотруднику и спросил – сколько стоит iPhone в нужной мне комплектации? – 849 $ с налогами, если я правильно расслышал.

На обратном пути я не удержался и зашёл к ним, время было уже шестой час, но никто почему-то на инвентаризацию не закрылся. Увидел знакомого продавца – ты же мне сказал, что он стоит 391 доллар!

– Да! – как ни чём не бывало, отвечает он мне. – Но вместе с сертификатом – 949$.

Не помню я в своей жизни такого развода. При этом я не до конца понимаю мотивацию. Это что, такая месть за то, что я отказался покупать видеопроектор?

И какова реальная цена этой игрушки? Надо будет проверить потом. Вернулся в гостиницу, говорю парню на стойке – странные у Вас соседи в магазине.

– Да, соглашается он – действительно странные.

На следующий день перед отъездом, я ещё раз зашёл к ним:

– Закрылись на инвентаризацию? На 5 дней?

– Да, а я не говорил, что магазин закроется.

– Я обязательно сообщу персоналу гостиницы о Вашем магазине.

– Да, пожалуйста. Хорошая камера (это он о моей видеокамере, которая болтается у меня на груди).

Очень странная история и очень странные люди.

А вечер мы провели в компании с семьёй Самира Назимовича Искендерова, который, так совпало, также приехал в Нью-Йорк. Ужинали в джазовом ресторане Гараж на 7-й авеню, в River сafe места забронировать не удалось, надеюсь посетить через год с Дамиром.

Вот такой странный день я провёл в Нью-Йорке.
 

21.07.12 В Сан-Франциско.
 

Не ожидал от себя. Редчайший случай – дневник догнал путешествие. Пишу на борту лайнера American Airlines на пути в Сан-Франциско! Не знаю, что впереди, но пока ничего особенного не происходило.

Сегодня утром в разговоре с Таней я поймал себя на том, что ни к месту вставил «ОК» на манер русских американцев, да и просто американцев, наверное. И Таня заметила. Ассимилирую? Дальше – больше. В соседней комнате, которую хорошо слышно, спозаранку, часов в 7, началась громкая болтовня, а через полчаса они ещё и музыку громко включили. Нет, не стал я в стенку кулаком стучать и материть. А сделал просто – позвонил на ресепшн и пожаловался. Эффект потрясающий – через минуту воцарилась звенящая тишина. Настучать на соседа – как это по-американски!

Позавтракали, собрали вещи, и поехали в аэропорт. Жёлтое такси заказать нельзя, можно только поймать рукой. А если заказывать «нежёлтое», то цена будет в два раза выше. 60$ с толлами (как говорит Эдик) и чаевыми, и 130 соответственно. А я вчера не мог понять, почему нам такие цены называют. Вышли из гостиницы, чтобы ехать в ресторан, поднял руку (как положено, ладошкой вверх), а машин нет, никто не останавливается. Наконец остановился темно-серый Lincoln – сели поехали, а я решил уточнить, сколько будет стоить поездка.

– 35$

– Что???

– А на сколько Вы согласны?

– 12$.

Тут он резко затормозил и мы вышли. Остановил ещё пару таких же, «нежёлтых», и за двадцать долларов доехали. И это при том, что на желтом мы ездили по Манхэттену за 10, максимум 15$. Есть, всё-таки, всякие странности в Нью-Йорке, и не только в магазинах.

А в аэропорт поймать такси проблем не было – суббота, в центре города каждые 9 машин из десяти – такси. Жёлтые. Поймал Ford Escape Hybrid, который стремительно вытесняет на улицах Нью-Йорка классические Lincoln Town Car и Ford Crown Victoria. Потому что 4 цилиндра, а не 8 и расход топлива соответственно 12 литров вместо 25. Это мне рассказал водитель-араб, с которым я сфотографировал Женю. Потому что Руслан Леонов, друг Жени попросил его – сфотографируйся в Нью-Йорке с арабом-таксистом. Ой! Или с индусом? Может, я перепутал?

Улетаем тоже из 8-го терминала. Только он какой-то не такой, в который мы прилетели – чистый, просторный, с высокими потолками. Прошли саморегистрацию, автомат потребовал по 25$ за каждый первый чемодан для каждого. Мы их взвесили, служащая наклеила багажные квитанции, и мы их самостоятельно отвезли и положили на транспортёр, где другая служащая следит, чтобы на ленту не положили багаж без квитанции. Досмотр безопасности – строго, но ничего лишнего. Наш рейс задерживается на час, в бистро недалеко от выхода на посадку можно полноценно поесть. Большая порция салата с авокадо, тёплой курицей и мелкой темной фасолью, сдобренная пивом из Бостона Samuel Adams, быстро повышают настроение. На контроле при посадке девушка что-то спросила у меня, я не понял. Она повторила, чётко выговаривая слова:

– Вы сидите на месте у аварийного выхода. Сможете ли Вы, в случае крайней необходимости помочь остальным пассажирам выбраться из лайнера?

– Да, конечно!!!

Таких вопросов мне раньше не задавали, хотя сидел у аварийного выхода я неоднократно. Таня, Женя и Катя сели вместе на три места на 10-м ряду по центру салона, а я отправился выполнять долг спасателя на 20-ый. Стюардесса у нас… надо видеть, примерно лет 70–75, как минимум, пожалуй, это самая пожилая стюардесса на моём веку. Худая, одетая в темное платье выше колена, с коротким рукавом, так что видно тонкую старческую кожу на локтях, странно торчащие тонкие ножки в колготках очень глубокого темно-синего цвета, на ногах – черные туфли-ботинки по имени говнодавы. Еда на рейсе предлагается только за деньги, алкоголь тоже, бесплатные только безалкогольные напитки. Еда чисто американская – набор из сэндвичей, бургеров и прочей гадости. Но мы с полными желудками, только пьём. Вообще, как-то очень по-американски на борту. Трудно объяснить почему, но это так. Гамбургеры, кока, ноги соседа без носков упёрлись в перегородку салона выше его головы…

Несмотря на объявленную продолжительность полёта 6 часов 20 минут прилетели мы раньше на час примерно, то ли ветер попутный, то ли просто перезаложились. Двери самолёта открыли буквально через минуту после остановки лайнера у трапа. Аэропорт мне понравился – светлый очень и понятный. Много еды и магазинов с вином, сказывается близость винной долины. Багаж получили быстро, выкатились на улицу. А здесь явно прохладнее, чем в Нью-Йорке, градусов 17! А я в шортах. Такси совсем не такие, как в Нью-Йорке, пёстрые и модели машин разные. Мы едем на таком грузопассажирском Forde. По широкому хайвею въезжаем в город, таксист явно превышает скорость, в большей части на улицах пустынно и только в центре компании не совсем трезвых людей бродят по тротуарам. А мы живём в самом разгульном месте – fisherman`s wharf, это прямо у воды старые причалы, а вокруг них – рестораны, магазины, клубы. И наша гостиница Argonaut. Кирпичное четырёхэтажное здание консервной фабрики в прошлом детально отреставрировано и номера оформлены в морском стиле – огромное круглое зеркало-иллюминатор, стены голубого цвета, компас на стене. Из окна отличный вид на бухту, правда, окно небольшое, зачем на фабрике большие окна. С краю виден знаменитый мост Golden gate, а прямо перед нами, на расстоянии пары миль – остров Алькатрас с бывшей тюрьмой, в которой сидел Аль Капоне, а под окном шумит fisherman`s wharf. Катя устала и осталась в номере, а мы втроем спустились вниз поесть. Суббота, вечер, на набережной не протолкнуться. Ресторанов много, но везде очереди на вход. Самый популярный – Scoma`s, перед ним томятся люди в ожидании свободного столика. Я спросил, можно записаться в очередь – можно, но ждать примерно 45 минут. Записался и пошли обратно, напротив гостиницы зашёл ещё в один ресторан – ждать 25 минут. Записался и пошли в ресторан-бар, расположенный в крыле нашей гостиницы – Blue Mermaid Chowder House. Подождите три минуты, ну это уже совсем другое дело! Во всех ресторанах этого района примерно одно меню – морепродукты, в первую очередь крабы и лобстеры. Я заказал крабовый суп – chowder, судя по наличию этого слова в названии заведения, он является специализацией ресторана. И не прогадал! Вкусно – супчик такой кремовый, густой, но не суп-пюре, пожиже, и в нём много всего плавает. Что – точно не знаю, но вкусно. А устрицы опять маленькие и некоторые из них не вогнутые а выпуклые, правда устричное мясо всё равно есть. И теперь я точно убедился, ножка у устрицы подрезана, поэтому извлекается очень просто. Вино предложил официант, конечно местное, из долины Напа, совиньон Joel Gott, весьма приличный, свежий и фруктовый вкус.

Пора спать, разница во времени с Москвой достигла 11 часов.
 

22.07.12 Сан-Франциско
 

Сейчас печатаю название города и опечатался – Сан-Францичко.

Подъём случился рано, как обычно, в 5-40. Благо, есть чем заняться. Небывало большое количество информации уже отражено в дневниках. Продолжаю.

На завтрак собрались в 9, но реально вышли в 9-20, хотя ничего особенно нам не мешало. В Blue Mermaid, где нам накрывают завтрак, ждать заказа пришлось около получаса. А по карточке, которую нам дали при заезде, предлагают только кофе, чай, фруктовый салат и тосты. За добавку в виде жареного яйца, ветчины и картошки надо доплатить. Дождавшись наконец еды, быстро покушали, и я побежал на вход для встречи с гидом, время уже подошло. Выглянул, никого не видно, предупредил ресепшн и пошёл за фототехникой. Вернулся, время 10-15, а никого нет. На улице подошёл какой-то мужчина, sorry, но посмотрел на меня, no, nothing и ушёл куда-то. Я начал названивать по телефону на ваучере, никто не отвечает, но тут вернулся тот мужчина и заговорил на русском, оказалось, что это и есть наш экскурсовод. Илья, 15 лет в Сан-Франциско, раньше жил в Таллинне.

Поехали. Показалось, что включили запись. Распевно, с заученными интонациями, Илья начал экскурсию. Такое впечатление, что за его спиной не семья Фокичевых, а полсотни групповых туристов. Начинаем с Civic center, площади, на которой расположена мэрия города, её здание похоже на здание Капитолия и выше его на 4-6 метров. Сегодня воскресение, на площади работает фермерский рынок, конечно, мне захотелось краем глаза взглянуть на то, чем богаты поля и огороды американцев. «Можно сбегать быстренько?» «Нельзя!» «А что, Вас в отеле не кормят?» Дальше едем через квартал двухэтажных, похожих друг на друга, домов. Здесь живут нег.., ой! Простите! «Шахтёры», афроамериканцы то бишь. Можно отличить по граффити, особенно выделяется картина на культурном центре района, на которой изображена масса людей во главе с бывшим темнокожим мэром, весьма популярным в городе. Илья обращает наше внимание на нищих и бездомных на улицах. Их много в Сан-Франциско, потому что в городе действует социальная программа помощи, их кормят, выделяют одежду, вот они и съезжаются сюда из других штатов Америки. Флаг Калифорнии – по краям красные полосы, большой медведь на белом фоне, а под ним надпись – California republic. Вот Вам и стереотип – Россия – страна медведей. Нет – Калифорния – страна медведей и компьютеров Apple! Три кита благополучия Сан-Франциско, по мнению Ильи, это банки, туризм и средоточие научной мысли – мозги Америки. Банки пропустим, туризм – это мы, то есть на нас держится Сан-Франциско, а к мозгам мы завтра поедем.

Сегодня по всей Америке приспущены государственные флаги – в знак траура по жертвам трагедии в Колорадо, я уже писал, что пару дней назад, во время просмотра фильма в кинотеатре Денвера в зал вошёл мужчина и начал расстреливать зрителей.

Сразу за мэрией, на Van Ness avenue два похожих здания с колоннами – опера и дом ветеранов, Илья заученным голосом продолжает – здесь в 1945 году велась подготовка к созданию организации Объединённых Наций. А следующее от Оперы здание – Symphony Hall, построенное уже в конце двадцатого века, архитектурные элементы которого напоминают клавиши рояля.

Мы перемещаемся по городу в район Алама сквер, вокруг которого в наибольшем количестве сохранились дома в викторианском стиле. Они есть и в других районах города, но здесь сохранились целые улицы. Симпатичные небольшие двухэтажные домики, на глаз площадью метров 80 квадратных, стоят, по словам Ильи, в районе 5 миллионов долларов, хотя обычный дом похожий площади может стоить 800 000. Потому что жить в викторианском доме очень престижно. Как видите – цены на недвижимость в Сан-Франциско очень высоки, в Америке цена определяется соседями – районом проживания. А Сан-Франциско в целом является очень престижным для проживания, как и Калифорния. А вот внутренние штаты не котируются. В Калифорнии, из-за сейсмической опасности, запрещено строить дома из кирпича. Все частные дома построены из дерева, оно эластично и позволяет дому выстоять при подземных толчках, которые случаются здесь постоянно. Каркас из обрезной доски толщиной не больше 40 мм на глазок с шагом сантиметров 30. Заполняется утеплителем, с двух сторон обивается клеёной фанерой, а сверху декоративно закрывают вагонкой или деревянной плиткой из секвойи (redwood по-американски). Секвойя – очень престижный строительный материал. Дома симпатичные, разглядывать их – одно удовольствие. Вот, например, увидел эркеры в виде цилиндра, окна в которых в сечении имеют форму полуокружности! Радиусные рамы и радиусные стёкла! Кучеряво! Я помню, сколько я мучился просто арочные окна сделать, а тут их в сечении скрутили в полуокружность.

– А можно я выскочу из машины снять вот эти симпатичные домики?

– Нельзя, а то мы не успеем всё посмотреть!

– Можно! Какие Вы всё-таки экскурсоводы одинаковые, всё бегом, вперёд, бегом, ни шагу в сторону, чтобы как можно больше накачать информацией. А детали, а поразглядывать!

Промолчал. Остановил машину, я выскочил с камерой и треногой на лужайку посреди сквера и сделал кадр, который я где-то уже видел – фасады милых и уютных домов позапрошлого века на фоне частокола небоскрёбов делового центра.
Дальше едим в главный католический собор Сан-Франциско, он совсем новый, может лет десять-двадцать от силы, и большой, виден издалека. По форме в сечении огромный крест, в который вписана сфера. Поражает. Изнутри и снаружи. Снаружи хоть как-то рассмотрели, а изнутри почти не получилось, было время воскресной службы, в зал не пускали, удалось посмотреть из-за двери. Но собор достоин внимания. Надеюсь подробнее познакомиться в следующий раз.
Недалеко от церкви расположен японский квартал. Во время второй мировой войны, после бомбардировки Пёрл Харбор президент Рузвельт издал указ, по которому все этнические японцы, проживающие в Америке, должны были принудительно выселены из своего жилья и помещены в лагеря для перемещённых лиц. А сейчас власти компенсируют им нанесённый ущерб. Прямо на границе квартала расположено китайское консульство, хотя всем известно о многолетнем недоверии японцев и китайцев друг к другу. Чтобы им в китайском квартале не расположиться? Или, наоборот, так подглядывать удобнее.

Трамваи всех стран, объединяйтесь! В городе собрана, отреставрирована и эксплуатируется огромная коллекция трамваев со всего мира. По слухам, есть и аналог Аннушки из знаменитого романа Булгакова, только заставить его поехать по улицам Сан-Франциско так и не получилось. А вот миланские трамваи, например, вполне прижились на холмах города. Кроме того, в городе до сих пор эксплуатируется cable car – трамвайчик, приводимый в движение при помощи троса, проложенного между рельсами. Одна из таких линий начинается прямо около нашего отеля и заканчивается на Union square. Город, в отличие от других городов Америки, имеют разветвлённую систему общественного транспорта, по слухам опять же, под водой залива проложены ветки метро, соединяющие Сан-Франциско с другими агломерациями на берегах, а ведь эти расстояния могут достигать десятка миль.

Планировка города, как и у других американских городов, устроена геометрически правильно, но с одним существенным дополнением – главная улица города Market стрит рассекает его по диагонали, а к ней под острым углом примыкают улицы с северной стороны, и под прямым с южной, район ниже центральной улицы так и называется – South of market street (SOMA). Американские города спроектированы свободно, улицы прямые и длинные, например та же Market street рассекает весь город, но на своём протяжении они могут сильно различаться по своему назначению – в начале это центральная улица города, а ближе к концу – главная аллея квартала геев. О чём свидетельствует установленный разноцветный флаг секс-меньшинств, такой же как и флаг города Куско в Перу (см. заметки о Перу). Илья говорит о всеобщей толерантности в городе, к Market street примыкает Haight street, это старый район хиппи.

Наконец Market заканчивается, и мы поднимаемся на холмы Twin Peaks, Илья сразу предупредил, что к одноимённому сериалу они никакого отношения не имеют, просто весьма популярное для Америки название. Как, например Mission, другой район Сан-Франциско, название которого встречается в любом американском городе. «Mission» – слово из истории колонизации континента, это такой центр, представляющий из себя церковь, школу, больницу. Конечно, так сделано было сознательно – местное население тянулось за помощью, за образованием и всё это происходило под сенью Креста. Так аборигены становились христианами.

С холма открывается отличный вид на город, только уж больно зыбкая картинка, в любую секунду может измениться или вообще исчезнуть в клубах тумана. Илья говорит, что нам ещё повезло, летом можно запросто столкнуться с ситуацией, что города совсем не видно, всё в тумане. Суть этого эффекта в уникальном расположении города на берегу огромного залива, узкой горловиной связанного с Тихим океаном, и перевязанного мостом Golden Gate. За счёт разницы температуры между горячим воздухом и холодным, от холодного течения, пролегающего по океану вблизи города, и образуются густые туманы. А зимой температуры уравниваются и туманы исчезают. Из-за туманов в городе свой уникальный микроклимат, температура летом на 10 градусов ниже, чем в окрестностях.

С холма спускаемся к парку, он огромный, как и Центральный парк в Нью-Йорке, занимает площадь в виде прямоугольника размером 5 на 2 мили, оба парка спроектированы одним и тем же архитектором. Отличие от Нью-Йоркского – в парк можно приехать на машине, поэтому воспользоваться им гораздо проще, паркуются прямо вдоль аллей. Не всегда безопасно, я видел машину с выбитым стеклом, так воруют вещи, оставленные внутри. Парк очень хороший – много дорожек, красивая растительность, цветники. А кроме того красивая белая оранжерея, огромный, но не давящий своими размерами музей Науки, художественная галерея. А ещё пруды, лодки, лужайки, компании и шашлыки. Где-то можно расположиться бесплатно, а где-то надо заплатить небольшие деньги и пользоваться беседками. Сегодня воскресение – людей много, очень много, все чем-то заняты – кто бегает, кто катается на велосипеде, кто пришёл посетить выставку, а кто – просто поваляться на траве. Хорошо. Мне тоже захотелось провести денёк в парке, покататься на велосипеде, сходить в музей, пожевать сэндвич (о ужас, до чего я докатился!) в тени дерева… но труба зовёт!
Выезжаем из парка, Илья говорит, что власти города часто обращаются за помощью к горожанам по радио и через СМИ – например, надо благоустроить территорию, и народ откликается, идёт сажать деревья, копать канавы, собирать листву. Язвительно спрашиваю Илью: «А Вы ходили?» «Да, ходил», – парирует он мне. На выезде – голландская мельница, увидев которую голландская принцесса каждый год, вплоть до своей смерти, присылала сюда тюльпаны, теперь эта часть парка названа в её честь.

Сразу за пределами парка начинается океанский пляж, именно океанский, а не сторона залива. В Сан-Франциско, как и повсюду в Калифорнии, не купаются, вода слишком холодная из-за течения Гумбольдта, знакомого нам по Эквадору и Перу. Поэтому пляжи – это место прогулок, пробежек, волейбола и велосипедных маршрутов. А мы немного поднимаемся на холм и оттуда разглядываем океанские просторы, внизу, у наших ног, остатки бассейна и городских купален, сгоревшие в 60-е годы.

В городе есть район Russian hill, названный в память о русском кладбище, находившемся здесь в первой половине 19-го века, однако русским считается район Richmond Hill, здесь тоже, как и на Брайтон-Бич в Нью-Йорке, встречаются магазины с русскими названиями, только их меньше и район выглядит более респектабельно. Самовар, Торгсин, Садко, Moscow Tbilisi bakery store – вывески Geary, мы уже были на этой улице в японском квартале, но повторюсь, улицы длинные и на своём протяжении могут кардинально меняться, в Richmond Hill Geary впору примерить название Герибасовская. По словам гида, молодёжь, потомки эмигрантов, уезжают отсюда из-за высокой стоимости жилья и образования, в районе остаются только старики доживать свой век.

Следующий за Ричмонд Хилл район по направлению к мосту Golden Gate, Seacliff, дорогое место с видом на океан. Здесь живут Робин Вильямс и Шерон Стоун, Илья показал их дома, но они прячутся за густой растительностью. Аккуратные улочки, на которые с небольшим возвышением выходят фасады домов, по всеамериканской привычке не отгороженных забором.

Прямо отсюда направляемся к Golden gate. На подъезде к мосту земли, принадлежащие армии, тут, как говорят Илья и Слава, ещё в начале 1990-х было натыкано масса ракет ПВО. Сейчас поснимали, но колючая проволока осталась. Как-то незаметно подобрались к мосту, въезжаем, центральный пролёт кутается в тумане, Илья говорит – сейчас переедем мост, и туман тут же закончится. Так и было! Через горловину пролива, как через трубу, клубами несётся туман, а проедешь – опять чистое небо. Переехали и спустились к заливу в местечко Sausalito, сели на берегу перекусить в сэндвичную, узенький тротуар, на нём прямо под ногами у пешеходов столики, перед нами улица, а через дорогу – залив, справа вдалеке – контуры Сан-Франциско. Заказал clams chowder, супчик из моллюсков, который принесли в сделанной из хлеба кастрюльке. Да и неплох. Пока ждали, парень на берегу поймал ската, взял его за хвост, раскрутил, и запустил обратно в пучину морскую. Но Катя успела сделать фото! фото ската. Отсюда двигаемся дальше – в заповедник Muir wood. Лес такой с секвойями. Чудом спас от истребления некий Кент, у которого денег много было, выкупил он этот лес, возраст некоторых деревьев в котором превышал тысячу лет, договорился с президентом Рузвельтом, чтобы там сделали заповедник, а назвать решил в честь исследователя природы, его друга – Муира.

Дорога у заповедника становится узкой, вьётся между скал, окружённых деревьями. Илья включает в машине проигрыватель, оттуда хорошо поставленный голос начинает вещать, Илья включает ещё раз – опять голос, повторное переключение наконец привело к желаемому эффекту – из динамиков полилась музыка – французская мелодия из фильма «Мужчина и женщина» (та ба да ба да?).

По лесу идёт деревянная тропинка, наверное из секвойи сделана, солнце просачивается через листья, прохладно и воздух свежий. Деревья высокие, достигают высоты в сто метров, стволы фактурные, разновидность называется секвойя береговая, есть ещё секвойя гигантская, можно увидеть в национальном парке Йосемити, но это уже в следующей поездке. Лес, как Вы поняли, очень старый и для самообновления ему необходимы пожары. Да, да, это нам людям они не нужны, а лесу надо удалить всякую плесень, очищаться. Поэтому лесники делают плановые профилактические пожары. Так и не понял, как новые дома строят из секвойи? Ведь вырубка охраняется государством? Или есть плантации, где выращивается товарная секвойя?

На обратном пути ещё раз посмотрели на мост Golden Gate, частью закрыт туманом, но ситуация меняется каждую минуту, а если смотреть на туман вблизи, то эффект как от громадного генератора дыма – в ложбину несётся поток белого тумана.

В город въезжаем по набережной, район Марина, тоже престижный и дорогой, здесь расположен павильон США на всемирной выставке, вызывавший неудовольствие горожан, но когда около него разбили водоём, жители города сменили гнев на милость, сейчас это любимое место для отдыха.

Туристическая достопримечательность, фото которой я видел в журнале Geo traveller – улица Ломбард, точнее короткий её отрезок сделанный змейкой, и всё засажено цветами. Чтобы дети, взяв папину машину покататься, не скатились с крутой горы, так рассказывает легенда. А теперь здесь толпы туристов и очередь из машин, желающих проехать по извилистой улице. Помните, я уже писал где-то, если достопримечательностей нет – их надо создать!

На часах уже семь вечера, Илья торопиться домой, объясняет, как добраться до башни и подняться на неё, завозит нас на Union square, чтобы здесь оставить, но мы сопротивляемся и просим вернуть нас в отель. В целом, экскурсия была интересная, содержала много информации, и могла бы служить отличной прелюдией к самостоятельному изучению города.

На ужин мы идём в ресторан на площади за углом от гостиницы – McCormick & Kuletos, он находится в здании знаменитой американской шоколадной фабрики Ghirardelli, перед входом большой толстый и добродушный «шахтёр» сидит на газоне и поёт частушки, я ничего не понимаю, остаётся только глупо улыбаться.
Лучший ресторан Америки за нашу поездку. Огромные окна с видом на залив. Пирог из краба, улитки – за гранью. Официант – глубокий эрудит в вине и еде, что большая редкость для Америки. Меню, очень приятное на слух, все продукты указаны по их происхождению: устрицы калифорнийские – один вид разводят в 45 минутах езды от ресторана, а другой – в 2 часах езды. А улитки – нет, нездешние, с юга, из Юты. Палтус аляскинский, лосось тоже, я выбрал сезонный, который ловят всего 2–3 недели в году, именно сейчас и называют sockeye, что это значит – не знаю. Может отнерестившейся? Он краснее и суше того, что в Танином блюде seafood celebration (на продолговатой тарелке три вида рыбы по-разному приготовленной – лосось, палтус и краб) с апельсиновым соусом и какой-то кашей типа манки. Но главное открытие – улитки. Специальная тарелка с углублениями, в них дюжина улиток без скорлупы в масле, с чесноком и красным перцем – паприка. Отдельно к ним подаются тарталетки, маленькой ложечкой достал улитку из углубления, вложил в тарталетку и съел. Вкус – невозможно оторваться! Я не выдержал и попросил ещё одну порцию, мне её принесли почему-то уже в простой тарелке, но улитки от этого менее вкусными не стали. Самые лучшие рекомендации.
 

23.07.12 Стэнфорд и Силиконовая долина.
 

Насколько насыщенным был вчерашний день в Сан-Франциско, настолько скучной и неинтересной была поездка в Силиконовую долину. Гид у нас Слава – из Воронежа! Везде – свои люди! 12 лет назад перебрался сюда, сейчас ему уже за 60, соответственно уезжал в 50. В таком возрасте, по его собственным словам, менять место жительство весьма опасно, можно не найти себя. Ему, как и всем, кого мы встречали на своём пути, жить в Америке нравится. Только он единственный из них, кто себя с американцами целиком не отождествляет. Всё время говорит «они». На большом и комфортном автомобиле Toyota Sienna отправляемся на экскурсию. По дороге повторно слушаем историю завоевания Калифорнии, которую вчера рассказывал Илья. Когда 13 штатов объединились и создали Америку 4.07.1776, в нынешней Калифорнии ещё и конь не валялся. Из Мексики пришли колонизаторы-испанцы, которые к этому времени уже пожили там лет этак 200–300, поэтому смешались с местными, и вот эта смесь и позарилась на север Америки. Но они понимали, что рано или поздно, нарождающееся государство придёт с запада на восток. Искали союзника. А с севера колонизация шла со стороны России, Аляска была русской, губернатором Аляски был граф Резанов. Он был послан в Японию с дипломатической миссией, но она провалилась, его просто не приняли, как не принимали никого, Японии тогда неинтересно было международное сотрудничество. Резанов попросил у царя право на командировку в Америку, и он ему разрешил. В результате в Сан-Франциско прибыла на судах «Юнона» и «Авось» делегация русских моряков. Мексиканцы благоволили к русским, они рассматривали их в роли некого щита поддержки от экспансии новой Америки. Отсюда история любви Кончиты, дочери мексиканского губернатора, и князя Резанова. Который умер в Красноярске, там ему памятник есть, если верить экскурсоводу Славе. К тому же русские тогда начали строить в Калифорнии Форт-Росс – русское поселение и кто знает, если бы хватило сил, и был бы правильный политмомент, чьи бы предки заселяли сейчас американский континент. Но грянула война 1812 года, России было не до Америки, Форт-Росс был брошен на самовыживание, русские разбрелись и ассимилировали с местными. Резанов умер, Аляску продали. А мексиканцы оказались в похожей ситуации, правительство их бросило, довольствия не было, и армия прозябала в нищете. За службу с солдатами расплачивались землёй, не самой лучшей. Только зачем она была нужна? Поэтому, когда с востока пришли американцы, сопротивления не было, мексиканцы охотно вступали в армию США, чтобы получить довольствие. Так, легко и просто, будущая супердержава получила эти земли. Америкой Сан-Франциско стало только в 1841 году.

Первый пункт – Стэнфордский университет. Был такой железнодорожный магнат Стэнфорд, а у него был сын, отправил его отец учиться в Париж, а он там умер от какой-то болезни. И решил отец все свои деньги вложить в строительство университета в США, с тем, чтобы было где юным американцам учиться. Университет большой, расположен на площади в 30 квадратных километров. Красивая пальмовая аллея на въезде, впереди за большой зелёной площадью – фасадное здание, за ним церковь, а вокруг – университетские здания с аудиториями. August Rodin, которого мы зовём Роден, был, оказывается, другом Стэнфорда, чем объясняется большое количество созданных им скульптур на территории университета. Все они стоят на открытом пространстве и, как не странно, их ещё не унесли в пункт приёма металлолома. А вот музей искусств закрыт по понедельникам, в аккурат в день нашего приезда. Как это нам знакомо! Слава долго, с повторами, извиняется за это, оправдываясь, что не он в этом виноват:

– Просто нам сказали провести такую экскурсию, вот мы её и проводим.

– Ладно, мы понимаем, что вы здесь ни при чём.

Ворота в ад посмотрели, другие скульптуры тоже. Причём в большей степени – в полном одиночестве, не считая газонокосильщика за обработкой газонов. Переехали на пятьсот метров, к главному входу, Слава, не найдя свободного места на стоянке остался в машине, а мы самостоятельно пошли посмотреть университет. Скульптурная группа Родена на входе, тихая и вполне симпатичная церковь, башня Гувера и немного учебных помещений на пути в поисках туалета. Можно спокойно заходить в учебные корпуса, никто ничего не спросит. На любом входе стоит большой монитор Apple с клавиатурой, можно найти интересующую информацию. На некоторых аудиториях есть надпись – не для посторонних, на нашем пути встретились классы для занятий живописью. Башня начала прошлого века, в ней расположен университетский музей, за небольшую плату можно подняться на смотровую площадку. Лифт старенький и медленный, нас сопровождает лифтёр, смотреть с площадки особенно нечего, а вот в музее я обнаружил оригинал благодарственного письма Максима Горького американским студентам. В музее много экспонатов, связанных с Рональдом Рейганом, он был почётным членом наблюдательного совета университета, особо отмечен его вклад в развал Советского Союза и борьбу с коммунизмом. На этом наше знакомство с американским образованием закончилось, мы едем в магазин Apple store по тенистым улицам Palo Alto – полуялты, как называл это место Керенский, 20 лет после своего знаменитого бегства из России проработавший в Стэнфорде. Слава добавляет – есть ещё East Palo Alto, полная противоположность Palo Alto, город «шахтёров» (пора и мне соблюдать политкорректность) в котором процветает преступность, нищета, убийства. Как считает Слава, это результат приватного сговора власти и преступности. Если только они сунуться в благополучный Palo Alto, власть тут же схватит основных авторитетов. Слава, как и все остальные русские американцы, уже обогатил свою речь американизмами – послушайте, гайз! – самое повторяемое в его репертуаре. Посещение Apple store заняло примерно 5 минут, а что там делать? – цены везде одинаковы. Дальше едем посмотреть на головной офис Google, выехали на 101 дорогу и свернули тут же с неё – вот и Google. C одной стороны – выжженные солнцем поля, а с другой – 4-х этажные кирпичные корпуса главного поисковика в Сети. Вышли, прошли между ними, зашли на выставку молодых талантов, среди которых я углядел в основном представителей США, потом Индии, ну и на сдачу Украина и Зимбабве. В корпуса попасть нельзя, но на открытой территории есть всякие места для релаксации – шезлонги в окружении живой (органической, конечно!) природы. Здесь, наверное, должны отдыхать после кибератаки на конкурентов, молодые и подающие надежды программисты. Двигаемся дальше, следующий пункт – головной офис Apple, с нескольких попыток, вместе с GPS мы нашли его. Тоже ничем не выдающаяся постройка, сбоку от проходной расположен магазин сувениров – не продукция Apple, а рабочая сувенирка – футболки, поло, куртки со знаменитой символикой Apple.Слава говорит, что бывают клиенты, которые так влюблены в бренд, что готовы просто приехать для того, чтобы прислониться к стене. Катя, чтобы отметиться, купила футболку со знаменитой символикой. Что дальше? Yahoo и Intel пропускаем, едем в центр НАСА и оттуда сразу обратно. ОК, гайззз! Центр НАСА – это серьёзное учреждение, занимающееся подготовкой космических программ. Попасть туда нельзя конечно, а перед входом – небольшой ангар-магазин, который тоже закрыт по понедельникам. Так! Всё! Едем в Сан-Франциско!

Слава:

– Вы меня поймите, я не виноват, это для Вас запросили такую экскурсию.

– Да! Я понимаю, Я знаю, кто предложил нам эту экскурсию.

По дороге обратно я не выдержал и спросил:

– Слава! А Вы давно водите машину?

– Вам не нравится моя манера вождения?

– Не то, что не нравится, на моём веку Вы – третий, кто так её водит.
Дело в том, что Слава управляет автомобилем, постоянно нажимая и отпуская педаль газа, поэтому всё время ощущается лёгкое ускорение, торможение, ускорение, торможение, толчки небольшие. Я помню, так ездил Сухарев Игорь и кто-то ещё, и вот Слава теперь. Некоторое время после моего вопроса Слава старается контролировать себя и едет, как все, но через полчаса вернулся к своему обычному стилю.

Славу не покидает чувство вины перед нами, он в который раз начинает оправдываться. В качестве лёгкой компенсации нанесённого ущерба предлагает завезти нас на смотровую площадку у моста Bay bridge. Всего мостов, соединяющих разные части большого залива – пять. В Сан-Франциско выходят два – Golden Gate и Bay bridge. На самом деле Bay никак не менее сложный в инженерном смысле, чем его знаменитый на весь мир коллега. Маркетинг. A Bay, ко всему прочему, тоже вантовый, и намного длиннее Golden Gate – что-то около семи миль, если я не ошибаюсь. Кстати о милях – Слава, да и все остальные русские американцы, встреченные на нашем пути, говорят майлы на американский манер. Но всё остальное они говорят на русском! «Нам ещё двадцать майлов осталось».

Посредине мост ложится на остров Treasure, он был намыт для военных целей, а сейчас здесь прогулочное место и дачи. Вид действительно отличный, Сан-Франциско так расположен, что есть множество точек, с которых город открывается в самом замечательном виде. Мост Bay bridge так устроен, что по одному уровню машины едут в одну сторону, а по другому – в обратную. Из города выезжаешь по нижней эстакаде, как по туннелю, зато обратно – всё прекрасно видно вокруг. Часть моста реконструируется, строится новое полотно для движения взамен пострадавшего от землетрясения 1989 года. На обратном пути въезжаем в downtown, Слава делает короткую экскурсию – башня Transamerica-Pyramid, своеобразный высотный символ города (как башня с антеннами в Чикаго и до 2001 года башни-близнецы в Нью-Йорке, своеобразная подсказка, когда видишь массив небоскрёбов – Это – NY, это – Сан-Франциско, это – Чикаго), отель Fairmont, здесь разрабатывался устав ООН, а вот здание морвокзала и знаменитые пирсы, среди которых главный – пирс 39. Здесь мы и простились, пообещав зла друг на друга не держать. На прощание Слава сказал, что лично ему среди огромного разнообразия ресторанов на пирсе, нравится Bubba Gamp. Не мудрствуя лукаво мы туда и отправились. 39-ый пирс представляет из себя площадку длиной 200–300 метров, в два уровня, застроенную ресторанами и магазинами.

«Бубба Гамп» – типично американский ресторан, заказал жгучих креветок и краба. Шум и гам, на ТВ крутят Forrest Gamp, а на столе – перекидные таблички «Run Forrest, run» и «Stop Forrest, stop» для управления действиями официанта, на манер красного и зелёного круга в нью-йоркском «Плата форма». Креветки приносят в алюминиевой кастрюле, в сопровождении кетчупа и острого соуса, для очисток дают тарелки с салфетками, стилизованными под обрывок газеты. Смотрится в стиле советского пивбара середины 70-х годов. Увидел официантку с культяшкой вместо руки, а носить приходится тяжести, но, видимо, удовольствие быть нужной пересиливает физическую немощь. По отношению к инвалидам Америка даст сто очков вперёд России, да и не только Америка, Спрашивается, почему у нас на улицах не видно инвалидов, их нет у нас, что ли? Есть, конечно, просто условий нет. Поэтому и сидят по домам.

Катя с Женей ушли раньше, а мы доели и пошли посмотреть на морских львов. Они сюда слиняли после землетрясения 1989 года, было более 300 особей, но сейчас основная масса переместилась поближе к Мексике, а небольшая колония осталась до сих пор. К вечеру заметно похолодало, и мы лёгкой трусцой по набережной добежали до гостиницы. Сам не понимаю, как я просмотрел оплошность в нашем расписании. Ни к чему было из двух дней в Сан-Франциско один тратить на Силиконовую долину. Гораздо лучше было провести его, прогуливаясь по городу.
 

24.07.12 По Америке за рулём. В Соному.
 

Наконец я нашёл себя на завтраках в Blue Mermaid – омлет с крабовым мясом.

Собрали вещи и пошёл за машиной, пункт аренды находится прямо за нашим отелем. Выдали большой белый внедорожник под названием Chevrolet traverse. Такой весь американский. С навесным навигатором Hertz. Ввёл в память маршрут до Сономы и подъехал к входу в гостиницу. Взяли чемоданы, сумки, загрузили в машину. Объём багажника отлично подходит под объём нашего багажа, при сложенном третьем ряде сидений. Выехали. Навигатор продолжает безуспешно искать спутники, пока не поздно вернулся в офис Hertz, объяснил проблему, пообещали разобраться – отправили на третий этаж автостоянки. Заехал, никого нет, постоял, оставил семью в машине, а сам пошёл вниз, сотрудницы, как ни в чём не бывало, продолжают принимать посетителей. А я? Задал недоумённый вопрос, в ответ, что-то типа того – ну видишь, мы работаем. Слегка подрегулировал громкость и повторил вопрос. Стала звонить кому-то, через несколько минут появился мужичок служивый с ключами от другой машины. Никто ни в чём не разбирается, не ищет спутники навигатор – надо поменять машину. Если пепельница заедает – решение, скорее всего, будет таким же. Когда мне переписывали квитанцию к контракту, служащая показала мне – видите кредит в 35$? Это наша компенсация Вам за время ожидания и потраченные нервы. Это – Америка! Всё продаётся и покупается. У Вас отрицательные эмоции? Сколько это стоит? Получите и забудьте про Ваши эмоции, всё оплачено!

Буквально напротив нас на стояке стоит другой автомобиль – красный GMC Acadia. Лучший автомобиль для американских дорог. Тяжёлый, плавный, большой. Является клоном Chevrolet traverse, но укомплектован богаче, есть люк и видеомонитор для пассажиров заднего ряда.

Хотел перед отъездом проехать через центр, благо навигатор не даст заблудиться, но провозились с получением машины и сразу отправились на выезд, в Соному. Главная дорога Калифорнии и всего западного побережья – национальный хайвей №101, она протянулась с севера на юг, от Канады до Мексики. Переезжаем по мосту Golden gate, двигаемся по 101-й дороге, потом сворачиваем на местные хайвеи и через полтора часа достигаем места назначения. Fairmont Sonoma – загородная гостиница для безделья и винопития, находится на краю небольшого городка Сонома, столицы одноимённой долины, в которой расположены многочисленные виноградники. Центральное здание отеля – мазанка светло-розового цвета. Вроде бы достаточно большое двухэтажное здание, но ощущение картонной декорации. Иду по широкому коридору, смотрю на грубовато заштукатуренные стены, не выдержал, подошёл и постучал по стене – а в ответ – гулкая пустота. Создаётся впечатление, что дома ненастоящие. Особенно остро это почувствовал после посещения Universal studios в Лос-Анджелесе, где воздвигнуты целые улицы из фасадов домов, за которыми – пустота. И реальное жильё тоже создаёт впечатление ненастоящего.

У детей большой номер с камином в одном корпусе, а у нас номер поменьше в центральной части. Сложно было найти комнату с двумя отдельными кроватями. Большой зал ресепшн в полумраке, на столах лежат большие пирамиды – из зеленых яблок и лимонов, отчего от гостиницы сильно пахнет яблоками. Яблоки к вечеру разбирают, а вот желающих поглодать лимон не обнаружилось. При гостинице имеется ресторан «Санте» с мишленовской звездой, но поесть можно и в более демократичном «Big3», хоть и находится он как бы за воротами, на деревенской дороге. Кормят неплохо, обслуживают быстро, очередной crab cake оказался вполне достойным, хоть и не столь изысканным, как в Mccormick & Culetos. C полпятого до полшестого в гостинице проходит бесплатная дегустация вина, надо поторапливаться, чуть опоздаешь и останешься с носом. Проводят дегустации винодельни, каждый день разные. Вино разливает пожилая американка и молодая русская девушка. Услышала родную речь, обрадовалась. Спросила о наших планах, я ответил, что следующим пунктом нашего путешествия значится путешествие по дороге номер 1.

– Ой! А я, сколько здесь живу, ни разу там не была. Все говорят, что дорога очень красивая, а мне всё некогда выбраться.

Бассейн с минеральной водой, редкость в этих местах, поплавали с Женей. После сытного обеда на ужин – только зелёные яблоки, те самые, из интерьера, а спать легли – ещё десяти не было.
 

25.07.12 Сонома
 

Завтрак там же, яичница с крабами и тарелка с лесной ягодой. Бывает у меня так – хочется всё время занять, а его не хватает. Составляю программу, каждое действие впритык, и бегаю потом от одного к другому.

Велосипед, поездка по винодельням, спа процедуры, бассейн, дегустация и ужин в Мишленовском ресторане «Санте».
Решили с Женей покататься на велосипедах по окрестностям, велосипеды платные, заполнили бланк, нам дали код замка, 2012 – маршрут поездки на карте показала консьерж, попутно сделав комплимент моему английскому. В ответ я объяснил, что должность у меня – директорская, поэтому говорить я по-всякому могу лучше, чем слушать. Так и с английским, говорю то я неплохо, а вот понять что мне сказали в ответ… Девушка искренне рассмеялась и пересказала историю коллеге.
По главной дороге направо, через милю-другую на светофоре у Макдональдса налево, по тенистым городским улочкам прямо, часть пути прошла по специальной велосипедной дорожке, город проехали, едем среди виноградников, подъём в гору, ещё и ещё, пока не уперлись в тупик. Где-то я сбился, но правильную дорогу вижу, она ниже нас. Только добраться на неё можно через частную винодельню. Нашли калитку, открыли и поехали, с ветерком под горку. Никто нам замечания не сделал, тем более туда возят на автобусе туристов, а выезд вниз, с небольшим уклоном, позволяет разогнаться до очень высокой скорости, велосипеды комфортные, с амортизатором и большим набором скоростей. Перейдя на спокойный темп, едем по городским улочкам, я изучаю дома американские. Кое-где с невысокой оградой, чаще – без, дома одноэтажные и двухэтажные, часто облицованные сайдингом, с красивым газоном и цветниками перед домом. Строение городка копирует Манхэттен – 5-я, 7-я авеню, Бродвей…, так же будут устроены и другие города на маршруте. Получил от прогулки большое удовольствие, я – сторонник изучения городов при помощи велосипеда. С одной стороны, возможностей по перемещению в 2–3 раза больше, чем у пешехода, а с другой стороны нет препятствия в виде загрязнённого окна автомобиля. Вернулись. Оставляя велосипед, перекинулся парой фраз с канадкой средних лет.

Вы откуда, а Вы? Куда едете? А Вы куда?

Я побежал принять душ перед экскурсией, Женя ушёл в свой номер, но потом самостоятельно съездил на велосипеде в Макдональдс.

Какой смыл ехать на дегустацию вина за рулём? Поэтому я заранее заказал водителя. Им оказался невысокий мужчина лет 35 по имени Сильвано. «Итальянец?» «Si!!!» Взял в жены местную бразильянку с тремя детьми, а раньше была подруга из России, на лыжном курорте в Италии познакомились, поэтому: «Привет! Как дела?».

Первая винодельня – Benziger,виноградники расположены террасами на склоне холма, вино хорошее, только не с первого раза. Попробовал совиньон, говорю – не в моём вкусе.

– А какой вкус тебе нравится?

– Как у новозеландских вин.

Дал ещё одно попробовать, другое дело! Взял с собой в Москву и Кате маленькую бутылку порто. Дегустации везде платные, 10–15$, в некоторых местах при покупке вина стоимость дегустации возвращают.

Следующая винодельня Deer valley имеет подвалы, расположенные прямо в пещере, в скале. В глубине скалы дегустационный зал, попробовали несколько сортов красного, мне понравился только самое дорогое вино – DRX, но брать не стал – жаба задушила.

Ledson vinery – винодельня с замком среди виноградников. Замок, понятно, картонный, с нарисованными на фасаде кирпичиками, зато здесь есть буфет, где можно заказать сэндвичи. Правда глоток совиньона в пластиковом стакане стоит 8 баксов, а стаканчик ещё и течёт при этом…

Виноградники следуют друг за другом вдоль дороги, которая рассекает долину. Сильвано завёз нас в винодельню St. Gean (произносят «Сен Джин» на американский манер), но там в дегустационной оказалось много народу и мы решили не тратить время на ожидание.

Спрашиваю Сильвано – а какое хозяйство ты считаешь самым интересным?

– Лично мне нравится вино B.R.Cohn.

– Так давай туда и поедем.

На входе перед дегустационным павильоном над землей парят разные смешные машинки. Сделаны вручную из железа, раз в пять меньше натуральной величины, они висят в воздухе на металлических штангах. А за рулём всякие усатые дядьки, необычно!

Такой же усатый, серьёзный дядька попался нам на дегустации. По интуитивным ощущениям он и есть хозяин винодельни. После дегустации белых и красных сортов в Москву отправились три бутылки – совиньон, шардоне и зинфандель. Действительно, в последнем месте мне вина показались наиболее интересными. По соседству с вином лавка местных продуктов. Прельстившись внешним видом, купил колбаску салями. Забыл, что не в Италии?! Из-за прижимистости местных виноделов в отель вернулись трезвыми, я отправился на массаж. Денег он стоит немало – более 200$ за 90 минут, это ещё со скидкой мне, как обладателю карты Fairmont president club! Перед процедурой мне предлагают подписать чек, а в нём, как обычно, пустая строчка – gratuity. Где логика? Как я могу определить – понравилось мне обслуживание или нет, если услуга ещё не оказана? Поставил пробел в графу «чаевые» и пошёл на процедуру. Массажисткой оказалась бодрая и жизнерадостная американка лет 60. Поболтали с ней о том, о сём, она в очередной раз похвалила мой английский, а под конец ещё и комплимент сделала – «хорошему человеку массаж делаю с удовольствием». А я чаевых не вписал! На последок спросила у меня, а как на русском будет «твени» (twenty то бишь).

– Двадцать.

– Дасат, васат, давсат.

Так и не получилась у неё с двадцатью, а вот «до звидания» как по маслу прошло.

Дальше опять бегом, переодеваться и на ужин. Свечи, парадно одетые соседи по столам, учтивые официанты – понтово и дорого. 585$ за четверых, и ещё графа для чаевых! Я понял, что высокая кухня с всякими там тонкими сочетаниями и завитушками в тарелке меня не очень впечатляет. Другое дело – дюжина улиток в масле с чесночком!
 

26.07.12 В Монтерей
 

Поехали, по дороге решили заехать в Outlet. Где и потратили около трёх часов, пополнив свои чемоданы новыми тряпками. Оттуда старт в Монтерей, часа три дороги,101-й конечно, только в обратном направлении. Не доезжая Сан-Франциско свернули на противоположную сторону залива, дорога с пятиполосным движением в одну сторону, но машин так много, что все полосы заполнены. Поток движется с регулярной скоростью, но часто затормаживается, ползёт, потом снова разгоняется. Ещё Илья сделал нам пояснение – в Калифорнии, с тем, чтобы стимулировать поездки на работу количеством людей в машине более одного, крайние левые полосы отвели специально для автомобилей, в который едет два и более человека. Или три и более, местами. Назвали их carpool. А если ты решил поехать по этой полосе в одиночку – заплати штраф, я видел цифру 381$. А нас-то в машине четверо! Только вот как-то ощутимого преимущества мы не получили – поток машин в левом ряду почти такой же. Я видел знак, указывающий время работы ограничения, вполне возможно, что во время проезда нами этого участка правило не действовало. За всё время поездки по Калифорнии мне не попалось ни одного платного участка, в отличие от поездок на восточном побережье. Я спросил у Ильи:

– Вы знаете, что значит turnpike?

– Нет, – ответил он.

Помните? На восточном побережье это самое распространённое слово на дорожных указателях. Я знаю, что проезд по мостам платный, но только в одну сторону, при возвращении в город. У нас как раз так вышло, что из города мы выехали по мосту, а на обратном пути объехали его. На хайвеях нет мест для остановки. Нет ни стоянок, ни мест для еды, ни заправочных станций. Если надо, съезжай на другую дорогу, там останавливайся, ешь, заправляйся.

Как я проникся уважением к нашему автомобилю! У меня даже произошла переоценка ценностей. Раньше считал американские машины тупыми, неповоротливыми и с непомерным аппетитом. Это смотря где и как на них ездить! Если в Америке по хайвеям – лучше машину не найти! Трогается медленно и спокойно, в полной уверенности в своём превосходстве над остальным миром, не едет, а плывёт над дорогой, как хорошая океанская яхта, не любит суетиться, если и поворачивает, то плавно. Попробовал посучить ногой на педали газа, это привело машину в глубокий ступор. Автомат разволновался и начал делать разные неправильные действия, пытаясь включить явно неподходящую передачу. На хайвеях не суетятся! А спокойно перемещаются из точки А в точку Б! И точка!)))

А про аппетит ничего сказать не могу, высчитать расход топлива очень сложно. Скорость измеряется в милях в час, а емкость бака в галлонах. Пойди тут разбери. Знаю только, что бак у нашего внедорожника рассчитан примерно на 19 галлонов. Этого нам как раз хватило добраться до Монтерея.

Обогнули залив, а он – значительных размеров, как я уже говорил. На противоположном берегу виден силуэт Сан-Франциско, вокруг дороги – индустриальный пейзаж, но далее меняется на типичный ландшафт Калифорнии – поля песчаного цвета с холмами и небольшими островками зелени. В какой-то момент, через вентиляцию в нос ударил сильный чесночный запах, это мы проезжаем город Gilroy, известный своими оутлетами и плантациями чеснока! Ближе к Монтерею и побережью зелёного цвета стало значительно больше – по обе стороны дороги возделывают овощи. Дорога приближается к океану, и мы въезжаем в город. Навигатор заботливо привёл нас в гостиницу Monterey Plaza, а на подъезде к ней я увидел огороженную территорию с надписью «языковый центр». Как я прочитал в журнале – это школа ЦРУ по изучению иностранных языков, специализирующаяся на русском. Угадайте, с какой целью?

Быстро покидали вещи в номера, успев глянуть из окна на залив, и поехали по 17-мильной дороге. Это развлечение такое. Между городами Монтерей и Кармель есть обычная дорога, соединяющая их по прямой, а есть в обход по краю мыса, она платная, проезд стоит 10$, и люди приезжают сюда ради открывающихся видов. К вечеру солнце спряталось за облаками, может быть, это и к лучшему. Пейзаж – сосны и камень, часть стволов деревьев высушены, имеют серый серебристый цвет, который как нельзя лучше гармонирует с серыми камнями и холодными океанскими водами. Форма деревьев является следствием их вечной борьбы с океанскими ветрами, линии ветвей горизонтальны, под острым углом к стволу, которые наклоняются, сопротивляясь ветру. Чуть в глубине, среди сосен, видны виллы. Дорогие и очень дорогие, других здесь быть не может. Но в пейзаж вписаны хорошо, никакой пестроты, простые аккуратные формы. Хотел вернуться обратно по короткой дороге, но заплутал и вернулся так же, как и приехал.

Бак на ноле, на дороге заправок нет, а в городе – пожалуйста, полно. Полный бак стоит примерно 70 $, соответственно галлон бензина попроще, 87-го по местной классификации, 3,40$. В Лос-Анджелесе такой же бензин стоит уже 4$.
Ужинать отправились в ресторан при гостинице. Он большой и вполне демократичный, столы накрыты прямо у окон с видом на океан, да и сам отель буквально стоит на воде на сваях. По прежнему налегаю на морепродукты, пользуясь близостью к океану. На этот раз angry shrimps, злобные креветки по-нашему. Никакие они не злобные, вполне добродушные, просто к ним соус острый полагается. Острый и вкусный! Запиваем вполне достойным вином Cakebread (хлебный пирог в переводе), в который раз хотел попробовать гавайскую рыбу ахи ахи, но она приготавливается в панировке, а я этого не люблю.

Ужин закончился, принесли счёт, как обычно я указал своё фамилию, № комнаты, дописал чаевые и оставил на столе. Только поднялся в номер – звонок из ресторана.

– Мистер Фокичев, у Вас нет депозита, не могли бы Вы спуститься обратно и заплатить за ужин?

– А я могу оплатить завтра, при выезде из отеля?

– Нет, извините, это нужно сделать сейчас.

Чертыхаясь спустился, заплатил, уже без чаевых из вредности.

Поясню ситуацию. В Америке, при заселении в гостиницу, с Вашей банковской карты удерживают некую сумму на депозит, с тем, чтобы иметь гарантию оплаты дополнительных услуг. В нашем случае брали по 1 000$ за номер, то есть 2 000$ за наш и детский. Возвращаются деньги не сразу, а спустя месяц. В течение поездки мы останавливаемся в 6 отелях, соответственно, к концу у меня на картах будет заморожено 12 000$. Плюс к тому в Нью-Йорке повторно сняли оплату за номера – 3 000$. Суммы немаленькие и, если на картах нет значительных остатков, можно остаться без копейки в кармане. Поэтому я, наученный Татьяной Саловой из агентства, спрашиваю в гостиницах – а можно заплатить наличными. Иногда говорят – нет, а иногда разрешают. Причём сумма наличного депозита намного меньше, здесь, в Monterey Plaza, с меня взяли всего 200$. Но обратной стороной медали оказалась ситуация с оплатой ужина в ресторане. Будьте бдительны!
 

27.07.12 Дорога номер 1
 

Утром немного поездили по Монтерею, точнее по ближней к морю улице. Из информации в гостинице я понял, что эти места связаны с личностью Джона Стейнбека, известного американского писателя. Прямо около нас, на cannery row, находится бывшая консервная фабрика, а сейчас здесь сувенирные лавочки и туристические магазины. Я попросил Катю купить банку сардин на память, стоять негде, высадили Катю, проехали до конца улицы и развернулись. Вернулась – нет здесь сардин, фабрику закрыли и сардин не стало. Жаль. Выехали и заехали в Кармель, но не останавливались, только на выезде, у церкви. Что там смотреть после Италии? Дорога вдоль побережья красивая, масса смотровых площадок, едем на высоте 60–150 м от воды, скалы, осколки скал в воде. Огромное количество Ford Mustang и Chevrolet Camaro, как нигде, в абсолютном большинстве - кабриолеты. Катя прочитала из письма подруги, она пишет, что голубая мечта любого американца – проехать по Калифорнии на кабриолете Ford Mustang. И вот мечты исполняются!

Путешествуем мы под старый добрый рок, американский и не только. По радио передают много хорошей музыки. Отдельно есть станции для музыки 60-х годов, отдельно – для 70-х, 80-х, рок, джаз, блюз. Всегда знаешь, что слушаешь – на экранчике радиоприёмника ползёт название композиции и исполнитель. Станции, обозначаемые XM 1,2,3,4… имеют высокое качество звука и работают без помех, если волна уходит, то вместо шума радио просто молчит. У нас настроена радиостанция Classic Vinyl – Маккартни, Пинк Флойд, Led Zeppelin и ещё масса добротного рока всех времен.
На обед остановились в ресторане с видом на океан под названием Люсиа. По всей длине в сторону побережья прилавок, вдоль которого можно сесть покушать, наслаждаясь открывшейся панорамой. Но все места заняты, мы сели за обычный стол, зато у нас есть зонт, чтобы спрятаться от палящего солнца. Я съел треску, к которой, по американской привычке, повар накидал ещё массу разной еды. Официант принёс счёт, где цветным маркером выделена строка с чаевыми. Их уже включили в счёт, 18%. Ещё могут быть 14 или 20%, надпись об этом присутствует на чеке. Видимо, официант сам определяет, насколько хорошо он сегодня обслужил гостей.

Едем дальше, дорога постепенно спустилась со скал на равнину, на очередной смотровой площадке наблюдаем неожиданное скопление людей. Здесь на лежбище расположились морские котики, точнее слоны. Они огромные! Лежат, плотно прижавшись друг к другу, иногда начинают своими ластами поднимать песчаную бурю и ругаться с соседом. На остановку в замке или в датской деревушке Солванг времени уже не остаётся, ближе к вечеру приезжаем в отель Bacara неподалёку от Санта Барбары. Оба номера заказаны с общей кроватью.

– А можно поменять один на twin?

– Можно.

Сначала посмотрим. За нами подъехал электромобиль, такой как в гольф-клубах и мы вместе с багажом поехали в свою виллу. Не совсем свою, в одной вилле номеров десять, не меньше. Посмотрели на кровать и сразу попросили поменять номер у детей.

– Хорошо, надо подождать немного.

Подождали часок, и пошли ужинать в ресторан «Бистро». Подождали, пока посадят, посадили на улице. Холодно – мы Вам придвинем грелку, не придвинули. Но принесли холодной воды. Подождали, ещё воды предложили, нам бы вина, но просьбу изложить некому, все сосредоточено снуют мимо нас. Холодно, пересели в помещение. Подождали. Ещё раз предложили воды. Нам бы еды и вина. Белого, вот этого. Приносит вино, с такой же этикеткой, красного. Белого, такого же! Через некоторое время выяснилось, что такого нет. Хорошо(запятая) тогда другого белого, вот такого. Через время ожидания – и такого нет. Мы сидим в ожидании обслуживания уже около часа. Позовите менеджера. Приходят вдвоём, менеджер, похоже, прячется за спиной официанта – мексиканца. Но мы Вам дадим другое – бесплатно. Помните? Вам что-то не нравится? Вот Вам деньги за это, больше Вам не может что-то не нравится.

Ладно. Ещё время ожидания и нам начинают приносить еду. У меня такое блюдо – большие моллюски в раковинах сварены вместе с сосисками, ветчиной и картошкой. Картошка сильно недоварена. Справедливости ради, кусок тушеного мяса как основное блюдо, возлежащий на пюре из морковки, был вполне сносным, только зачем здесь пюре? Уходя, я строго сказал официанту – чаевых не получишь из-за плохого обслуживания. Он покорно кивнул, но тут же, за моей спиной, пошёл жаловаться на нас другой официантке.

Вернулись в наш номер, детский до сих пор не готов, я названиваю на ресепшн – сейчас, сейчас, не волнуйтесь! Настроение ужином уже подпорчено, а тут – следующая проблема с обслуживанием. Ещё час ожидания, и, наконец, примерно в 11 вечера Катя и Женя обрели возможность заселиться.
 

28.07.12 Бакара. День ничего неделанья.
 

Очередь на завтрак, других сажают, а мы стоим, ждём. Всё то же «Бистро». Главное, не дать волю эмоциям и не начать скандалить. Тем более мальчик-ботаник в очках и в пиджаке на два размера больше на стойке ask to be seated, наверное, ни в чём не виноват. После завтрака найти свободные лежаки у бассейна весьма проблематично - все места заняты, подозрительно свободные лежаки есть на верхнем уровне у второго бассейна. Но бассейн не работает, купаться можно только в одном. Все зоны вокруг бассейна разделены железными заборами и калитками с замками, сейчас открыты, но всегда можно закрыть. Никуда не едем, валяемся, я книжку почитал, «Зелёный шатер» Улицкой, которую начал читать в Южной Америке, а заканчиваю в Северной.

На закате сходили на море. Солнце буквально лежит над узкой полосой пляжа. Ногами походил по воде, ну прохладная, но не такая уж совсем холодная, при желании можно быстро искупаться. Под ногами встречаются крабики и ракушки, на ярком заходящем солнце над водой поднимается небольшая дымка – простор для творчества фотохудожника! Наши результаты ещё не отсматривал, будет что-то достойное – обязательно сюда вставлю. (КАТЯ, фото с пляжа)

Вечером в Бистро не пошли, чтобы не портить настроение, а заказали еду в номер. Тем более, там у нас есть газовый камин, можно включить и погреться, с наступлением темноты становится прохладно.
 

29.07.12 В Лос-Анджелес.
 

Уезжаем из Бакары. Уже расплатился и решил изучить выписку из счёта. Подозрительно большая сумма за ланч у бассейна – 296$! Вернулся к стойке, попросил распечатать подробно, оказалось, что в счёт включили пользование cabana – 150$, плюс 18% за пользование бассейном. За что? Кто сказал нам, что посидеть на лежаке стоит 150$? Надо пояснить: я обратил внимание, что вокруг второго бассейна сделаны такие… бунгало, что-ли. Отгороженная площадка с шезлонгами, столом, холодильником, телевизором, возможно и туалетом, выходящая прямо к бассейну. Называется cabana. Я нигде не видел указание о стоимости использования, но можно было предположить, что это стоит дополнительные деньги. А шезлонги, на которые сели мы, стояли этажом выше бассейна, и ничего вокруг не указывало на их уникальность.

ОК! Мы исключим эту сумму из счёта. А проценты за пользование бассейном? Почему я на завтрак вместе с чаевыми написал в счёте 84 $, а при выписке фигурирует 104$? Но этот вопрос уже остался без ответа. Меня настолько поразило отвратительное обслуживание в этой гостинице, что я впервые решил оставить свой отзыв в интернете. Выбрал сайт Tripadvisor и рассказал, как нас обслуживали в Bistro. Сразу за мной появился ещё один гневный отклик: американцы, которые приезжали в Бакару 12 лет назад на помолвку, поражены ужасающим обслуживанием. Это значит, что субъективность здесь не при чём. А через какое-то время появился ответ менеджера отеля – мы глубоко разочарованы, что вы разочарованы, но наш отель неоднократно получал награды за качество обслуживание, мы обязательно примем меры… Отписка.

По 101-й дороге продолжаем наш путь к Лос-Анджелесу. По дороге заехал посмотреть американский гипермаркет, нам попался Target – много одежды, электроника, велосипеды, всё что хочешь. Продукты занимают не более 25% площади. Всё упаковано, много замороженных полуфабрикатов, таких прилавков с нарезкой как в Италии, нет и в помине.
Ограничение скорости на хайвеях – 65 миль в час. Все едут 70–75. За это не останавливают. Но если весь поток разгоняется за 80, полицейский начинает метаться из ряда в ряд, замедляя поток. Если все едут со скоростью 80, ехать 65 нельзя – опасность, за это даже могут оштрафовать, так нам впоследствии рассказала Галина, наш будущий гид по Лос-Анджелесу. Хайвей рассекает весь город и пригороды, мы съезжаем по указателю на Hollywood бульвар, он совсем рядом с хайвеем, несколько минут и мы паркуемся у гостиницы. Гостиница снаружи сильно похожа на тюрьму, бледно песчаного цвета с окнами – решётками. А другая ассоциация – элеватор на юге. Зато историческая: постройка начала прошлого века, первая церемония вручения Оскара прошла здесь в 1929 году. Лифты пошкрябаны, один постоянно ломается, коврик в лифте всё время грязный. Два лобби: историческое на уровне Голливуд бульвара и нынешнее, с ресепшн и паркингом, со стороны Orange street. Детей поселили на 4-й этаж, нас – на 11-й. Номер большой, но как-то бестолково пустой. Над кроватью большая фотография Сида Баррета из Pink Floyd, сделанная лет этак 40 назад, он возлежит на капоте какого-то старого Кадиллака. Туалетная комната почему-то начинается с унитаза, вплотную стоящего к двери, а дальше по линейке – раковина, ванная, душ. И конечно, мелкая белая плитка, как и везде в Америке. Вода Fiji стоит за унитазом с надетым ярлыком – 10 $. Мы только что купили такую-же в гипермаркете Target за 3$ две штуки. Зато вид из наших окон в клеточку – на весь Лос-Анджелес. Он в основном низкий. Высокое и одинокое здание: «Что это?», – спросил я потом у Галины. «Storage – склад для хранения, туда можно отвезти вещи на время ремонта, или просто сохранить свой архив». Галина поясняет: «Я раньше не понимала, зачем американцы держат все официальные бумаги, накопившиеся за жизнь, налоговая проверяет только последние 5 лет, а сейчас и сама в гараже складываю всё, на всякий случай!».

Отправился сдавать машину, хотя я знал, что офис уже закрылся, но ящик для ключей должен быть! Пункт проката Хертц находится в двух милях от гостиницы на улице La Brea, которая начинается неподалёку от отеля и тянется через весь город на 20–30 миль. Но ящика для ключей нет, стоянка обнесена забором, придётся возвращаться обратно в гостиницу вместе с машиной. Сделал круг по городу (квадрат, точнее) и отдал автомобиль на valet parking при отеле. Оставить на ночь стоит 33$ в сутки. Паркингов вокруг Hollywood blvd – множество, и наверняка между ними высокая конкуренция. Я видел цены – около 10$ за сутки. Мелькнула мысль поставить на другой паркинг, тем более вот он, прямо на другой стороне улицы, но уж не стал скаредничать.

Спросил на ресепшн, где поесть морепродукты. Девушка отрекомендовала мне ресторан Hungry Cat на Vine street, распечатала мне из Google маршрут в картинках. Только я эти листочки в номере оставил. Но дорога простая, я её запомнил, по Hollywood blvd до пересечения с Vine street, а там ещё немного и будет по правой стороне. Прошагали по бульвару никак не меньше мили, повернули, идём, а ресторана всё нет. Спросил у местного жителя: «I never heard about it», но идущие навстречу ребята сказали: «Да – есть впереди» Идём дальше, ресторана всё нет, смеркается, какие-то личности появляются типа агрессивных нищих. Опять спросил у местного: «Двадцать лет здесь живу, а такого ресторана не знаю» Появилось ощущение, что мы его не найдём. Пошли обратно, местечко с несколькими ресторанами, в основном немецкими и, о чудо!, в глубине переулка углядел небольшую вывеску – Hungry Cat. Устрицы, как всегда мелкие и как всегда – свежие и вкусные! Из Вирджинии, с Лонг Айленда (из Нью-Йорка то бишь) и с Prince Edward Island, знакомой Доке территории по Алану, компаньону Саши Чуенко. Какое-то блюдо типа салата с обжаренным в кляре крабом было неплохим, только вкуса краба я там не ощутил. А Катя, похоже, именно здесь оставила свой телефон. Несмотря на то, что потом она звонила в ресторан, телефон не нашёлся. Это знак, папа – сказала Катя по дороге домой, сжимая в руках сумку с новеньким iPhone 4S.
 

30.07.12 Лос-Анджелес
 

С утра пораньше, в 8-30 отправился повторно сдавать машину, дети присоединились ко мне, чтобы позавтракать хот-догами в легендарной сосисочной Pink`s. Подъезжаем – открыто и ни одного человека, а вчера днём я проезжал и видел очередь на час, как минимум. Высадил Женю с Катей, берите сосиски, я сейчас сдам и к Вам присоединюсь.
Хертц через полмили от Pink`s, сдаю машину, в очереди передо мной пожилой американец получает машину. На вопрос о водительских правах он вытаскивает из кармана бумажную требуху и говорит: «Вот, жена в стиральной машине постирала». Парень глянул на бумажки, ничего не сказал, но машину выдал. А за мной три хасида выбирают внедорожник и всё норовят быстрее, а парень на стойке работает один. Они сунулись в кабинет к начальнику, нельзя ли как-нибудь побыстрее? Начальник вышел, посмотрел, говорит, ну постараемся. В это время у него в руках зазвонил телефон, как и везде в Америке, это iPhone, отвечает в трубку: «Подожди Серёжа, у меня тут небольшой вопрос». Сколько в мире людей говорит на русском?

Бегу к ребятам, переживаю, что они вынуждены ждать меня, но ждать надо всем нам до 9-30, открытия закусочной. Работница, которую я видел высаживая ребят, просто готовила заведение к открытию – чистила прилавки, мыла плиту, выкладывала булки и соусы. Пока есть свободное время, изучаю закусочную. Открыта в 1939 году, и знаменита своими посетителями, звёздами Голливуда, об этом мы прочитали с Катей в журнале «Мир» перед поездкой. Позади прилавка находится небольшое помещение для поедания хот-догов, с пластиковыми стульями и столами, а на стенах висят многочисленные фотографии знаменитых актёров во время посещения закусочной. Здесь и Клинт Иствуд, Брюс Виллис, Сильвестер Сталлоне, да кого только нет из прошлых и ныне здравствующих. Меню изобилует различными видами хот-догов, я выбрал очень просто – две сосиски в одной булке, ведь самый лучший хот-дог, по моему мнению, это голая сосиска! Катя присмотрела Chicago polish hot dog, а Женя решил остановить свой выбор на специальной модели, посвящённой проходящим с данный момент олимпийским играм в Лондоне. Хот дог украшен пятью олимпийскими кольцами обжаренного лука, только по поводу специального слукавили, я потом в чеке прочитал – Lord of the rings. Подготовка к открытию достигает апогея, из огромного пластикового мешка высыпаны булки, из десятилитровой банки налит в специальную ёмкость соус – пора начинать! К самому открытию подтянулись ещё человек десять, не мыслящие начала дня без сосиски в тесте. Первыми получаем свой заказ, сели – едим. Сижу думаю, я сам видел, как работница доставала булки, соус, сосиски из стандартной упаковки. А чем они тогда таким отличаются от тысяч других забегаловок? Маркетинг! Перекусил в компании со звездой! Ну, которая перед тобой сюда заходила. А почему перед тобой? Катя тихо говорит мне: «Обрати внимание на того дядьку в пошарпанных штанах и рубахе в клетку». Я обратил, только никаких выводов не сделал. На выходе Катя сказала – он очень похож на Стивена Спилберга. А что? Любят звёзды переодеваться, чтобы их на улице никто не узнавал.

Экскурсия начинается в десять часов, мы быстро запихали сосиски и стали ловить такси обратно в гостиницу. Как назло никого нет, но в левом ряду на поворот стоит такси, я приветственно машу ему рукой, но оно не отвечает. Постояв на светофоре несколько минут, наконец водитель делает знак рукой, переходите дорогу, я Вас там сейчас подберу. Таксистом оказался разговорчивый индиец. «Индия – Россия – дружба, только сейчас плохо – СССР был сильный, а Россия сейчас слабая. Жаль. США стали безраздельно командовать миром. Горбачёв молодец – да, кстати, я Вас взял, потому что никто не сажает, вообще то я на заказ еду, поэтому счётчик не включаю – с Вас 15$». Я в ответ: – да здесь ехать – на 7 $. Сошлись на десятке, а то что-то индийско-российская дружба дороговатой могла оказаться.

Уже десять часов утра, Таня спустилась, я отправился бегом в номер за фото. Гида зовут Галина. «Сколько лет, как уехали?», – «17». Это вопрос такой, который обычно задают здесь вместо привычного: «А сколько Вам лет?». И, так же могут стесняться ответа. «Два года девять месяцев», – ответил Алексей в Нью-Йорке, с точностью до месяца, как обычно говорят о возрасте ребёнка.

На Toyota Sienna предыдущего поколения по городу почти не выходя из машины – уж больно город велик. По фривеям большой Лос-Анджелес на максимальной скорости надо проезжать 5 часов, проживает 16 млн. человек. Основан в 1849, истории как таковой нет, вот её и создают. Некая женщина скупила земли, решила заняться сельским хозяйством, но без современных систем полива дела тут плохо шли, тогда она обратила свой взор на зарождающееся кино, которое здесь называют motion pictures. На привлекательных условиях стала продавать земли под киностудии, позвали режиссёров и сценаристов со всего мира. А вот актёров она недолюбливала, отсюда и пошла знаменитая фраза: «актёрам и собакам просьба не беспокоить!».

Так возникла крупнейшая киноимперия мира. Корпуса киностудий занимают целые кварталы, буквы Hollywood прямо над нами. Но сейчас едем в civic center. Лос-Анджелес не так богат небоскрёбами, как Нью-Йорк, потому что находиться в сейсмически опасной зоне, оттого их меньше и сами они не такие высокие. Деловой квартал, одна из стекляшек в которой расположен офис аудиторской компании Ernst&Young, перед ним памятник бизнесмену, мужчина в деловом костюме с портфелем, повернулся к нам задом и нагнулся лицом к зданию так, что оно ушло в стену. Галина – местные шутят, хорошо, что в West Hollywood его не поставили. West Hollywood – это квартал геев. Галина вообще с юмором, на вид лет шестидесяти, с крупным рыхловатым лицом, фамилия у неё Ростова и сама она из Ростова (сестру её, конечно, зовут Наташа). Она по-прежнему живёт в Ростове, как-то получила из налоговой уведомление на имя их давно умершего отца. Звонит Галине в Америку, рассказывает об этом. Та в ответ: «Ну ты сходи в налоговую, объясни, что он уже в мире ином». А сестра: «Что я пойду? Пусть сами у него спросят!»

Галина обращает моё внимание на массивное здание в стиле…, мы его назвали бы сталинский ампир, которое стоит без окон. В 1992 году было сильно повреждено землетрясением, но без ремонта стояло почти двадцать лет, ждали, чтобы устоялось, и вот только сейчас начали его восстанавливать. Галина: «Мне оно здание КГБ на Лубянке напоминает».
Staples arena, где прощались с Майклом Джексоном, огромный зал для массовых мероприятий, в том числе и спортивных, здесь проходят матчи хоккейные и баскетбольные, после баскетбольных у местных болельщиков-«шахтёров» есть традиция – сжечь полицейскую машину, полицейские не мешают совершить акт вандализма, потом сажают на сутки в участок несколько полных автобусов болельщиков, выходят они оттуда довольными, с чувством выполненного долга, и дело достойное сделали и за правду слегка пострадали.

В центре чисто, людей мало. Отсюда едем в знаменитый район Беверли Хиллс. Есть район Нижний Беверли Хиллс, это просто крутой и дорогой район для проживания, дома здесь стоят порядка пяти миллионов долларов. И есть суперкрутой район Верхний Беверли Хиллс, цены на недвижимость в котором начинаются с 50 миллионов долларов. Это такой своеобразный фильтр, чтобы всякие босяки с десяткой миллионов в кармане не лезли. Вот живёт, к примеру, Харрисон Форд в своём доме, захотел расшириться, прикупить ещё участок, а соседкой оказалась вредная старушенция, неизвестно как попавшая в этот город миллионеров. И ни в какую не хочет продавать ему свой участок за сумасшедшие деньги, наоборот, из вредности разводит всякую орущую живность – петухов, пеликанов, чтобы соседу спать спокойно не давали.
Среди роскошных вилл, утопающих в зелени, на улице стоит киоск, в котором соседка Гали продаёт карту района с указанием домов, где кинозвёзды проживают. Спрашиваю:

– А почему её отсюда не гонят?

– Так она место купила, на улице.

Интересно! Можно купить часть улицы и делать на ней, что угодно! Геи из квартала West Hollywood купили себе часть Sunset boulevard и устраивают себе там парады, сколько вздумается. США, страна – где всё покупается и продаётся.
Карта нам не понадобится, Галина знает, где проживают мировые знаменитости. Чем выше и плотнее зелень в живой изгороди, тем круче звезда, живущая за ней. У поместья Леонардо ди Каприо плотные кусты высотой в три этажа и полицейское авто с надписью «out of service», которое он себе купил для развлечения. Дом, который снимал Майкл Джексон через дорогу от дома Элвиса Пресли, где жила его дочь, одно время бывшая замужем за Майклом. Верхний Беверли Хиллз – очень благополучный район, последнее убийство в этом районе было в 1947 году, в собственном доме был убит некто Багси, известный воротила подпольного бизнеса. Многие дома так скрыты от посторонних глаз, что не видно даже крыши, а вот вилла известного бизнесмена Керка Керкоряна, владеющего половиной Лас-Вегаса, открыта взгляду любого желающего. Стареющих звёзд и миллионеров в этом районе более чем достаточно.

Из Беверли Хиллз переезжаем в Brentwood, тоже престижный район, но совсем другой, вместо узких улочек и буйной зелени здесь широкие авеню и богатые многоквартирные дома. Среди них затесалось небольшое кладбище, знаменитое своими покойниками, главная из которых – Мэрилин Монро. Ничем не примечательная стена, на ней надпись Marilyn Monroe, и годы жизни 1928–1962. Галина обмолвилась: «Замуровывают не урну, а гроб с телом покойного». Негигиенично как-то, или я снова ослышался?

Место слева от Мерлин не имеет надписи, но его уже купил знаменитый американский издатель Хью Хефнер. Сверху тоже место куплено неизвестным, за пять миллионов долларов. Всё покупается и продаётся… Среди других знаменитостей здесь похоронен большой друг Ленина, Брежнева и всего Советского Союза мультимиллионер Арманд Хаммер. Все помнят, что Центр Международной Торговли на Красной Пресне назывался Хаммеровским центром в честь человека, на чьи деньги он был построен? У него – небольшой склеп на лужайке ближе к выходу.

Выезжаем обратно, поворот налево через двойную сплошную. Словно оправдываясь, Галина говорит: «У нас выезд через сплошную не считается нарушением, так же как и поворот направо на красный свет светофора». Дальше едем в Санта-Монику, один из районов-городов большого Лос-Анджелеса. Все названия уже сидят в голове – Санта Барбара, Сансет бульвар, Санта Моника – всё благодаря фильмам, которые здесь снимаются. Вход в парк у побережья, ещё одна съёмочная площадка Forrest Gump. С красивой и ухоженной набережной, протянувшейся вдоль океана на некоторой высоте, открывается вид на бесконечную полосу песчаного пляжа. В воде буквально несколько человек насколько хватает взгляда, а пляж используется в качестве променада, для этого на нём сооружена деревянная дорожка, а всё остальное пространство представляет из себя сплошную волейбольную площадку. На дорожке происходит интенсивное движение велосипедистов, бегунов и пешеходов. Насколько им там комфортно вместе не берусь судить, не спускался.

Галина приняла активное участие в решении задач, которые стояли передо мной в поездке. Во время экскурсии мы заехали в магазин холодильников в надежде разыскать требуемую мне запчасть, но тщетно. А сейчас Галина предложила заехать в большой shopping mall для поиска загадочного и неуловимого Проактива.

На огромной автостоянке торгового центра паркуемся на самое удобное место у входа в комплекс, на нём красуется знак: «стоянка для инвалидов». Номер нашей машины обычный, на нём нет значка инвалидов, но в руках у Галины инвалидное удостоверение, спрашивать не стал, но похоже на халяву. В беседе она упомянула о постоянный походах в фитнес центр, как-то не очень увязывается с инвалидностью. Загадочный Проактив мы опять не нашли, а вот чемодан у ещё одного сторонника индийско-российской дружбы прикупили. Друг Горбачёва и всего российского народа предложил нам приобрести чемодан без налогов штата.

– Это как? – спрашиваю я.

– А вот так! Вы же из России, почему Вы должны платить налог? – уверенно вопрошает меня посол мира и дружбы.

Понятно стало, куда делся налог, когда индиец протянул мне чек – бумажка с закорючкой, сделанной его рукой. И это в приличном торговом центре, не в лавке какой-нибудь. А где же американская налоговая дисциплина?

Возвращаемся в гостиницу по Сансет бульвару, ехать довольно долго, около часа. Как это уже было в Сан-Франциско с Geary street, разные отрезки длинной улицы могут принадлежать разным социальным и этнокультурным слоям. Я уже упоминал кусок бульвара, принадлежащий геям. Каково было удивление, когда я увидел, что примерно на том же участке Sunset boulevard проживают русские эмигранты. Флаг сексуальных меньшинств соседствует с магазином Тройка!

Экскурсия нам понравилась – и показала много, мы точно сами не успели бы, и рассказала с иронией и юмором. С её слов я понял, что она проводит консультации московских агентств, пишет статьи для туристических журналов, а значит, есть что сказать. Поблагодарили и пообещали обращаться за её услугами в будущем.

Сегодня – день хот-догов, хотя при желании в Америке каждый день может быть днём фаст фуда. По приезду поели в гостиничном баре под названием 25 градусов, это что, максимальный градус в заведении? Нам крупно повезло, на часах – около четырёх после полудня, в баре с трёх до шести «счастливые часы» и мы можем купить хот дог за 5 баксов вместо девяти! Чем и воспользовались!)))

Подкрепившись, Таня и Катя отправились в огромный обувной магазин по соседству с нами на Сансет бульваре, а мы с Женей пошли в бассейн при гостинице. Он у нас непростой, а тусовочный, ведь как ни как в самом сердце Голливуда. За три дня там было две вечеринки. С улицы его не видно, со всех сторон закрыт зданиями, но из нашего номера с высоты весь бассейн просматривается. Публика соответствующая: девушки разной степени смешивания шоколада с молоком, конечно в обтягивающих шортах и чулках в крупную клетку, в надежде попасть в манящий мир кинозвёзд и успеха. Но это было вчера, в день приезда, а сейчас у бассейна течёт вполне гражданская жизнь. Искупались, обсохли и вернулись обратно. Я предпринял очередную попытку заказать деталь для своего американского холодильника в Андреевке. А это оказалось очень непросто, в интернете полно ресурсов, предлагающих запчасти для холодильников, в три из них я отправил по почте запрос с подробным описанием требуемой запчасти. Ни одного ответа не получил. Решил прибегнуть к помощи консьержа, объяснил ему суть проблемы, написал все нужные характеристики, посидел с ним некоторое время, пока он дозванивался. Только убедившись, что процесс пошёл, поднялся в номер. Несколько раз он звонил мне в номер, я спускался, уточнял детали, опять поднимался, опять спускался. Консьержа зовут Джастин, иногда его вопросы ставят меня в тупик.

– А для какого холодильника деталь?

– Для Maytag.

Бумагу со всеми характеристиками я оставил у него на столе, но она уже потерялась. Повторил и ещё раз написал. В нескольких интернет-магазинах отказали. Наконец положительный ответ. Надо спуститься и принести банковскую карту. Кубарем вниз, он даёт трубку, я диктую номер.

– Ок! На электронный адрес пришлём подтверждение, а посылку пришлём в гостиницу.

– Надо до среды, мы уезжаем.

– Постараемся.

– Можно срочную доставку?

– Да. Но это дороже.

– ОК! Готовы оплатить.

– ОК! Ждите.

Искать какое-то особое место для ужина лень, спросили в гостинице, где поблизости можно поесть.  The Grill on Hollywood boulevard, в торговом центре напротив нас. Перешли дорогу и сразу окунулись в толпу туристов и зевак, среди которых бродят ряженые киногерои Голливуда. Человек-паук, iron man, минни маус и прочая публика. Аллея звёзд под ногами, в натуральную величину она оказалось очень длинная, несколько километров по бульвару Голливуд на тротуарах с обеих сторон улицы. А небольшая площадь перед Dolby theatre, который ещё совсем недавно был кинотеатром Кодак, покрыта отпечатками рук, ног и других частей тела знаменитостей. Только это уже суперзвёзды, площадь небольшая, на всех места мало, бульвар намного больше «простых звёзд» вмещает.

А The Grill уже закрылся, напротив можно поесть в итальянском Trastevere. Попробуем понять разницу между американской итальянской и просто итальянской едой. Для эксперимента было выбрано моё самое любимое итальянское блюдо из пасты – спагетти алла вонголе. Радикального отличия в худшую сторону я не обнаружил, вонголе немного побольше, чеснока чуть поменьше, не такие сочные, но в целом соответствуют оригиналу. Выходим из ресторана в двенадцатом часу, спускаемся по галереям торгового центра, вдруг Катя кричит: «Вот автомат по продаже Проактива!» Всё, как положено, где мы его только не искали, а оказался он прямо у нас под носом. Чтобы купить надо прокатить карту. Прокатил, ввёл ПИН-код. Извините, мы не можем списать деньги за покупку. Ещё раз – результат тот же. Взял Танину карту, считал, ввёл ПИН. Результат тот же. Как? Вот, мы его нашли, а купить не можем?! Моя другая карта, прокатываю, ПИН. Картинка на экране изменилась. На этот раз надпись гласит: «Извините! Мы не можем Вам выписать сейчас квитанцию!». Всё! Завтра вернусь разбираться, сейчас слишком поздно. У самой площади с кинотеатром зазывалы приглашают посетить магазин «Всё по 10$», который ночью превращается в магазин «Всё по 5$». Катя пошла покупать бейсболки, а я отправился спать. В гостинице взглянул на оставленный телефон, смс из банка – 130 долларов снято, 130 долларов возвращено, ещё раз снято-возвращено, у Тани – снято-возвращено, а с последней операции – снято, и деньги пока не вернулось. Не балуйтесь по ночам с американскими автоматами!
 

31.07.12 Universal studios – мир грёз,

который так любят американцы.
 

Ну вот как это понимать, лечу опять во Владивосток!, уже писал дневники в этом городе, а в наушниках у меня звучит песня Aura Dione «America»!

Такси в Лос-Анджелесе в основном говорит на русском, а на лицо в основном армянское. Стоянка у гостиницы, лица таксистов уже успели примелькаться, нашего зовут Хоаким, свободно говорит на русском, привёз нас в Universal Studios, счётчик показывает 25$, я по местному обычаю добавляю 2$ чаевых, а он почему-то очень удивился! Странно!
Обратно вернулись по тому же маршруту с азиатом за 19$, причём ехали по пробкам. Обманул, или расстояние туда и обратно не совпадает?

На входе можно купить билеты разной категории: обычный и front line pass, 80 и 159 долларов соответственно. Но оно того стоит. Особенно чувство превосходства, когда ты проходишь быстрым шагом мимо огромной очереди, в которой надо на жаре томиться 70 минут (об этом сообщают специальные информационные табло) и сразу попадаешь на шоу. Галя посоветовала вчера – можно бесплатно обменять билет на годовой и получать скидки в магазинах на территории студии. Зашли в офис, там нам объяснили, что за годовой билет, дающий право посещать парк аттракционов каждый день в году, надо доплатить 15$, а скидки полагаются на VIP-pass, это ещё дороже, более двухсот долларов.

Начали с тура по студии на специальных автобусах-поездах с вагонами, ведущим и видеоэкранами. Толпа, море людей, движется на этот аукцион. Потоки формируются поручнями в ручейки, которые затекают на каждый ряд автобуса-поезда. В первом вагоне бодрый ведущий, голос которого транслируется через аудиосистему. Поехали.

Корпуса, где делается кино, похожи на корпуса обычной фабрики. Мы их видели в некоторых фильмах Голливуда о Голливуде.

Молодцы американцы, умеют из ничего деньги выколачивать. Помните стоимость входных билетов? Помножьте на толпы страждущих. А Мосфильм? Что, нет истории советского и русского кино? «Джентльмены удачи», «Бриллиантовая рука», «Операция «Ы», да сколько ещё? Не умеем пока.

А здесь автопоезд ползёт между заводскими корпусами, ведущий бодро вещает о том, что происходит за стенами корпусов фабрики грёз, на видеоэкранах появляются киноиллюстрации к его рассказу. Местами выстроены уличные декорации к фильмам, снимавшимся на студии, сдобренные различными эффектами. Самый сложный из них называется Кинг-конг в 3D, состав заезжает внутрь павильона и останавливается. Его начинают качать, с обеих сторон проецируются объёмные изображения, громадная обезьяна лупит динозавров, иногда задевая автобус, автобус качается, в нас дуют ветром и плюются водой. Вообще водой плюются повсюду в парке. Апофеозом по количеству вылитой воды является макет мексиканской деревни с мостом и ручьём. Подъезжаем, всё спокойно, ведущий объявляет: «Вот так в фильмах делают дождь». Над нами несколько форсунок распыляют воду вертикально вверх. «А так мы делаем наводнение», – продолжает ведущий. В это время сверху из-за поворота узкой деревенской дороги вырывается поток воды, моментально затопляя всё на своём пути. Вода в секунды подбирается прямо к порогу автобуса, брызгаясь и грозя затопить нас в один момент. Народ покрикивает. Конечно, в нужный момент поток стихает, и деревенька опять принимает безмятежный вид до следующего автобуса.

Городская площадь с мэрией и часами, на которой снималась знаменитая сцена перехода в прошлое в фильме «Обратно в будущее», машины из фильмов, например, из того же фильма, на которой безумный профессор передвигался во времени. Так себе железяка, страшненькая, как кино преображает людей и предметы!

Небольшое озеро, в котором живёт искусственная акула, довольно примитивная, а на берегу бензоколонка, вспыхивающая вполне реальным огнём. Аттракцион для нас, но на противоположном берегу идут вполне реальные съёмки, ведущий объясняет: «Берут интервью у артистов для какого-то документального проекта».

В завершение проезжаем по улице небольшого городка – съёмочная площадка для сериала «Отчаянные домохозяйки». Полная иллюзия реальности, но при этом понимаешь, это дома ненастоящие, в них нельзя жить. Хотя макеты сделаны в полном объёме, в отличие от тех, что мы видели в начале экскурсии, у них были только фасады, пару метров угловой стенки, а дальше ничего. Я провёл для себя некую параллель между этим искусственным миром кино и реальной Америкой, которая выглядит искусственно. Помните, дома нельзя строить из камня, только деревянные каркасы, на фасады которых можно нанести имитацию кирпича или камня. Может потому для американцев главным из искусств является кино, потому что оно так близко к их реально нереальной жизни?

Накатались на паровозике, и пошли изучать стационарные аттракционы. У нас в руках расписание начала шоу, так что можно сориентироваться, куда идти в первую очередь.

Studio and Visual effects. Зал на пару тысяч мест, как минимум. Нож вонзается в руку ассистентки, с обильно вытекающей из раны кровью, как положено. Ведущие рассказывают о получении различных эффектов при съёмках, о наложении цифровых эффектов фоном, один из них надевает цифровой костюм с датчиками, а под конец космонавт на полётном устройстве болтается над залом. Довольно примитивно, но народ принимает с энтузиазмом. Ведущий приглашает из зала зрителей для участия в моделировании эффектов, желающие находятся моментально. В этом тоже проявляется черта характера американцев, никакой зажатости, всегда готовы вовлечь себя в действие.

Шоу «Терминатор» – ещё один огромный зал, каких в Universal studios не меньше шести-семи, на мониторах рекламируют некую cyberdine system, при помощи которой смоделировано это представление. На трёх экранах, охватывающих зал, показывают в 3D сцены из фильма с элементами живого шоу, то Шварц с мальчиком выезжают из экрана на мотоцикле, Шварц при этом постреливает по сторонам, то уезжает обратно, кресла под нами трясутся. Вспомнил я, что Арнольд Шварцнеггер длительное время был губернатором Калифорнии и подумал: «А что, если бы у нас Путин на мотоцикле разъезжал, паля из Калаша? Нет, он у нас скорее будет с истребителя трассирующими лупить»

Следующий аттракцион – Симпсоны. Не думал, что меня так легко можно обмануть! Заходим в комнату, посредине стоит кабинка с сиденьями, вещи персонал советует прислонить к стеночке. Кофр мой, например. «Ага! – думаю я – Сейчас в кабинку сядем, улетим, а пока будем в полёте, кто-нибудь к моему кофру с фототехникой ноги приделает!» И действительно, створки на потолке открываются, кабинки поднимаются из своих комнат в общее пространство и так и остаются висеть, каждая над своей посадочной комнатой. Перед нами огромный экран во весь небосвод и… полетели. То мы несёмся вниз, то взмываем в небо, то просто падаем. Прекрасно понимаю, что всё это происходит на экране, но мозг даёт себя обмануть – лететь вниз страшно.

На каждом шагу множество заведений общепита, я выбрал мексиканский. Еда здесь предлагается по следующему признаку: всё, что есть, из разных плошек, в одну тарелку. Мелкая яичная стружка, капуста, тушёная фасоль, мясо, острый перец, соус из авокадо, соус из томатов и ещё отдельно в пакете соус, на выходе стоят ещё несколько соусов. Мешанина полная! В тарелке из хлебной лепёшки. Чтобы лучше представить – в школьной столовой у мойки стояло ведро для пищевых отходов, в которое сметали все остатки, из разных блюд. Вот что-то очень похожее. Сели на открытом воздухе, под навесом от солнца. Пригляделся, а вокруг нас одни латинос, или мексы, как Вам больше нравится. Подкрепившись, пошли осваивать нижний уровень, туда ведёт длинная лестница-эскалатор, пока спускаемся видна панорама Лос-Анджелеса и корпуса Universal studios на переднем плане, а дальше Warner brothers и студии Уолта Диснея. Везде на площадках для отдыха стоят вентиляторы, совмещенные с парогенераторами, можно зайти в такое влажное облачко и остудиться.
Так или иначе, технически аттракционы повторяются: видео в 3D, ветер, вибрации кресел, брызги воды для натуральности. В «Трансформере» очень натурально срываешься с крыши небоскрёба и летишь вниз, в «Шреке» к шевелящимся рядам добавили эффект ветерком по ногам, как будто тараканы по тебе побежали, в «Мумиях» на тележке носимся в кромешной темноте, а красные лампочки в глазах страшилок не очень впечатляют. Закончили принятием водных процедур, прокатившись на лодке в «Парке Юрского периода». Один раз посетить можно, интересно, но не уверен, что надо повторять.

Наконец победили автомат с Проактивом! Он великодушно дал нам две упаковки с кремом, только сообщил, что квитанцию выписать не сможет, наверное, тоже пытается от налогов откосить!

Платить десять баксов за банку пива в минибаре рука не поднимается, поэтому ножками-ножками в аптеку CVS Pharmacy – вино, коньяк, пиво, статуэтки Оскара и… немного лекарств. Девушки очень крупных форм в коротюсеньких шортах и чулках в клетку прервали своё дежурство на аллее звёзд и пришли в аптеку подкрепиться едой и напитками. Ящик Будвайзера из 12 банок стоит столько же, сколько одна банка в гостинице! Знаю, что физически выпить не успею, но ящик взял! Чтобы добро не пропадало, несколько банок из того ящика долетело до Москвы и, по-моему, до сих пор хранятся в ящике под телевизором на кухне.

Наконец мы попали в The Grill – крабовые кейки, устрицы (как всегда хороши) и лобстер биск. Рад, что не перегнул с количеством еды в отличие от Тани и Кати. После ужина решили выполнить задачу, поставленную Галиной, отправились на кровать загадывать желания. Это символ Голливуда. Галина во время экскурсии на всякий случай пояснила, что кровать не символизирует, что в Голливуде всё достигается через постель, а то, что в постели к Вам приходят сны и мечты, которые реализуются Голливудом. Койка большая, человек пять точно можно уложить, белая и жёсткая.

Магазин за 5$ не прошёл второй раз, не под настроение.
 

01.08.12 Good bye, America!
 

Завтрак. Вчера я, чётко чеканя слова, сказал – one side fried eggs, for me three, for lady – two! Приносят по три каждому, обжаренные с двух сторон. Понятно, в Эквадоре нам делали также. Но эквадорцы не делают шаттлы и боинги! Сегодня ситуация ухудшилась – я попросил томатный сок, по которому заскучал. Мне принесли полный стакан… льда, редкие пустоты между которым заполнил очень холодный томатный сок, в очень незначительных количествах. Я объяснил – я просил juice, not ice. OK! Мне принесли ещё один сок, слава богу, без льда, но он и так сильно холодный! В счёте обнаружил запись: «Tomato juice – 2 х 4$ и gratuity не забудь!»

Домой! Как можно быстрее!

Спустился на ресепшн к своему знакомому Джастину. За стойкой – другой человек. А где Джастин? Он будет работать после 15-30. Но вчера он мне сказал, что будет работать с 6-30 утра. И денег я ему дал. Два дня общался. Вчера вечером он меня лично заверил – с утра займусь твоим вопросом.

Что происходит в этой стране? Домой!!!

Собрали вещи, с Женей сходили в центр к лестнице – сняли знаменитые буквы на скале. История их появления такова: в начале прошлого века какая-то фирма, торгующая недвижимостью, установила рекламу – HOLLYWOODLAND. У них была сложная и долгая история, то в какую-то букву врезались, то они ржавели, то их срывал ветер. Ещё и жителям вокруг очень не нравилось, что их – 13. Кстати, американцы боятся примет – цифры 13 нет в этажах гостиниц, названиях улиц и т.д. В результате остаток LAND был продан на аукционе. Хью Хефнер купил и установил у себя на вилле, как элемент оформления вечеринок. А буквы стали символом, торговой маркой империи грёз из Калифорнии. Главное место на Hollywood boulevard перед китайским театром, там, где звёзды оставили отпечатки своих рук и стоп. Нашли Джонни Деппа и Женя залёг на плите. За ним сразу выстроилась очередь из китайцев. Любят они лечь посреди дороги у звезды.

Встретились с Таней и поехали в Best Buy на La Bria, таксистом оказался армянин. Они разные, некоторые обманывают. Помните? Я удивился почему стоимость поездки в UA и обратно была разной? Потому что счётчики подкручивают! Вот и нынешний, который почему-то говорит только на английском, но счётчик крутится явно быстрее, чем как мы ездили на других машинах. Ладно, заплатил.

В Best buy только телефоны с контрактом, поехали в Apple. Там и купили телефон для Кати, по сравнению с контрактным на 300$ дороже. На ходу съели по хот-догу (как они меня достали!) и поймали такси-минивэн. На табличке имя – Vladislav Inger. Редкий русский среди русскоязычных таксистов. Он то и подтвердил:

– Подкручивают!

– А как бороться? – спрашиваю я.

– Очень просто: позвонить в компанию и настучать. Вернут 100$, извинятся, и сильно вздрючат водителя, для начала на 500$, а при повторном случае лишат лицензии, которая стоит 60 000$. Для сравнения – лицензия в Нью-Йорке стоит около миллиона.

Я предложил ему отвезти нас в аэропорт, тем более у Владислава редкая машина, в которую может влезть весь наш багаж. Пока он ждал нас у гостиницы, служащий успел спросить с него 5$. Когда он объяснил, что он нас сюда привёз, а не получил заказ прямо здесь, отстали. Владислав рад поговорить: про улицу, где расположены ремонты машин, про людей, которые ими владеют.

– С какими деньгами в Америке жить комфортно?

– 15 000 в месяц.

– Где поесть?

– В русском ресторане за еду заплатишь 15 долларов и официантке десятку – отличный ужин.

– Почему армяне идут в таксисты?

– Думать не надо! Язык можно не учить, ничего не уметь, а на жизнь заработать можно.
Большая часть дороги из города проходит по уже хорошо известной нам улице La Brea, Владислав акцентирует внимание на том, что он знает, как доехать до аэропорта быстрее и, соответственно, сэкономить деньги клиента. Доехали минут за 40, каково моё удивление было, когда я увидел буквально в паре миль от аэропорта поле с нефтяными качалками.

Лос-Анджелес – это американский Ханты-Мансийск?

Аэропорт не поразил, но мы зашли в его маленькую часть – терминал 2, паспортный контроль отсутствует, никто не ставит штампы в паспорт, только на стойке регистрации у нас оторвали приклёпанные к паспортам листочки от въездной анкеты. В бизнес-зале есть нечего – только оливки, на них налегаем, почти три недели не видели нормальной пищи. В городе не успел купить статуэтку Оскара для Володи Верендеева и уже успел расстроиться, но Катя всё-таки нашла в сувенирных магазинах аэропорта – быть Верендею лауреатом Оскара!

 

11.10.2012. Андреевка